oбзор

Обзор: Мобильность в бизнесе 2018

Сергей Орлик

Сергей Орлик:

Мы упрощаем и ускоряем работу сотрудника на мобильном устройстве

О том, как должно быть организовано мобильное рабочее место сотрудника, каковы правила корпоративной безопасности при использовании мобильных устройств и как будет расти рынок корпоративных мобильных приложений, рассказал в интервью CNews генеральный директор компании «МобилитиЛаб» Сергей Орлик.

CNews: Расскажите о вашей компании, чем вы занимаетесь, есть ли у вас продукты помимо WorksPad?

Сергей Орлик: Компания «МобилитиЛаб» выпускает только WorksPad. Фактически, это один продукт, хотя и существующий в виде нескольких редакций, «ветки» основного продукта. Все редакции выпускаются под брендом WorksPad и отличаются лишь некоторыми функциями, связанными со спецификой применений. Например, есть редакции для установки в дата-центах компаний Сервис-провайдеров, для предоставления WorksPad своим заказчикам в режиме SaaS, есть версии продуктов со специальной интеграцией с инфраструктурой EMM тех или иных вендоров, есть отдельная редакция с урезанной функциональностью для тех, кому нужно более простая версия и так далее. Некоторые редакции мы выпускаем вместе с нашими технологически партнерами, это редакции, например, с интеграцией с DLP или с дополнительным шифрованием, и другие. Но, в целом, все они базируются на исходном и планомерно развивающемся флагманском продукте. Так что нас можно назвать моно-продуктовой компанией.

CNews: Каковы были предпосылки появления продукта WorksPad?

Сергей Орлик: Продукт начал создаваться, когда пошла волна попыток применять мобильные устройства нового поколения (уже стали широко использоваться смартфоны, на волне популярности были iPhone и первые поколения iPad, решения на Android стали достаточно функциональными и зрелыми) для бизнес-задач в части вывода наиболее востребованных офисных функций на телефоны и планшеты.

Тогда сложилось несколько факторов. Во-первых, стало понятно, что платформы iOS и Android это основные платформы на ближайшие несколько лет. Во-вторых, набралась уже критическая масса людей, которые, «наигравшись» с пользовательскими (консьюмерскими) возможностями смартфонов, стали подключать рабочие сервисы на своих личных телефонах (то, что описывалось популяризировавшимся в те годы термином BYOD) для эффективной работы и экономии своего времени, да и просто для удобства работы. В-третьих, тогда стали быстро расти или только создаваться новые продукты и сервисы, помогающие с одной стороны упростить подключение рабочих ресурсов, корпоративных ПК, сетей и сервисов к смартфонам и планшетам, а, с другой стороны, понимая проблемы безопасности, утечек и необходимости защиты корпоративных данных, на рынке стали популяризироваться решения класса MDM, чуть позже развившиеся до уровня EMM. Эти появившиеся решения через управление и защиту всего устройства пытались обезопасить данные компаний «вдруг» оказавшиеся на личных устройствах сотрудников, которые, к тому же, гораздо легче терялись или оказывались «не в тех руках», да и были изначально спроектированы совершенно для других целей и без заложенных изначально средств защиты информации корпоративного класса.

Но вот только путь, которым шли создатели классических на тот момент MDM/EMM решений, нам казался не оптимальным. Подход MDM, когда сначала надо «наложить» серьезное управление и контроль на личное устройство, да, хотя бы и на корпоративное, но разрешенное к использованию и для личных целей, а значит, содержащее очень персональную информацию (а человек считает очень важным свои личные данные, секреты, фотографии, местоположение, записи и прочее, даже если они не очень интересны посторонним), подход, когда для реализации более-менее стандартного сценария работы человека с письмами, календарем, документами предлагалось устанавливать пачку разных мобильных приложений, часто с разным интерфейсом, не поддерживающих привычные сценарии параллельной работы с разными открытыми документами и типичные бизнес сценарии параллельной работы с несколькими задачами, а потом еще и попытку как-то защитить и эти приложения и данные в них и передачу бизнес-информации между ними… вот этот подход казался, мягко говоря, сильно не оптимальным. Да, конечно, индустрия видела эту проблему. И это было одной из причин появления позже, уже в терминах решений класса EMM, специальных средств MAM (Mobile Application Management), которые нацелены на то, чтобы как-то «обезопасить» набор разных приложений, использующихся для бизнес-целей на изначально менее защищенном, чем корпоративный ПК, мобильном устройстве. Но, это уже ближе к подходу «мы тут что-то натворили, давайте попробуем это хоть как-то защитить…». И этот подход «наложенной дополнительной защиты» средствами МАМ для уже существующих мобильных приложений (так называемый wrapping, «обертывание приложений») работает далеко не всегда, далеко не для всех комбинаций защищаемых мобильных приложений с их спецификой разработки, версий операционных систем, версий используемых библиотек и версий самой платформы МАМ.

