oбзор

Обзор: ИТ в транспортной отрасли 2017

Николай Ситников

Николай Ситников:

Построение сквозных процессов в строительстве дорог остается непаханым полем для автоматизации

Информационные технологии могут помочь снизить стоимость строительства дорог, сделать его прозрачным для инвесторов. О технологии Process Mining и недавно появившихся на российском рынке решениях на ее основе в интервью CNews рассказал Николай Ситников, директор по развитию продуктов «РАМАКС Интернейшнл».

CNews: Как вы оцениваете уровень информатизации транспортной отрасли в России?

Николай Ситников: Информатизация транспорта – это очень широкая тема. Когда мы говорим о транспорте в целом, то сразу начинаем мыслить стратегически и запускать космические корабли. Но транспорт транспорту рознь – есть автомобильные дороги, железные дороги, авиация, морской транспорт, который традиционно даже не относят к этой категории.

Поэтому я предлагаю поговорить не о стратегических задачах, таких как беспилотные поезда и автомобили – об этом уже много сказано, и все знают, как это важно. Мы все хотим иметь более умные вагоны, машины, поезда, автобусы, фуры – что угодно. Однако, на мой взгляд, ключевым является развитие транспортной сети. Если это авиация, то речь может идти о строительстве аэропортов. Если автомобильная или железнодорожная отрасль – то об авто- и железных дорогах.

И здесь ИТ существуют в двух плоскостях. Первая – это умные дороги и все необходимое для запуска беспилотников, которых все так ждут. Вторая – это информатизация процесса развития и эксплуатации дорожной инфраструктуры. И об этом говорят существенно меньше просто потому, что до самого последнего времени на рынке не существовало хорошего ИТ-решения.

Мы все хотим иметь хорошие, красивые и широкие дороги по всей стране, мечтаем, чтобы в городах не было пробок. При этом надо четко понимать, что строительство дорог – это чрезвычайно ресурсоемкое дело, требующее дотаций государства несмотря на платные парковки, систему «Платон» и прочее. И информационные технологии могут помочь снизить стоимость строительства, сделать его прозрачным для инвесторов и таким образом привлечь дополнительные средства.

CNews: Об информатизации каких процессов идет речь?

Николай Ситников: Речь идет об автоматизации и оптимизации процесса строительства и эксплуатации дорожно-транспортной сети. Сегодня управление этим процессом осуществляется традиционным способом – выбрали подрядчиков, отвечающих за определенные этапы работ, подписали контракты, создали какую-то систему отчетности. Каждый подрядчик выполняет свою работу, но сквозные бизнес-процессы проконтролировать фактически невозможно.

Давайте в качестве примера поговорим про строительство автодорог. За развитие дорожной сети в целом отвечает Росавтодор. У него имеется карта дорог, стратегия их развития и утвержденный государством план. Процесс строительства требует огромных капиталовложений и длительного времени. Понятно, что им необходимо управлять. Но сегодня все, что может заказчик – это отдельно запланировать дорогу, отдельно ее спроектировать, отдельно построить и сдать. Никто не видит процесса целиком, потому что он состоит из огромного количества кусков, выполняемых разными организациями, и слишком растянут во времени. А ведь именно в момент перехода обязанностей от одной компании к другой из-за несогласованности действий, неполного обмена информацией и множества несовпадений теряются очень существенные деньги. Таким образом, построение сквозных процессов до настоящего времени остается непаханым полем для автоматизации.

CNews: Речь идет о создании системы государственного уровня?

Николай Ситников: В идеале, конечно, это должна быть государственная информационная система. И она должна позволять автоматически контролировать все бизнес-процессы.

К примеру, что происходит сегодня в крупных компаниях? Приходят аудиторы, выясняют, кто чем занимается, рисуют красивую диаграммку. И мы надеемся, что она соответствует действительности и отражает эту действительность в актуальном состоянии. Неправда ни то, ни другое. В крупной компании аудиторы не могут ни опросить всех, ни убедиться, что никто ничего не забыл рассказать, ни обновлять полученные данные по мере их изменения.

