oбзор

Обзор: ИТ в здравоохранении

О чем рассказали госконтракты?

О чем рассказали госконтракты?

Публичные обсуждения закупок для информатизации здравоохранения еще не вошли окончательно в наш обиход, и пока вызывают противоречивые чувства. Но уже способны поведать о том, куда движется сегодня медицинская отрасль вместе с примкнувшими к ней ИКТ-компаниями. 

Поименно перечислить факторы, от которых так или иначе зависит уровень здравоохранения, чрезвычайно сложно. Но именно в кабинете врача, к которому вы пришли на прием, становится очевидно, какой уровень медобслуживания получают граждане страны.



Кадры для отрасли


Подготовить врача долго и сложно. А за рубежом - еще и очень дорого. Окончив российский медвуз, значительная часть врачей не отправляется работать по специальности. Если процесс непрерывного послевузовского образования по каким-то причинам прерывается, то уже через год врач начинает терять квалификацию. В развитых странах хирург, забросивший практику на несколько лет, уже практически не имеет шансов когда-нибудь снова вернуться в операционную. И поэтому там врачи очень дорожат своей репутаций и стремятся приложить максимум усилий для того, чтобы сохранить работу.



В руках регулятора есть немало инструментов, которые можно отнести к категории “кнута” для нерадивых врачей - от лишения клиники лицензии до физической невозможности завести медицинскую электронную карту конкретному медику, которого нет в реестре. А значит - и неосуществимости затеи с обслуживанием таким врачом пациентов.



Несмотря на то, что в российской практике пока явно не хватает не только “кнутов”, но и “пряников” для медиков, многие из них все равно продолжают держаться за свое место в ЛПУ. Хотя объяснить это по аналогии с развитыми странами, т.е. исходя из одних только общеизвестных цифр официальной оплаты труда, практически невозможно.



Многолетней традицией России было уделять первоочередное внимание тоннам чугуна, квадратным метрам ситца или, допустим, погонным километрам протянутого оптоволокна. Кроме того, мы любим демонстрировать превосходство надо всеми остальными странами мира путем утверждения оформленных в виде гладких и велеречивых текстов госпрограмм, концепций и прочих решений. По числу обещаний гражданам России удается удерживать лидерство и по сей день.



В области информатизации здравоохранения создать специализированную отечественную ИТ-компанию, вырастить, а затем удержать в ней кадры и обеспечить им фронт работ, сегодня очень сложно. Здесь вполне применимы приведенные ранее рассуждения о подготовке врачей. И это гораздо сложнее, чем написать очередной гладкий и ровный текст очередного постановления.



Директор департамента ИТ и связи Роман Ивакин отметил, что реализация мероприятий по информатизации здравоохранения обеспечила гарантированную занятость почти 500 тыс. чел. - сотрудников российских компаний, работающих в области ИТ, что, в итоге, имеет положительный эффект для экономики страны, - читаем мы на сайте Минздрав в его кратком отчете по информатизации за 2012 г.



Факт действительно позитивный. Однако, если посмотреть на это глазами ИТ-сообщества, то все окажется не так просто. И страсти по поводу другой, альтернативной оценки работы Минздрава в нем кипят сегодня нешуточные.



Все непросто


Начать тему объективно непростых взаимоотношений, сложившихся у ряда ИТ-компаний с Минздравом, следует с упоминания о том факте, что тема реорганизации такой сферы как здравоохранение, является заведомо неблагодарной практически для любого политика в любой стране мира. “Концепция - до выборов, но реализация - после”, - вот золотое правило, которому имеет смысл следовать почти каждому из них. Что, впрочем, не всегда служит препятствием тому, чтобы по прошествии лет или даже десятилетий, из такого рода масштабного мероприятия получилась, наконец, что-то стоящее.



Например, информационная система Департамента Ветеранов США VistA VA одной из первых перешагнула незримую черту, отделяющую ее от роли генератора скандалов национального масштаба до позиции эффективного ИТ-инструмента для здравоохранения. Сегодня она даже рассматривается некоторыми аналитиками в качестве возможного прототипа для построения аналогичной облачной системы для всей страны. Американские чиновники активно включились в работу формируемых вокруг VistA СПО-сообществ.



Дело в том, что в долгосрочной перспективе выяснилось, что стоимость обслуживания одного пациента в VistA VA минимальна по сравнению с другими аналогичными решениями. Что для дорогостоящей, но весьма неэффективной здравоохранительной системы США, которую, вдобавок, хотят дополнить чем-то вроде нашего обязательного медстрахования для всех граждан, весьма злободневно.



С течением времени, себестоимость работы с пациентами-ветеранами растет, но медленнее, чем, скажем, темп инфляции. Что добавляет еще один мощный плюс в пользу реализуемой в облачном решении ИКТ-стратегии экономии от масштаба. Затрагивая тему об инфраструктуре, интересно отметить, что многие ветеранские клиники построены экономичным модульным способом, в чем-то похожим на наши центры высокотехнологичной медицины, причем их сеть покрывает все штаты.



По ком звонит инфомат?


При желании, у VistA, написанной на жизнеспособном, но все же допотопном языке программирования-ровеснике FORTRANа, можно отыскать и массу недостатков. За истекшие с момента ее ввода в эксплуатацию годы, появились новые ИТ-решения.