Одно время было достаточно популярна идея создать реальную «песочницу» на мобильном устройстве, как выделенную во всех смыслах область на уровнях аппаратных, ОС и программных, предназначенную исключительно для рабочих приложений и данных. Но этот, потенциально интересный подход, так и не получил массового распространения и массовой реализации со стороны производителей. Наиболее известная и сильная реализация, Samsung Knox, тоже не стала абсолютным корпоративным стандартом де-факто. Может быть потому, что все равно мы оказались «в мире победившего BYOD», а человек приобретает себе мобильное устройство вряд ли задумываясь о том, насколько корпоративным ИТ-службам будет удобно им управлять.

CNews: Какую пользу для бизнеса дает мобильное корпоративное рабочее место?

Сергей Орлик: При создании WorksPad мы выбрали другой путь – разработать тиражный продукт, в основе которого лежит идея полной готовности к BYOD. А, значит, мы должны реализовать полную, гибкую и реально работающую защиту корпоративных данных на уровне самого мобильного приложения, не пытаясь управлять устройством пользователя и не рассчитывая, что защиту данных на устройстве обеспечит «кто-то другой». При этом механизмы и функции защиты данных были реализованы, пожалуй, даже на боле высоком уровне, чем позволяют сегодняшние популярные средства Mobile Application Management, так как в WorksPad мы включаем эти защитные механизмы в само наше приложение, не сталкиваясь с проблемами, характерными для «оборачивания» приложений одного производителя средствами защиты от другого.

Второй магистральной идеей при создании продукта был подбор пользовательской функциональности и реализация этих функций в том обьеме, который характерен именно для типовых рабочих задач сотрудника, а также в том виде, который позволит перенести на мобильное устройство привычки и сценарии работы, характерные для типовых действий на ПК или ноутбуке. То есть речь о продуктивности работы на мобильном устройстве. Здесь и родилась идея реализовать подход «все-в-одном» (all-in-one) и поддержку параллельной работы со множеством одновременно открытых обьектов, таких как письма, документы, в интерфейсе близком по подходу к десктоп интерфейсам с лентой открытых документов (в некотором смысле это реализация многозадачной работы в терминах легкого переключения между параллельно выполняемыми задачами и сопровождающими их информационными обьектами). А реализация подхода all-in-one дала возможность пользователю повторять привычные действия при операциях с документами, атачами, письмами, как они это делают на своих ноутбуках, не тратя минуты и не отвлекая свое внимание на работу со множеством разных мобильных приложений для повторения обычных операций с документами.

q.jpg
Сергей Орлик: Мы продолжаем развивать WorksPad в парадигме универсального интегрированного корпоративного мобильного рабочего места

В настоящий момент функциональность WorksPad, как клиента на мобильных устройствах iOS и Android, закрывает задачи работы с корпоративной почтой, адресной книгой организации, корпоративными календарями, доступа и менеджментом файлов и документов на внутренних корпоративных хранилищах. В набор возможностей WorksPad входят также создание, редактирование и аннотирование документов, синхронизация файлов между своим ПК и мобильными устройствами (своего рода «корпоративный dropbox», но без использования каких-либо публичных облаков), браузер для защищенного доступа к внутрикорпоративным веб-интерфейсам систем и некоторые другие функции, облегчающие типовую офисную работу с мобильного устройства. При этом, все это реализовано с учетом приоритетов типовых офисных задач. Если работа с атачами в письмах – то с удобной возможностью прикрепить к письму файлы в любой момент написания письма и в любом количестве из любых корпоративных сетевых папок и папок на своем ПК, если работа с документами – то востребованная в бизнес-среде возможность их аннотировать здесь же, в WorksPad, если работа с календарями, то легкое подключение-отключение календарей коллег (shared calendars) или возможность работы в чужом календаре при наличии соответствующих прав и так далее.

