oбзор

Обзор: ИТ в здравоохранении

Сколько стоят региональные ЕГИСЗ

Сколько стоят региональные ЕГИСЗ

Анализ госконтрактов на создание регионального сегмента ЕГИСЗ показал, что в результате их проведения в 40% случаев была достигнута экономия. Наибольшее снижение цены наблюдалось в случае, когда реализация проекта была отдана нескольким компаниям. Наиболее дорогие проекты осуществлял «Ростелеком».

В среднем начальная цена создания региональных фрагментов ЕГИСЗ при проведении гостендеров составила 89 млн. руб., а по их результатам снизилась до 78,7 млн. руб.



Cтоимость автоматизации в здравоохранении зависит не только, а может быть и не столько, от объема необходимой работы или затрат на сопровождение МИС, сколько от желания заказчика потратить на это определенную сумму.

Например, открытый аукцион на право заключения договора на оказание услуг по техническому и сервисному обслуживанию информационных систем и ресурсов Станции скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова в 2013 г. выиграла «Мактор» с суммой 40,9 млн. руб. Фактически, стоимость обслуживания одной этой больницы в Москве за год равняется половине средней стоимости покупки МИС на весь регион по другим субъектам РФ.

Сколько удалось сэкономить


В 33 регионах (40%) была получена экономия в результате проведения конкурсных процедур. Сумма всей экономии на выбор или внедрение ПО составила 474,5 млн. руб., а среднее значение по тем регионам, где она была – 14,3 млн. руб.


Следует признать, что экономия – это нередко результат демпинга, как наиболее жесткого и крайнего средства конкурентной борьбы. Демпинг широко применялся в различных регионах. Наибольший по абсолютному показателю случай был выявлен в Челябинской области, где с начальной цены контракта в 109,387 млн. руб. победитель в лице БФТ опустился на чуть менее 70 млн. руб. до 40 млн. руб., т.е. в 2.7 раза ниже.


С точки зрения кратности падения цены рекорд принадлежит Республике Марий Эл. Там в результате открытого аукциона на поставку и внедрение медицинской информационной системы с начальной ценой в 30,39 млн. руб. из 6 участников («Медотрейд», «Ростелеком», «ПрограмБанк», КИР, БФТ, «Информакустика») победила компания «Бюджетные и Финансовые Технологии» (БФТ) с ценой в 62 тыс. руб. (падение в 489 раз).



Еще один показательный пример - Тульская область. Там на объявленный в конце сентября 2012 г. конкурс на создание и развитие региональной информационной системы с начальной суммой контракта 61 млн. руб. пришло 7 участников («Программный Продукт» , «Ростелеком» , «КРОК инкорпорейтед» , «Астерос» , «Медотрейд» , «Смарт Дельта Системс»). В результате победила компания «Медотрейд», которая сыграла на откровенный демпинг и дала самое низкое ценовое предложение в размере 9,8 млн. руб.


Также заметная экономия была в Тверской области (38,7 млн. руб.), Хабаровском крае (34,4 млн. руб.) и еще ряде регионов.

В отличие от разумной экономии, как следствие открытой конкуренции, демпинг представляет собой негативное явление. Ведь уменьшение стоимости не приводит к пропорциональному снижению объема работ и обязательств по контракту. При этом, если победивший таким образом участник задействован не в одном региональном проекте, риски невыполнения запланированного объема или откровенно низкое качество такого выполнения возрастают самым существенным образом.

Фактически, риски участника, применяющего демпинг, в конечном счете становятся рисками заказчика, который просто может не получить у себя работающую систему и вынужден будет через некоторое время заново выделять средства и пытаться «выбить» необходимый результат. Избежать этого можно, например, гарантируя повторный розыгрыш сэкономленных средств таким образом, чтобы их все-таки получила та компания, которая пошла на демпинг. Но это далеко не всегда можно обеспечить.


Вместе с тем, цифры существенной экономии, достигнутой в процессе проведения региональных конкурсов в 40% регионов, прямо свидетельствуют, что конкуренция в этих проектах была открытая, участники боролись до последнего. Это подтверждает, что отдельные региональные власти не предоставляли преференций заранее выбранному исполнителю, т.е. выбор победителя осуществлялся честно.


Кто обеспечил экономию


Очевидно, что там, где были относительно честные конкурсные условия, конкуренция ужесточалась до предела. Не секрет, что такие условия были не очень привлекательны для участников рынка, поэтому достаточно часто их старались исключить на административном уровне.

Для того, чтобы попытаться сравнить, кто из участников рынка больше всего пользовался административным ресурсом и обеспечивал себе «бескровную победу», а кто вынужден был добиваться контрактов в открытом соревновании, мы проанализировали показатели экономии по группам участников рынка. Результаты были ранжированы по степени финансового падения на конкурсных процедурах как свидетельстве ухода от открытой конкуренции.

