Михаил Захаров

Михаил Захаров:
Планшеты и ультрабуки борются за предпочтения потребителя

Михаил Захаров, руководитель продуктового направления АРМ «ДоксВижн» рассказал в интервью CNews о роли корпоративных мобильных приложений в эффективности бизнеса, удобстве ультрабуков для бизнес-пользователей и защите служебных данных на мобильных устройствах.

CNews: Что такое корпоративные мобильные приложения, что они включают в себя? Какие виды мобильных решений для бизнеса сейчас есть?

Михаил Захаров: Корпоративные мобильные приложения – это программное обеспечение, предназначенное для выполнения должностных задач сотрудника через мобильное устройство. Для каждого сотрудника под этот критерий попадают совершенно разные продукты. Например, электронная почта может и не являться корпоративным мобильным приложением, для складского работника, который осуществляет инвентаризацию, потому что у него в ней нет необходимости.

При обсуждении мобильного характера работы, в настоящее время, в подавляющем большинстве случаев понимают работу офисного сотрудника. Давайте в этом разговоре ограничимся именно таким взглядом на эту тему.

Корпоративные мобильные приложения включают в себя обязательный минимум. Это средства связи (электронная почта, голосовая связь, передача сообщений) и средства работы с документами (мобильный офис). Дополняют этот базовый уровень средства работы с заданиями: постановка заданий, контроль и исполнение, инструменты для согласования документов, CRM-системы, средства для проведения телеконференций.

Необходимо отметить и инфраструктурную часть – сопутствующее программное обеспечение. Это средства для администрирования мобильных устройств (Mobile Device Management), средства для защиты каналов связи и данных на самих устройствах.

CNews: Какую роль мобильных устройств вы видите в бизнесе? И каково их будущее?

Михаил Захаров: Когда пришли планшеты, форм-фактор которых был более удобен для работы, нежели у смартфонов, пользователи начали применять их для всех своих задач, включая редактирование документов. Но после того как первая волна интереса пошла на спад, пользователи стали более рационально подходить к вопросу применения мобильных устройств, оценивать то, для чего им действительно может быть полезно их использовать.

Роль мобильных устройств в будущем – это, прежде всего, информирование пользователя о каких-то событиях, при которых он должен выполнить определенные действия. Мобильное устройство – это персональный ассистент. Да, именно тут мы можем вернуться к забытой аббревиатуре PDA – Personal Digital Assistant. В связи с этим, производителям программного обеспечения следует разрабатывать свои продукты не в концепции «панели управления» (выберите то, что хотите сделать), а в концепции «информационного стенда», когда приложение само говорит пользователю, что нужно сделать в то или иное время – например, согласовать документ или ответить на письмо.

Мобильные бизнес-решения – это, в большинстве случаев, вспомогательный инструмент. Конечно, есть ситуации, когда рабочее место сотрудника само по себе находится «в поле», например, мобильные офисы банков.

CNews: Что замедляет, на ваш взгляд, рост рынка корпоративных мобильных приложений?

Михаил Захаров: На мой взгляд, фактором замедления является отсутствие выработанных общих подходов к использованию мобильных устройств в бизнесе. Начиная от оценки возврата инвестиций на внедрение такого решения, заканчивая отсутствием практик администрирования такой инфраструктуры. После того как эти вопросы будут в полной мере осознаны бизнес-сообществом, интерес к таким продуктам возрастет.

CNews: Как меняется рынок мобильных решений? Что нового, какие тенденции, тренды?

Михаил Захаров: На первом этапе прихода в бизнес мобильных устройств, обеспечивающих приемлемый характер работы, действия производителей бизнес-приложений были достаточно хаотичны. Все стремились попасть на этот рынок, и первой реализуемой идеей было создание мобильных клиентов для основного ПО. После того, как первый пик интереса был пройден, все стали обращать внимание на сценарии работы пользователей и на то, в каком режиме они работают с устройствами.

Вместе с приходом этой условной «второй волны» возник вопрос об администрировании парка устройств, в том числе и тех, которые являются собственностью сотрудников, но которые они используют в работе. Сейчас при рассмотрении мобильных бизнес-решений все больше внимания уделяется разделению частной и корпоративной информации на устройстве, средствам доставки приложений и удаленного совершения операций. Все вышеперечисленное относится к понятию Mobile Device Management.