В целом, использование мобильных устройств и приложений для выполнения рабочих задач уже не является новостью для современного бизнеса. Есть много различных исследований на эту тему, все они показывают повышение продуктивности работы сотрудников при разрешенном использовании мобильных устройств. Есть результаты, говорящие о том, что при наличии возможности работать с мобильных устройств, особенно с личных, информационные сотрудники тратят до 20–40 минут в день дополнительно, во внерабочие часы, на решение рабочих задач, проверку почты или ответы на письма, чтение документов. Одно из исследований BMC Software подтверждало, что, при обеспечении соответствующими решениями, каждый третий работает со своей электронной почтой с мобильного устройства утром из дома, до выхода на работу, а каждый четвертый проверяет почту поздно вечером. Есть исследования, показывающие, что в среднем информационный сотрудник тратит более часа в день, работая с мобильным устройством, и это происходит и в рабочие часы, и во внерабочие, в офисе или в командировке, или в переговорной комнате, или во время поездки. Все это приводит к тому, что для компании ускоряется исполнение бизнес-процессов, что совершенно явно ведет повышению доходов и прибыльности компаний, повышению их конкурентоспособности.

А что в этом случае предлагает WorksPad? Прежде всего, WorksPad и есть один из вариантов организации этого самого мобильного рабочего места. Причем вариант, уже «проверенный» индустрией и рынком. WorksPad уже успешно используют во множестве организаций и предприятий, в банках, министерствах, торговых и производственных компаниях, включая госкорпорации.

Но, кроме этого, мы можем предложить и два дополнительных, ранее упомянутых преимущества.

Первое – за счет all-in-one и «многозадачности» мы упрощаем и ускоряем работу сотрудника на мобильном устройстве. И, если, например, из упомянутых «дополнительных» 60 рабочих минут в день, сотрудник, за счет уникальных свойств WorksPad, сможет 10 минут потратить не на переключение между разными приложениями, не на попытки разобраться как повторить типовые корпоративные действия в неприспособленных консьюмерских приложениях… только за счет этого, можно, условно, повысить производительность сотрудника еще на 10%-15% во время мобильной работы. Ну, а что такое дополнительный час в день работы сотрудника? Каждая компания посчитает для себя, что это ей даст в ускорении бизнес-процессов, ускорении оборота, отгрузок, заказов, исполнения задач, как это отразится на увеличении прибыли компании или повышении рентабельности.

Второе – идея all-in-one и связанная с этим возможность обеспечить реальную простоту развертывания мобильного приложения со всей функциональностью на персональных устройствах сотрудников. А также возможность легко обеспечить адекватную защиту корпоративных данных без необходимости разворачивать сложные инфраструктуры EMM или использовать решения с передачей данных через публичные облака за рубежом или брать под контроль и управление персональные устройства пользователей. То есть с WorksPad начать эту «защищенную мобильную жизнь» для компании становится действительно проще и быстрее. Первичное боевое развертывание системы в корпоративной среде может занимать считанные часы или день-два.

Конечно, далее, если стоят повышенные требования к безопасности и защите информации, можно развивать систему, наращивая функционал защиты информации и интегрируя WorksPad с комплементарными решениями по защите. С дополнительными корпоративными VPN, DLP, MDM, MAM решениями и так далее.

CNews: Можно ли обеспечить 100% безопасность мобильного места? Какие инструменты ИБ реализованы в вашем решении?

