BYOD станет принудительным

BYOD станет принудительным

Ажиотаж вокруг концепции BYOD и желание сотрудников работать непременно со своего мобильного устройства могут привести к неожиданным и даже негативным последствиям. Обрадованные сокращением расходов компании вскоре начнут буквально требовать от сотрудников наличие собственного гаджета для работы.

Пока обсуждается, стоит ли разрешать сотрудникам использовать личные устройства для доступа к корпоративной информации, все идет к тому, что ситуация вскоре изменится с точностью до наоборот: исследование Gartner показывает, что 38% компаний к 2016 г. откажутся от закупки мобильных устройств для своих пользователей.

То есть вместо того, чтобы сотрудник спрашивал: «Разрешите мне использовать свое устройство для работы», работодатель будет говорить: «Вы обязаны иметь устройство с характеристиками, которые мы вам назовем, чтобы быть принятым на эту должность».

Прогноз динамики развития BYOD

k1.png

Источник: Gartner, 2013

Впрочем, ничего нового. В средневековье рыцарь, чтобы быть принятым на службу королю, сам должен был купить себе все вооружение и экипировку. И в наше время настоящие профессионалы пользуются собственными инструментами, чтобы лучше выполнять свою работу – каменщики, плотники, хирурги, стоматологи, чертежники и представители других профессий. Хороший инструмент дает конкурентное преимущество, будь это обычный молоток или новейший смартфон.


Поэтому даже удивительно, что использование людьми собственных мобильных устройств вызывает такой ажиотаж и объявлено новой концепцией – Bring Your Own Device, BYOD. Никто же не поспешил объявить BYOC (Bring Your Own Computer) или BYOP (Bring Your Own Phone) глобальным трендом, хотя по сути это одно и то же.

Динамика популярности запроса BYOD на Google

k2.png

Источник: Google Trends, 2013


Это тем более странно, что к использованию личных компьютеров и ноутбуков все давно привыкли, сегодня в некоторых странах более 50% от их числа принадлежат сотрудникам, а не организациям, не говоря уж о мобильных телефонах. Почему-то именно смартфоны и планшеты вызвали революцию – в чем причина?

Проникновение BYOD в странах

Источник: Gartner, 2013


Интересно отметить, что в развитых странах, таких как США, Великобритания и Канада, уровень проникновения BYOD значительно ниже, чем в странах БРИК (за исключением России).


Прежде всего, играет роль экономический фактор: более богатые западные компании могут себе позволить покупать мобильные гаджеты для своих сотрудников, считая это разумной инвестицией в развитие бизнеса. Также вполне возможно, что это следствие общей корпоративной культуры и отношения работодателей к своим сотрудникам и связано с более высокой конкуренцией между самими специалистами в развивающихся странах.

Россия на этом фоне стоит особняком. Можно предположить, на низкий уровень проникновения BYOD влияют несколько факторов: завышенные требования работников к компаниям, которые должны обеспечить их всем необходимым для работы (ментальность советского периода), избыточные ограничения по безопасности, основанные на устаревших требованиях и слабая развитость корпоративных мобильных сервисов для сотрудников, поскольку внимание разработчиков сосредоточено на создании мобильных рабочих мест для высшего руководства.


Верхи хотят управлять по-новому


Когда руководители получили в подарок на Рождество 2010 г. iPad I, а потом принесли его на работу после праздников, мир изменился, написал Джон Манчини (John Manchini), президент AIIM в своем манифесте OccupyIT в 2012 г. Появление планшетов послужило толчком к трансформации корпоративных ИТ потому что руководители впервые стали обычными пользователями и увидели, что это может быть просто и удобно, – и потребовали это от своих CIO.

Существенным отличием феномена BYOD от всех остальных случаев использования личных инструментов в работе оказалось то, что планшеты и смартфоны – это инструмент топ-менеджера, а не простого специалиста. Как известно, реформы сверху имеют больше шансов быть успешными – в дело сразу был включен «административный ресурс».