Участники рынка Число региональных проектов Средн. число участников КП Начальная сумма контрактов, млрд. руб. Фактическая сумма контрактов, млрд. руб. Суммарная экономия,
млн. руб.
Местные компании 16 (20%) 1.5 0,84 (14,4%) 0,83 (15,3%) 14,9 (1,8%)
Ростелеком 25 (30%) 2.36 3,60 (61,3%) 3, 52 (64,9%) 83,9 (2,3%)
Специализированные разработчики МИС 14 (17%) 2.6 0,75 (12,8%) 0,65 (12,0%) 103,2 (13,7%)
Системные интеграторы 10 (12%) 2.5 0,43 (7,3%) 0,3 (5,5%) 132,1 (30,8%)
Несколько компаний (нет единого исполнителя) 11 (13%) 2.4 0,25 (4,21%) 0,12 (2,3%) 124,2 (50,2%)

Источник: КМИС, 2013

Перейти к полной таблице


Наиболее комфортные условия были обеспечены для местных компаний. В конкурсах, где они участвовали, и среднее число претендентов, пришедших на конкурсную процедуру, было минимальным (1,5), и полученная в ходе борьбы экономия тоже (1,8% от начальной цены контракта).

Второе место принадлежит «Ростелекому» - среднее число участников конкурсной процедуры 2,36, а средняя экономия от начальной цены контракта - 2,3%.


Самая ожесточенная конкуренция развернулась в тех регионах, где были предоставлены максимально открытые условия. В них региональный фрагмент создают сразу несколько компаний.

Любопытно, что конкуренция между системными интеграторами была существенно острее, чем между специализированными разработчиками. И хотя с точки зрения абсолютных потерь от начальной цены контракта эти две группы равны, относительные значения снижения первоначальной цены у системных интеграторов почти в 2 раза больше, чем у разработчиков МИС.

Среднее число участников конкурсной процедуры, где были представлены разработчики МИС, значительно выше, чем тех, где участвовали интеграторы, что вполне объяснимо с точки зрения состояния рынка информатизации здравоохранения, на котором разработчиков МИС больше.



Еще одним существенным показателем является соотношение количества и финансовой емкости проектов. Здесь с большим отрывом лидирует «Ростелеком», который, получив 30% всех региональных проектов, умудрился заработать на них 64,9% выделенных финансовых средств. Все остальные участники показали прямо противоположные результаты – доля выигранных ими региональных проектов существенно выше, чем их финансовая емкость. Тяжелее всего пришлось компаниям, которые создают региональный сегмент ЕГИСЗ сообща. Подобные проекты реализуются в 13% регионов, а их стоимость составляет лишь 2,3% от всех выделенных средств.

При анализе различных региональных проектов и поведения некоторых участников рынка создается впечатление, что целью деятельности части компаний целью было вхождение в регион любой ценой и любыми средствами, даже несмотря на явное отсутствие экономической эффективности. Иногда кажется, что некоторые из них утратили чувство реальности и обоснованности своих действий – они шли на любые убытки и потери, лишь бы оказаться в «обойме» тех, кто делает региональные фрагменты ЕГИСЗ. Последствия и эффективность такой тактики станут понятны в будущем.



Сколько стоит информатизация


Интересные результаты дает анализ средних показателей фактической стоимости информатизации, полученных как соотношение фактической цены контракта и количества лечебно-профилактических учреждений; количества медицинского персонала (врачи и медсестры) и численности населения региона.



Показатель Среднее значение, руб. Минимальное значение, руб. (регион) Максимальное значение, руб. (регион)
Средняя стоимость информатизации из расчета за 1 ЛПУ 1, 24 млн. 2,216.00 10 млн.,
Республика Марий Эл Санкт-Петербург
Средняя стоимость информатизации из расчета за 1 медработника 3,700 6 22,500.00
Республика Марий Эл Ямало-Ненецкий автономный округ
Средняя стоимость информатизации из расчета за 1 жителя региона 53 0,09, 372
Республика Марий Эл Ямало-Ненецкий автономный округ

Источник: КМИС, 2013

Перейти к полной таблице


Те же данные можно отсортировать по участникам рынка информатизации здравоохранения.

Участники рынка Средняя цена автоматизации 1 ЛПУ Средняя цена автоматизации из расчета на 1 медработника Средняя цена автоматизации из расчета на 1 жителя региона
тыс.руб. % * руб % * руб % *
Ростелеком 1 880 151.6 5,010.40 135 66 124.5
Местные компании 932.9 75.2 2,567.90 69.4 35 66
Специализированные разработчики МИС 757.7 61.1 2,439.50 65.9 36 67.9
Системные интеграторы 522.5 42.2 1,633.10 44.1 23 43.4
Несколько компаний (нет единого исполнителя) 151.8 12.2 312.9 8.5 5 9.4

Источник: КМИС, 2013

* соотношение текущего значения и среднего значения по всем регионам

Перейти к полной таблице


Самая «дорогая» информатизация была осуществлена «Ростелекомом» - стоимость проектов, реализованных этой компанией, в 1 ЛПУ на 51,5% больше, на 1 медработника – на 35% больше, чем в среднем по рынку. Наиболее «дешевая» информатизация была проведена там, где обеспечили максимальную открытость конкурсных процедур, в результате чего к финишу пришло несколько компаний, совместно реализующих проект. В этом случае стоимость автоматизации 1 ЛПУ оказалась более чем в 12 раз ниже, чем у «Ростелекома».