Сергей Орлик: Ну, 100% безопасность – это, конечно, скорее цель, к которой надо стремиться. Не думаю, что в реальном мире что-то можно обеспечить на 100%. Всегда будут детали, специфика внедрения и окружения, человеческий фактор и вновь возникающие уязвимости в платформах, протоколах, методах. Но, стремиться к максимально возможной защите информации на мобильном устройстве конечно же надо. И, конечно же, не пережимая при этом так, что пользоваться решением станет невозможно или неудобно. Чем изредка грешат внедрения комплексных систем, где ставят абсолютно все возможные средства защиты информации и настраивают их в максимально «параноидальном» режиме, пытаясь добиться эфемерной 100% защищенности. Всегда надо искать баланс продуктивность-безопасность (productivity-security), но где проходит эта граница – каждая организация решает для себя сама. Для этого и говорят и используют модели угроз и модели нарушителя, подбирая адекватный набор средств и методов предотвращения этих угроз для каждой конкретной ситуации, но, не пытаясь построить 100% защиту «от всего, что может быть».

WorksPad дает в руки специалистам ИТ и ИБ набор инструментов, политик и средств защиты, которые уже настраиваются в зависимости от требований организации. В продукте сделан упор на изоляцию корпоративной информации от личной и от окружения на мобильном устройстве. WorksPad является частью корпоративного периметра безопасности на личном мобильном устройстве; он не дает корпоративной информации возможности выхода за периметр, как бы растягивая его на конкретное мобильное приложение, не затрагивая все остальное на телефоне или планшете.

Так, в частности, с помощью «политик» можно гибко настроить правила open-in, правила copy-past, политики наложения водяных знаков (watermark) для снижения вероятности утечки информации скриншоты или фотографирование экрана, политики разрешения/запрещения печати из WorksPad, блокировки и удаленной очистки (wipe) приложения, разрешения или запреты подключения к разным типам корпоративных сервисов или источников данных из мобильного WorksPad и многое многое другое. Причем можно настроить отдельные разрешения на открытие файла вовне WorksPad и отдельные для открытия (переноса) файла «внутрь» WorksPad, чтобы, например, предотвратить внос потенциально инфицированных файлов в корпоративную среду не через контролируемые и проверяемые «двери». WorksPad позволяет управлять push-уведомлениями, настраивая, какой объем информации будет в push-уведомлении, проходящем через чужие зарубежные облачные инфраструктуры, вплоть до полного запрета push-уведомлений. Для повышенных требований ИБ в госорганах и госкорпорациях существует версия WorksPad с шифрованием данных приложения по ГОСТ и версия с интеграцией с DLP-системой предприятия. Более того, для сложных корпоративных инфраструктур и больших организаций, часто необходима поддержка «ролей» для администрирования разных ИТ-систем. Когда есть разные роли как для ИТ-администраторов, часть из которых будет заниматься управлением пользователями, а другая отвечать за вопросы настройки и поддержки интеграции со смежными системами, так и для администраторов ИБ, например, разделяя роль для установления политик аутентификации и отдельно роль для анализа журналов безопасности на потенциальные утечки. С другой стороны, мы внимательно анализируем текущие тренды решений по ИБ и информацию по вновь появляющимся угрозам, как рекомендации и стандарты российских и международных регуляторов и других институтов, так и все возможные исследования и отчеты о возможных угрозах от вендров, либо независимых источников, таких, как Vault 7 от Wikileaks. Это приводит к тому, что мы реализуем в WorksPad весьма продвинутые механизмы обнаружения взлома устройств Jailbreak/Root и механизмы защиты от них, реализуем свои алгоритмы двухфакторности, защиту от подключения в режиме отладки, предотвращение скрытого/неразрешенного бекапирования и другие средства обеспечения защиты информации. В целом, могу отметить, что у нас до половины сил и ресурсов в R&D тратится именно на ту часть разработки продукта, которая связана с функциями ИБ.

CNews: Расскажите о результатах за 2017 год. Насколько выросла/сократилась выручка и почему? По каким направлениям наблюдался наибольший рост, а по каким – сокращение? Наибольший вклад в выручку приносят интеграционные работы или сервисная поддержка+лицензионные отчисления?