В этом смысле пример России особенно показателен – концепция BYOD начала внедряться на самом высоком уровне: впервые планшет iPad появился у Дмитрия Медведева весной 2010 г. Тогда Медведев, бывший президентом России, заявил, что те, кто пытается закрыться от технологий, совершают ошибку и лишают себя удовольствия. В том же году глава Apple Стив Джобс лично подарил ему смартфон iPhone 4 за день до официальной премьеры телефона в США.

Вслед за президентом, iPad'ами обзавелись все крупные чиновники и бизнесмены, которые хотели не просто читать электронные книги или новости, а управлять своей организацией при помощи привычного и удобного для них устройства. Корпоративными ИТ и службам безопасности не осталось ничего иного, как взять под козырек и исполнить поручение руководства. В российской истории это, пожалуй, единственный случай, когда новейшие западные технологии, минуя все рогатки спецслужб, попадают в руки самого высокого начальства и начинают широко использоваться.

Выводы аналитиков свидетельствуют, что сотрудники, использующие личные устройства, работают более производительно, чем корпоративные пользователи, которым эти устройства выдали от компании. Причины такого разрыва, видимо, еще предстоит выяснить. Можно предположить, что основным фактором является различие во внутренней мотивации этих сотрудников, потому что с технической стороны нет никакой разницы между, например, iPad, купленным за казенный счет или за личный. Если устройство используется для доступа к корпоративной информации, то требования по безопасности будут одинаковыми вне зависимости от его принадлежности. Справедливо и обратное: сотрудники, которым устройства выдали, используют их в личных целях для развлечений и серфинга в интернете.

Вероятнее всего, сторонники BYOD в целом являются более активными во всех аспектах жизни, а не только в том, что касается их работы, и не хотят ждать, пока их компания закупит для них мобильные устройства, они готовы действовать немедленно.


BYOD бывает разный


Компании поддерживают BYOD по-разному, одни просто не препятствуют сотрудникам читать электронную почту, для других BYOD – элемент ИТ-политики, которая проводится осмысленно и последовательно, как, например в "Дойче Банке". Можно рассмотреть два основных сценария поддержки BYOD в организации.

В первом случае реализуется базовая поддержка – пользователи получают доступ с личных устройств к некоторым корпоративным сервисам, чаще всего к электронной почте и веб-приложениям (которым по большому счету все равно, на каком устройстве работать). Если какое-нибудь приложение запускается только под Internet Explorer, то мобильные пользователи не могут с ним работать, и это вряд ли кого волнует.

Другой сценарий – мобильность вообще как стратегическое решение и BYOD как элемент этой стратегии. В этом случае компания больше заботится о безопасном доступе к данным с мобильных устройств и проводит целенаправленную политику на использование сотрудниками личных устройств для их же удобства. Разумеется, все корпоративные приложения тестируются на мобильных ОС и, если нужно, дорабатываются.

Согласно Gartner, высоко оценивают удовлетворенность текущей политикой в отношении BYOD только 25% ИТ-руководителей, 60% дают посредственную оценку, а 15% совершенно не удовлетворены ею. Поэтому можно сделать вывод, что уровень зрелости BYOD остается пока низким и все, что мы имеем в большинстве случаев, это базовая поддержка. До стратегических решений многим компаниям предстоит долгий путь.

Исследование Forrester, выполненное в 2012 г., показывает, что 70% компаний считают рост продуктивности одним из ключевых факторов в пользу принятия концепции BYOD. Однако ко всем расчетам роста продуктивности и окупаемости инвестиций, сделанным на основе оценки экономии времени и последующем умножении числа сэкономленных минут на стоимость рабочего времени, следует относиться очень осторожно. Ибо нет никаких гарантий, что люди станут использовать высвободившееся время для какой-то продуктивной деятельности, а не для чтения своей ленты в Facebook или для игр. Поэтому экономический эффект лучше оценивать по изменению KPI после введения политики BYOD в организации. Но опять-таки, удастся ли отделить эффект BYOD от влияния на бизнес экономического климата в целом?

Очевидным в этой ситуации остается только фактор прямой экономии для компаний – им не надо закупать сами устройства и обслуживать их, не нужно оплачивать расходы на связь и можно значительно сократить расходы на поддержку используя ресурсы сообщества пользователей, вики, форумы и другие варианты ее рационализации.