При создании государственной дорожной сети такая схема вообще не работает. И эксперты, которым свойственно быть оптимистами, на вопрос, как часто все идет не так, как ожидалось, приводят цифру 2%. Если же попробовать ответить на этот вопрос, основываясь на реальных данных, то они превратятся в 15-20%. И тот, кто сможет эти 15-20% превратить в 1-2%, сэкономит реальные деньги.

До самого последнего времени на рынке не было представлено ни одного продукта, автоматизирующего все этапы создания дорожной сети. До тех пор пока в 1997 году не появился Process Mining – технология, предназначенная для поиска последовательности событий. И поскольку уровень автоматизации каждого отдельного этапа строительства дорог достаточно высокий, мы можем выгрузить данные из этих систем, обработать их специальными математическими алгоритмами и получить описание всего процесса, в котором будут видны лишние циклы, задержки и прочие события, которые привели к лишним тратам. И тогда у нас появится возможность оптимизировать процесс строительства. Прежде всего, сократить его сроки, а значит трудозатраты на его реализацию.

Кроме государства, в системах такого уровня могут быть заинтересованы и крупные государственные организации, например, РЖД, которая занимается развитием железнодорожной сети. Process Mining может быть полезен строительным и транспортным компаниям при планировании работ или организации доставки грузов. Например, исследования показали, что использование математических алгоритмов при формировании логистической сети позволяет добиться как минимум 10-процентного роста ее пропускной способности. Дело в том, что любой человек, составляя график доставки, руководствуется общепринятыми правилами и по этой причине может упустить из виду эффективное, но нестандартное решение. А система руководствуется исключительно понятиями «это можно, а это нельзя» и тщательно просчитывает все варианты.

CNews: То есть технология Process Mining способна не только описывать процессы, но и планировать их?

Николай Ситников: Да, можно не только практически поминутно описать бизнес-процесс, но и оптимизировать его, оцифровав все формальные и неформальные правила, которые сегодня существуют лишь в головах у планировщиков, прорабов, начальников бригад – не важно, как называется должность этих людей. И тогда ситуации, когда вся бригада пьет кофе потому, что ей вовремя не привезли стройматериалы, будут случаться все реже и реже.

CNews: Вы упоминали о том, что Process Mining появился на рынке относительно недавно. Насколько это зрелое решение? Можно ли ему доверять?

Николай Ситников: Сегодня технологию Process Mining на рынке предлагает не так много игроков. Как и с другим ПО, есть решения, нацеленные на разные группы пользователей. Так, для консультантов или для разовых проектов внутри корпораций популярны решения Fluxicon Disco и QPR Process Analyzer. Есть облачные решения, нацеленные на небольшой бизнес и разовые проекты, – это MyInvenio. Есть подсистемы в составе других решений, которые используют алгоритмы Process Mining, – ARIS и Signavio.

Из серьезных универсальных решений для регулярного использования корпорациями в рамках непрерывной оптимизации бизнес-процессов есть только одно - Celonis Process Mining. Мы являемся партнерами немецкой компании Celonis, одной из немногих, которая разработала решение, позволяющее описывать сквозные бизнес-процессы в области строительства транспортной сети. Альтернатива – бесплатная программа, свободно распространяемое программное обеспечение, которое потенциально тоже может использоваться в этой области, но только в очень ограниченном объеме, поскольку оно создавалось для науки.

Что касается оптимизации планирования, здесь проблема не в программном обеспечении – его предлагает множество вендоров, например, SAP. Самое сложное – описать с помощью формул все условия, которые необходимо соблюдать при планировании. Это требует наличия специально обученных специалистов, которые умеют это делать. И в нашей компании они есть. Они более 10 лет работают в области Process Mining и умеют решать самые сложные задачи.