Сергей Орлик: 2017 год был годом планомерного развития и продукта и бизнеса. Мы продолжали фокусироваться на российском рынке в части работы с крупными заказчиками. В частности, появились несколько новых крупных заказчиков в финансовой сфере (банки) и в промышленности. Начались большие пилотные внедрения с крупными нефтяными компаниями, и мы планируем, что в текущем году пилотные проекты успешно закончатся, и начнется этап промышленного развертывания.

В целом, за год мы выросли в доходах в два раза, но еще важнее, на мой взгляд, что количество пилотных компаний увеличилось еще больше. Сейчас, прямо на текущий момент, у нас идет более 30 пилотов в активной стадии (год назад в такой стадии было около 10 проектов) для крупных компаний в нефтегазовой отрасли, ритейле, транспорте, промышленности, фарм-компаниях. Ведем работу с рядом госорганов – ФОИВы, региональные администрации по разработке таких решений, которые удовлетворяли бы их запросы по ИБ и дали возможность работать мобильно госслужащим, как с корпоративных, так и с личных мобильных устройств. Ну и, естественно, продолжаем расширять применение WorksPad у старых заказчиков, которые приобрели продукт в предыдущие годы. И это вообще, с одной стороны – специфика рынка решений такого класса, когда при лицензировании по пользователям постепенно растет выручка от старых заказчиков по мере увеличения количества мобильных пользователей, а, с другой стороны – очень интересный и явный показать уровня «мобилизации» бизнеса в стране. Мы просто видим, какой процент сотрудников компании является «мобильным» в корпоративном смысле этого слова. Мы сравниваем это значение со средними международными данными и видим уровень зрелости рынка корпоративной мобильности России относительно рынков западных или международных вообще.

В целом, конечно же, как производитель тиражного ПО (ISV) мы всю свою выручку получаем от лицензионных отчислений и оплаты сервиса техподдержки, как таковыми «интеграционно-внедренческими проектами» мы не занимаемся, это хлеб наших партнеров, они занимаются поставкой и внедрением WorksPad, реализуют, при необходимости, комплексные проекты корпоративной мобилизации, интегрируя и внедряя WorksPad в связке с комплементарными решениями классов MDM, VPN, MAM, DLP и пр. И таких партнеров-интеграторов у нас уже около двух десятков в стране и около десяти в мире. За рубежом мы концентрируемся сейчас в основном на рынках Центральной и Восточной Европы, странах Залива (Эмираты и Саудовская Аравия), некоторых странах Африки. В странах западной Европы, США мы практически прекратили активность сейчас, слишком велики были последние год-два влияния политики на бизнес и осознанное или неосознанное противодействие тому, чтобы рассматривать Российское ПО. Работать можно было продолжать, был и есть интерес к нашему решению при конкретных разговорах с конкретными компаниями, но, в целом, уровень недоверия или опасения в отношении российских продуктов в области ИБ достаточно высок, чтобы не тратить усилия на его преодоление прямо сейчас, а сконцентрироваться на других рынках, где не надо преодолевать этот барьер и наши усилия прилагаются более эффективно и трансформируются в конкретные проекты и заказы. Это я говорю опять о рынках Залива и Африки, где явно виден и важен тренд на «цифровой суверенитет», который подталкивает и бизнес и госструктуры серьезно рассматривать ПО из России в противовес ПО из США. А когда мы говорим заказчикам, что все данные после внедрения останутся под их контролем, ничего не уйдет в чужие или публичные облака, что мы полностью готовы глубоко обучать их специалистов и сотрудничать с их регулирующими органами, то становимся весьма интересной альтернативой известным международным брендам. Где нам еще надо концентрироваться в ближайшем будущем, где мы пока не продвигали продукт – это рынки APAC. Мы видим и слышим, в том числе от других российских производителей ПО, что это весьма перспективные рынки, на которых ПО из России встречают с интересом. Но, видимо для нас это задача уже следующее бизнес сезона и далее.