Мобилизация бизнеса во всех сферах неизбежна, едва ли кто готов с этим сегодня спорить. С другой стороны, сложная экономическая обстановка не позволяет компаниям закупать для своих пользователей любые устройства, которые придутся им по вкусу. Закупка планшетов для чиновников и топ-менеджеров госкорпораций часто воспринимается в обществе негативно, как, например, в случае с недавно объявленным тендером на оказание услуг по разработке мобильного автоматизированного рабочего места председателя правления "Газпрома" за 120 млн руб.

При этом общественность не учитывает, что, кроме покупки самих устройств, требуется провести большую работу по трансформации ИТ-инфраструктуры, чтобы обеспечить из надежное и безопасное использование, а также переработать пользовательские интерфейсы многих корпоративных приложений, все это выливается в действительно внушительные суммы.


BYOD – дело добровольное


При том что концепция использования личных устройств в целом показала свою эффективность, это признают сегодня многие руководители, не следует забывать, что в ее основе лежит принцип добровольности: сотрудники сами решают, использовать ли им личное устройство на работе или нет, а компания только обеспечивает такую возможность и оказывает им поддержку.

По закону, работодатель должен "обеспечивать работников оборудованием, инструментами, технической документацией и иными средствами, необходимыми для исполнения ими трудовых обязанностей" (Трудовой Кодекс РФ, Ст. 22), поэтому настаивать на использовании сотрудниками личных устройств и оплате ими услуг связи ни в коем случае нельзя.

Некоторые пользователи более склонны использовать технику, предоставленную работодателем. Причины этого могут быть различны, например далеко не все сотрудники желают быть доступными вне рабочих часов или просто не желают сами разбираться с установкой и настройкой корпоративных приложений на своем устройстве, считая это обязанностью ИТ.

Негативные аспекты BYOD


Любая технология может приносить как пользу, так и вред, начиная от атомной энергии и заканчивая BYOD. Разумеется, мобильные устройства не вызовут глобальную катастрофу при самом негативном сценарии, однако они могут вызвать много головной боли у ИТ-службы и руководства компании.

Прежде всего, стоит упомянуть о рисках утечки данных и других угрозах безопасности, связанных с мобильными устройствами. При всех достижениях технологии, включая решения MDM (Mobile Device Management), следует признать, что корпоративные устройства проще контролировать. Похоже, что первая волна эйфории от появления новых возможностей уже прошла и период стихийной демократии в области мобильности заканчивается. Компании начинают более трезво оценивать риски и угрозы в мобильной среде, что должно привести к некоторому ужесточению политики.

Другой момент связан с неравноправием пользователей BYOD и возникающим на этой почве дисбалансом. Например, будучи локомотивами внедрения BYOD во многих компаниях, руководители высшего звена имеют доступ к намного более широкому ассортименту приложений, чем их непосредственные подчиненные.

Очень наглядно это прослеживается в сегменте СЭД: поставщики решений все еще предпочитают говорить о «мобильном рабочем месте руководителя», абсолютно игнорируя тот факт, что мобильность также нужна менеджерам среднего звена и специалистам и что планшеты и смартфоны у них уже есть и специально закупать ничего не нужно.
Хотя зарождение BYOD как тенденции можно считать заслугой руководителей высшего звена, интеллектуальные работники быстро последовали их примеру, но покрыть возникшие потребности многие компании оказались не в состоянии.

Причиной этого является чисто человеческий фактор: руководители могут «продавить» нужные им решения, невзирая на сопротивление ИТ и отделов безопасности, а простым сотрудникам не под силу преодолеть корпоративный консерватизм. К тому же динамика развития мобильного рынка слишком высока, чтобы компании успевали адекватно реагировать: еще вчера iPad был символом принадлежности к высшей касте, сегодня уже обсуждается вопрос о том, что планшет должен быть у каждого школьника. Корпоративным ИТ следует признать, что подход «не пущать!» заведомо не пройдет — де-факто мобильные технологии уже победили и по самой своей сути мобильное устройство является личным, поэтому тенденция BYOD будет только усиливаться.


Станислав Макаров

Вернуться на главную страницу обзора