Все это также касается и программной составляющей решения. Однако не стоит забывать тренды в аппаратной части. В конце 2012 г. и начале 2013 вся IT-отрасль делала ставку на планшеты. Данные устройства считались сильными конкурентами на бизнес-рынке. Легкие, с длительным временем работы, с большим экраном – они стали идеальными помощниками в пути. Эта тема не обошла стороной и производителей программного обеспечения. Настрой на рынке требовал поддержки этих устройств, и, не уделяя внимания этому, можно было стать аутсайдером.

Но не будем забывать о том типе устройств, что уже почти были сброшены со счетов, – о ноутбуках, а точнее – ультрабуках. Они сверхлегкие и, главное, дающие реально большое время автономной работы, вплоть до полного рабочего дня. Технологии производства мобильных платформ, в особенности от лидера Intel, стали настолько совершенны, что эти устройства стали конкурировать по параметрам мобильности с планшетами. Их вес – около килограмма, толщина – 10 мм, время автономной работы – свыше 9 часов. Прибавим к этому привычную архитектуру x86, полноценную операционную систему, бесшовно интегрируемую в корпоративную сеть, и мощную начинку (процессоры Core i3, i5, i7 и от 4Гб оперативной памяти), клавиатуру, более удобную, чем экранная, и уже не так очевидно, планшет или ультрабук выйдет победителем в схватке за предпочтения потребителя.

На рынке есть целый ряд ультрабуков, дающих новое качество для бизнес-пользователей. Asus Zenbook Prime, Macbook Air (уже на новой архитектуре Haswell, до 12 часов автономной работы на той же батарее), Samsung N9. Зачем приобретать планшет для работы, который все же является дополнительным устройством, если можно совместить портативность и полноценную работу?

В последнем отчете Gartner показано, что продажи ультрабуков еще не так высоки, как у планшетов. Но аналитики ожидают смены показателей в четвертом квартале, с выходом Windows 8.1 и переходом производителей ультрабуков на новые чипы.

CNews: Какая платформа, на ваш взгляд, победит – iOS или Android?

Михаил Захаров: Победит та платформа, которая позволит простым способом интегрировать ее в инфраструктуру предприятия и у которой будут самые развитые возможности по управлению устройствами. В бизнес-среде не играет сильной роли фактор наличия большого количества потребительских приложений, как это работает на массовом рынке. В этом случае производители программного обеспечения сами подстраиваются под бизнес-заказчика.

CNews: Как вы решаете задачу юзабилити?

Михаил Захаров: Удобство работы с продуктом складывается из понятного интерфейса и удобной логики работы. Под вторым я подразумеваю логичный порядок чередования действий пользователя.

Задача создания удобного продукта решается через применение юзабилити-тестирования. В нашей компании оно состоит из двух этапов. Первый этап – «коридорное тестирование». Оно производится, когда продукт находится на стадии проекта. Выбирается ряд сотрудников, которые по роду своей деятельности могут использовать приложение, и на прототипе проверяется логичность интерфейса.

Второй этап производится уже после выпуска продукта во время первого внедрения. В ДоксВижн существует практика сопровождения ранних внедрений (Early adoption). Во время такого проекта мы получаем информацию не только о функциональности и качестве продукта, но и о его удобстве для конечных пользователей. Выводы по результатам этого этапа находят отражение в следующих версиях.

CNews: Какие требования сейчас предъявляются к решениям? Как они используются в бизнесе?

Михаил Захаров: При внедрении организации должны учитывать следующие критерии.

Во-первых, это поддержка используемых по факту мобильных платформ. Планшеты iPad, устройства на Android, iPhone или, может быть, устройства Blackberry.

Во-вторых, возможность работы в офлайн-режиме. Несмотря на распространённость беспроводных сетей связи, не всегда эта связь качественна. А в некоторых местах, как, например, в самолете, ее может и не быть.