Также, за прошедший год, а конкретнее за последний бизнес-сезон мы сильно ускорились в части улучшения версии WorksPad для сервис-провайдеров, то есть того решения, которое ставится на площадке сервис-провайдера и используется конечными заказчиками в режиме SaaS. Да, облачная модель продолжает отъедать свою заметную долю рынка, тому есть абсолютно объективные показатели. И в России все больше и больше компаний начинают оказывать зрелые облачные услуги, включая SaaS. За последний бизнес-сезон мы достигли договоренностей и подписали рад знаковых соглашений и в России – с компаниями «Ростелеком» и «Даталайн». Скоро эти компании начнут оказывать сервис для своих заказчиков WorksPad as a Service. А также, подписали соглашения о старте такого сервиса с операторами в Германии и Африке (в Намибии и Нигерии). В целом, текущий доход компании «МобилитиЛаб» по такой подписочной модели в сотрудничестве с сервис-провайдерами сейчас составляет буквально несколько процентов, но мы верим в эту модель и планируем, что в перспективе 5 лет доход от этой модели составит около трети доходов компании.

CNews: Как вы оцениваете перспективы роста вашего бизнеса?

Сергей Орлик: Наши клиенты – это средний и крупный бизнес в государственном и коммерческом секторах, федеральные структуры. На «западе», по данным аналитиков, уровень проникновения мобильности в крупных и средних организациях составляет порядка 15–20% с очень разной ситуацией в зависимости от сектора: от 3–5% в сельском хозяйстве или строительстве, до 20%-30% в финансах или до 40–50% в так называемых Professional Services – консалтинг, юристы. При этом, уровень использования ИТ-сервисов в модели SaaS «частного облака» от облачных сервис-провайдеров также растет и занимает уже несколько десятков процентов.

Я говорил, что у нас достаточно уникальная ситуация с точки зрения отслеживания уровня зрелости тех рынков, где у нас есть заказчики в России или за рубежом, так как лицензируя продукт по пользователям мы легко видим процент сотрудников «охваченных корпоративной мобилизацией». Так вот, могу сказать, что на наш частный взгляд и оценку, текущий уровень «корпоративной мобилизации» в России примерно равен состоянию рынка мобилизации на западе (США, Европа) примерно 3–4 летней давности. Это не плохо и не хорошо. Вовсе неплохо, что компании не летят сломя голову за модой и не мобилизуют сотрудников без просчета эффективности или в ущерб другим важным проектам. Но это же и говорит о том, что тренду на расширение корпоративной мобильности в России еще есть куда развиваться. Сейчас для секторов, в которых на западе уровень проникновения ЕММ составляет 20–30% у нас соответствует уровень 5%, либо вообще 0%, как в целом ряде банков или других финансовых организаций, где только планируют проекты корпоративной мобильности. Если в среднем в добывающих/обрабатывающих отраслях на западе уровень проникновения ЕММ вообще и MCM (Mobile Content Management) в частности составляет около 10–15%, то у нас такими средствами для корпоративных или личных мобильных устройств оснащено хорошо если 1–3% сотрудников. Таким образом, на ближайшие четыре-пять лет виден многократный рост рынка корпоративной мобильности в России, я бы сказал, возможен десятикратный рост рынка. Примерно такая же ситуация в странах Ближнего Востока. А в странах Африки – еще меньший уровень зрелости, а значит больший потенциал. Другой взгляд на потенциал рынка, в частности России, заключается в том, что, если мы рассчитываем на достижение уровня проникновения корпоративной мобильности и решений MCM/EMM в среднем-крупном бизнесе и в госорганах до уровня примерно 20%, то это значит, что в ближайшие 5 лет на рынке России появится спрос на «мобилизацию» 5–8 миллионов человек. Это достаточно большой рынок, если учесть, что расходы компании по этой статье составляют в среднем тысячи рублей на сотрудника. И мы ставим себе целевую планку – бороться за половину этого рынка в России.

CNews: Как вы планируете развивать свой продукт?

Сергей Орлик: Мы продолжаем развивать WorksPad в парадигме универсального интегрированного корпоративного мобильного рабочего места. Мы фокусируемся на трех направлениях.