Если говорить про опыт использования таких решений, то в США они достаточно широко применяются в области коммерческих перевозок. Весьма актуален Process Mining в любой стране при строительстве дорог (Construction Project Management & Optimisation). В США есть стандарт спецификации состава работ (совместный с Канадой), который позволяет использовать типовую модель оптимизации проектов в разрезе времени и ресурсов. Но как только решения перестают вписываться в типовые с точки зрения состава работ, а не с точки зрения параметров самого объекта строительства (а в РФ около 80% решений в них не вписывается), работа типовых моделей останавливается, и планировать начинает человек. Поэтому в России пока нет таких решений.

Европа и Австралия используют Process Mining для оптимизации развития транспортной сети. Особенно Австралия, где большую часть континента занимает пустыня, и государству приходится обеспечивать сообщение между городами, строя дороги в сложных условиях. Немецкие железные дороги используют такое решение для оптимизации процесса эксплуатации. Достаточно широкое применение Process Mining получил в промышленности. Например, благодаря ему компания Siemens смогла добиться 20-процентного роста эффективности производства. Российские компании пока только присматриваются к новой технологии. Например, один из крупнейших российских авиаперевозчиков планирует использование Process Mining для оптимизации процесса наземного обслуживания воздушных судов.

CNews: Сколько времени потребуется для того, чтобы получить реальный экономический эффект от внедрения технологии, скажем, в крупной авиакомпании?

Николай Ситников: Первые результаты, даже на сложных информационных ландшафтах, могут появиться уже через квартал после внедрения. И они будут количественными, а не качественными. А дальше все зависит от того, готов ли менеджмент вносить изменения в бизнес-процессы. Если готов, то реальный экономический эффект будет заметен еще через месяц.

Дело в том, что подобные решения должны внедряться не по инициативе ИТ-специалистов – они выступают лишь центром компетенции в области Process Mining. Во главе проекта должен стоять руководитель с достаточными полномочиями для того, чтобы превращать найденные зоны оптимизации в реальные бизнес-изменения.

CNews: Сейчас строительство дорог все чаще осуществляется по модели государственно-частного партнерства. Чем технология Process Mining может быть полезна инвестору?

Николай Ситников: Частные компании с осторожностью относятся к партнерству с государством. Например, у ведущей российской компании, специализирующейся на строительстве и эксплуатации платных дорог, существует множество дочерних организаций. Одна занимается проектированием, вторая – проведением торгов, третья – инвестированием, четвертая – контролем, пятая – эксплуатацией и т.д. И коммерческий партнер вынужден общаться с каждой по отдельности, что неизменно превращается в лишнюю головную боль и несет с собой дополнительные риски. Которые, естественно, закладываются в стоимость работ.

Если бы потенциальный инвестор имел возможность видеть сквозные бизнес-процессы, он бы чувствовал себя значительно увереннее. Более того, чтобы обеспечить неизменность данных в системе, то есть гарантировать потенциальному инвестору, что никто никогда не сможет их исправить, мы можем предложить использовать блокчейн. Таким образом будет обеспечена прозрачность и на уровне движения финансовых потоков, и на уровне постановки и выполнения задач.

CNews: Что Process Mining дает руководителю?

Николай Ситников: Как правило, у руководителя в голове существует некий эталонный  процесс, и он хочет видеть, насколько ему соответствует реальное положение дел. Сегодня он вынужден изучать отчеты о реализации проекта и в уме сопоставлять их с тем, что, по его мнению, должно происходить.

Мы же предлагаем нарисовать реальную картину с помощью квадратиков, стрелочек, галочек и точечек. При этом картину интерактивную – в любой момент времени по ней можно кликнуть и сказать «вот от этого до этого этапа я хочу укрупнить» или «хочу выбрать все случаи, когда этот цикл повторялся больше трех раз». И самое главное, что в основе этой картины буду лежать не агрегированные, а реальные данные. А значит, можно будет найти конкретного человека, из-за которого срывается план выполнения работ. И не только внутри одной организации, а, например, при передаче работ от одного подрядчика другому.

Таким образом, Process Mining дает возможность оценить не просто абстрактный процент выполнения чего-либо в указанный срок, а обеспечивает прозрачность всех действий. И это дает возможность своевременно принимать меры, основываясь на конкретных данных. 

Вернуться на главную страницу обзора