Информатизировать здравоохранение быстро и дорого


В среднем по всем регионам время выполнения работ по внедрению региональных сегментов ЕГИСЗ составило 121 день (4 мес). Разумеется, сроки выполнения работ, заложенные в контрактах, чаще определялись не реальной потребностью во времени на автоматизацию всего региона, а привязкой к концу финансового года. С учетом того, что большинство региональных конкурсных процедур были запущены осенью 2012 г., ничего удивительного в таких «молниеносных» сроках автоматизации нет.

Очевидно, что в реальности ни один региональный проект не был реализован в указанные сроки полностью. Работы должны продолжаться еще как минимум до конца 2013 г, а в некоторых регионах и дольше. Поэтому сегодня вопрос состоит не в том, создан или нет региональный фрагмент ЕГИСЗ, а в том, обладает ли выбранное решение тем функционалом и характеристиками, которые требовались в соответствии с техническим заданием.

К сожалению, в значительной части регионов победитель конкурса не имеет МИС, необходимой для обеспечения реальной работы регионального фрагмента ЕГИСЗ.

Несмотря на то, что короткие сроки выполнения работ по созданию сегментов ЕГИСЗ были вполне обоснованы общим затягиванием методической подготовки «базовой информатизации» и в целом вполне объяснимы, в некоторых случаях они, особенно на фоне стоимости проекта, выглядят подозрительными.

Так, Ставропольский край по результатам объявленного в октябре 2011 г. открытого аукциона на создание регионального фрагмента ЕГИСЗ 28.11.2011 г. подписал контракт с «Ростелекомом». При этом срок выполнения всех предусмотренных обязательств был установлен в конце декабря 2011 г. (фактически, 1 месяц), а сумма контракта составила 183 млн. руб.


Похожая ситуация в Саратовской области. Там в августе 2012 г. министерство здравоохранения объявляет общий основной конкурс, по которому в октябре подписывается контракт на оказание услуг по внедрению современных информационных систем в здравоохранение в Саратовской области. Дата заключения контракта – 19.10.2012, дата исполнения – декабрь 2012 г. (фактически, 2 с небольшим месяца). Сумма – 103,4 млн. руб.

19.10.2012 г. министерство экономического развития, промышленной политики и торговли Оренбургской области объявило открытый аукцион на создание регионального фрагмента ЕГИСЗ. Из 5 участников 3 были не допущены на конкурс. В итоге контракт с «Ростелекомом» на сумму 54,3 млн руб. был подписан 03.12.2012, а срок исполнения контракта – декабрь 2012. Фактически, все работы нужно было выполнить менее чем за 1 мес.

Аналогично и в Дагестане: там тот же срок, но с заметно большей суммой (87 млн. руб.), и тот же исполнитель - «Ростелеком».

Еще один пример с высокоскоростным созданием регионального сегмента в Ростовской области. Там контракт был подписан с «Ростелекомом» 14.11.2012, а выполнен должен быть до конца декабря (срок выполнения – 1.5 месяца). Сумма – 362,17 млн. руб.

В Московской области контракт с «Ростелекомом» был подписан 18.10.2012, выполнен должен был быть до 24 декабря, сумма – 315,58 млн. руб. (за чуть больше, чем 2 месяца).

В Иркутской области контракт на сумму 61.7 млн. руб. подписан 14 ноября 2012 г., а создать в соответствии с ним региональный фрагмент ЕГИСЗ должны были за 1.5 месяца – до конца декабря 2012 г.

Но пожалуй самая поразительная ситуация в Свердловской области. Там контракт с «Ростелекомом» был подписан 18 декабря, и должен был быть выполнен до конца декабря. Сумма контракта – 354 млн. руб.

Учитывая, что Казначейство, как правило, заканчивает свою работу 25-26 декабря, получается, что для закрытия этого контракта акты о выполненной работе в этом регионе (а значит, и успешно автоматизированное здравоохранение всей Свердловской области) должны были быть подписаны «Ростелеком» через 8 дней. Если поделить сумму контракта на срок его выполнения, получается очень успешный бизнес – 44,25 млн. руб. за день работы. К примеру, один из ведущих отечественных разработчиков ПО для здравоохранения по версии рейтинга «Крупнейших поставщиков ИТ в здравоохранении России» по данным 2011 г., компания «СофтТраст», за весь год реальной и непростой работы имеет оборот меньше, чем «Ростелеком» за 1 день работы по созданию фрагмента ЕГИСЗ в отдельно взятом регионе.

Александр Гусев

Вернуться на главную страницу обзора