Первое – улучшение Usability. Мы уделяли и уделяем большое внимание расширению функциональности продукта. Сейчас WorksPad по набору функций как минимум не уступает лидирующим продуктам в индустрии, а, во многом, и опережает. Сам набор блоков функций – почта, календари, адресные книги, работа на презентациях, файловый менеджер, «корпоративный дропбокс», редакторы документов, встроенный браузер – все это уже работает на уровне лучших решений в мире. А некоторые детали реализации, в которых часто и идет сравнение, позволяют нам очень уверенно чувствовать себя в конкурентной ситуации. Но, сейчас подошло время заново посмотреть на удобство использования. Время идет, пользователей все больше и, с увеличением количества «мобилизованных» пользователей, вопрос простоты использования становится все важнее. Мы работаем над новым поколением интерфейса продукта и планируем его выпустить в этом году.

Второе – разработка WorksPad Smart Assistant, как интерфейса взаимодействия с корпоративными чат-ботами и платформы для развертывания и интеграции корпоративных чат ботов. Это очень интересная тема и она становится весьма востребованной. Сложилась двойственная ситуация. С одной стороны, последние пару-тройку лет была волна создания множества отдельных мобильных приложений как мобильных клиентов к совершенно разным корпоративным системам: к CRM, документообороту, системам совещаний, системам бронирования, отчетности и так далее. И разработчики, и пользователи столкнулись с тем, что создание таких мобильных клиентов – задача весьма непростая в разработке и поддержке (особенно учитывая необходимость поддерживать огромное множество клиентских платформ). При этом создавать такие мобильные клиенты надо для огромного множества корпоративных систем и сервисов, а также надо обеспечивать еще и безопасность при работе с такими клиентами, реализовывать механизмы защиты информации, что весьма непросто и затратно. В общем, тема «создать для каждой корпоративной системы и сервиса по мобильному клиенту под заказ, да с должным уровнем защиты информации, да еще и поддержать для всех возможных мобильных BYOD-платформ…» оказалась или неподъемной вообще, или уж слишком дорогой. Да и, к тому же, далеко не все функции и сценарии корпоративной системы, перенесенные в мобильное приложение, оказались востребованы в работе на ходу, в мобильной работе. И, как-то спала эта волна попыток писать множество мобильных клиентов для каждой из систем. Но, с другой стороны, скорее из консьюмерского мира, из рынка B2C пришла волна использования чат-ботов и люди стали привыкать, что относительно простые задачи можно делать таким способом, в несложных сценариях удобно работать с чат-ботами. В частной жизни, где мессенджеры дико популярны, мы стали привыкать общаться с чат-ботами в мессенджере, давать им задачи по поиску или заказу чего-либо, по организации опросов и подобное. Когда сложили в прошлом году эти два тренда, то стало понятно, что тема именно корпоративных ботов, как средства работы сотрудника с корпоративными системами не за горами и вскоре будет весьма востребована. И, в общем-то, состояние рынка сейчас, в 2018 году, это подтверждает. Но работать с такими ботами надо не только через веб-интерфейс или с ПК. Тем более, что при работе с мобильного устройства с системами, оперирующими конфиденциальными корпоративными данными, не очень применим подход чат-бот-клиентов в публичных мессенджерах (как Telegram, например) или гоняющих данные через публичные облака. И в этой ситуации, WorksPad, как готовая серверная защищенная интеграционная инфраструктура плюс мобильный клиент для iOS и Android, уже с высочайшим уровнем защиты данных и уже с существующей комплементарной функциональностью календарей, файлов, почты – может стать отличным решением, которое обеспечит защищенный чат с ботом на устройстве и платформу развертывания чат-ботов в корпоративной сети.

Именно в этом направлении сейчас идет серьезная разработка, и мы планируем представить Smart Assistant в этом году.

Третье – мы поддерживаем дальше «тюнинг» текущей функциональности и защищенности продукта. Улучшаем пользовательские функции, прислушиваясь к пожеланиям заказчиков. Усиливаем и добавляем функции защиты информации, учитывая и новую информацию, и изменения от производителей мобильных платформ и учитывая требования служб ИБ заказчиков и требования регуляторов. Надеемся и дальше оставаться лидером этого рынка как минимум в России и активно продвигать наши эти преимущества за рубежом на целевых рынках.

Вернуться на главную страницу обзора