В-третьих – поддержка безопасности. К этому критерию относятся как безопасное хранение данных, так и безопасная их передача. Кроме того, важно, чтобы при внедрении мобильного бизнес-приложения его серверная часть не создавала дыру в безопасности организации, и, как минимум, могла быть вынесена в демилитаризованную зону (DMZ).

CNews: Много вопросов возникает насчет безопасности решений защищенности корпоративных данных. Как вы решаете эту проблему?

Михаил Захаров: При проектировании мобильных бизнес-решений безопасность рассматривается в двух плоскостях. Безопасность канала передачи данных и безопасность самих данных на устройстве. Безопасность канала передачи данных обеспечивается либо шифрованием траффика данных, например, через HTTPS протокол, либо через организацию VPN туннеля (опять же зашифрованного) во внутреннюю сеть организации. Именно оба этих способа применяются в наших продуктах.

Безопасность данных на устройстве обеспечивается тремя способами. Шифрованием средствами самой операционной системы – это самый простой и экономичный способ. Шифрованием данных приложением и шифрованием данных средствами удаленного управления устройствами (MDM). Первые два способа реально применяются на практике различными производителями.

Отдельно можно отметить задачу организации безопасного доступа в интрасеть компании. То есть защиту корпоративных данных внутри организации при развертывании мобильных рабочих мест. Эта задача решается, как правило, также средствами VPN.

CNews: Почему мобильные бизнес-приложения такие дорогие, особенно если сравнивать с мобильными приложениями, которые продаются на App Story и Play Market?

Михаил Захаров: Очень актуальный вопрос. Более того, с ним я встречаюсь постоянно в своей работе. Часто он выглядит в форме непонимания: почему за приложение я должен заплатить десятки тысяч рублей, когда программы из магазина приложений стоят максимум несколько сотен?

Давайте рассмотрим расходы на мобильное программное обеспечение в длительной перспективе. Если говорить о потребительском ПО, то трата на его приобретение – это чистые расходы. Вы практически не конвертируете использование приложений в деньги. Даже в случае, если это мобильный редактор текста. Максимум, что можно получить – индивидуальную эффективность труда.

Теперь рассмотрим бизнес-продукты. Они всегда предназначены для коллективной работы. Это приводит к следующим выводам. Во-первых, использование мобильных бизнес-приложений влияет на эффективность процессов предприятия в целом. Например, позволяет руководителю согласовывать документы, не находясь на рабочем месте, используя документооборот на планшете. Это сокращает время прохождения документа, увеличивая скорость обслуживания заказчиков и конкурентоспособность предприятия в целом.

Таким образом, приобретение мобильных приложений для бизнеса является инвестициями в будущую эффективность, которые окупаются. Если Вы не верите в их окупаемость, бессмысленно вообще тратить на них деньги, пусть даже и маленькие.

Во-вторых, вместе с мобильными приложениями вы получаете не только продукт, но и правильную методологию работы, экспертизу, что тоже немаловажно.

CNews: Из ваших слов можно понять что постепенно доля пользователей, работающих с «универсальным» клиентом СЭД будет убывать, а пользователей приложений СЭД, в том числе на мобильных платформах – расти. Какая доля пользователей сохранится у универсального клиента и что это за пользователи?

Михаил Захаров: Да, именно так. Пользователи все чаще отказываются от универсальных многофункциональных приложений-рабочих мест в пользу приложений с ограниченным набором функций, соответствующих задаче пользователя. Это связано с тем, что подобные продукты легче в освоении, так как их интерфейс проектируется под определенные сценарии. Также, как правило, они более производительны. Причем эта тенденция есть не только на рынке СЭД, но и в любой другой области. Например, для меня наиболее востребованным инструментом для набора текста является Блокнот, а не текстовый процессор. Из всех пользователей останется не более 10%, которые имеют либо обширные сценарии работы, либо они заранее не определены: делопроизводители, аналитики, юристы. Из этого следует один важный вывод для производителей. Стоит более пристально посмотреть какие роли и группы пользователей работают с продуктом, и предлагать решения заточенные на определенный набор операций, так мы сделали в нашей новой линейке мобильных приложений.

Вернуться на главную страницу обзора