По сравнению с которыми она выглядит достаточно “дешево и сердито”. Но прежде чем заниматься подобными изысканиями у нас, в России, следует, наверное, взять в руки калькулятор и ответить на вопрос - сколько лет нашим ветеранам, которых ежегодно так пышно чествуют на парадах?

Расчет показывает, что людям, о важности заботы о которых продолжают пространно рассуждать и по сей день, в этом году исполнилось 90 лет. Но чего существенного мы успели предложить им, кроме инфоматов в ЛПУ с примитивным медобслуживанием, пусть и расположенных в исторических зданиях в центре города?



Учитывая все сложившиеся к нынешнему моменту обстоятельства, следует заметить, что было бы странно, если бы Россия, наконец начавшая модернизировать и информатизировать здравоохранение, вдруг стала бы исключением из общего правила.



О том, что процесс идет так, как он и должен идти, свидетельствует многое, в частности, госзакупки, организованные и проведенные в начале этого года Минздравом. В частности, тендер на аренду ЦОД Минздрава, явно не был пустой формальностью с заранее предрешенным исходом. И, вдобавок, показал, что наши министерства также вполне способны вставлять друг другу палки в колеса - ничем не хуже, чем Пентагон Министерству Ветеранов.



Масса позитива


Еще несколько лет назад ведущие медики страны, такие как Леонид Рошаль, прилюдно высказали президенту свое мнение о том, что личности и идеи разработчиков новых прорывных законодательных инициатив в этой области должны быть им известны заблаговременно.



Сейчас наметилось немало позитивных подвижек - от создания экспертных советов при всевозможных министерствах и многоэтапных согласований очередных документов, до того факта, что крупные закупочные контракты стали проходить публичное обсуждение.



И даже стали общедоступными в виде видеозаписи такого обсуждения - аналогично тому, как мы можем ознакомиться с подробностями некоторых судебных заседаний. Хотя качество этой записи заставляет задуматься: а правда ли, что медики закупили столько оборудования для своих телеконференций? Ведь, при всей важности наличия такого оборудования на местах, в ФАПах и региональных ЛПУ, хотя бы одну такую установку вполне можно было бы оставить и в Москве.



Борьба умов


Понятная и вполне логичная позиция типа “а вот так мы хотим”, которую заняли чиновники в ходе публичного обсуждения условий аренды ЦОД, сразу же получила массу достаточно негативных оценок. Как в ходе слушаний, так и впоследствии - в медицинских и около-медицинских СМИ.

Против решительно высказались не только сенатор Руслан Гаттаров, но и большинство представителей компаний-интеграторов, присутствовавших в зале. Удержался от каких-либо выступлений или комментариев только ленивый. На безоговорочную поддержку Минздрава, развивающего своими усилиями в том числе и ИКT-сектор, это совсем не похоже.



Можно заметить, что нормального, рабочего общения между чиновниками и ИТ-сообществом, в силу исторически сложившихся обстоятельств, долгое время не наблюдалось. Поэтому копившийся долгое время негатив, сейчас способен затмить все то позитивное, что прозвучало на этой встрече.



А ведь именно там можно было воочию наблюдать, как всевластные чиновники чуть ли не впервые публично озадачились вопросом: а кого, собственно, они регулируют? Оказалось, что они не брезгуют и вполне способны не только зайти на сайты ИКТ-компаний, но и даже заранее посчитать число игроков на рынке, которые смогут соответствовать их требованиям: один он такой или же, скажем, целых пять. Помимо прочего, сам факт того, что ЦОД арендуется, а не строится заново, есть ни что иное как поддержка давно понастроившим свои дата-центры высокотехнологичным аутсорсерам.



Так почем же?


Медицинские чиновники от ИТ даже в ходе вполне демократичной и деловой встречи с еще не привыкшими к такому обращению исполнителями, обсуждают свои решения в свойственной им властной манере. Что, возможно, и стало одной из причин возникновения вопроса о стоимости контракта как производной от трафика. Помимо естественного желания заполучить к себе, в коммерческую компанию часть разработки гособлака.



Крайне печально было наблюдать, как перевозбужденные люди с техническим, наверное, образованием долго требовали рассчитать объем транзакции одной только электронной регистратуры с точностью до килобайта, позабыв обо всем остальном. Чтобы затем умножить его на предполагаемое количество таких обращений до конца года, которые можно, в лучшем случае, лишь грубо прикинуть с точностью до 10 млн. шт.



С другой стороны, почти любой разговор об информатизации здравоохранения сворачивает сегодня к регистратуре. И содержит гораздо больше эмоциональной, чем интеллектуальной составляющей, что, пожалуй, пока неизбежно.



Как бы там ни было, все закончилось хорошо. В итоге, аукцион состоялся в срок, а не в конце года, как многие уже привыкли. Хотя оспорить его результаты некоторые пытаются до сих пор.



На этот раз, победил в аукционе аренды крупный коммерческий телеком-оператор, а вовсе не госкомпания. Кратное снижение цены в ходе аукциона показало и некую надуманность вопроса о суперточной оценке первоначальной стоимости контракта. Интеграторы, которые зачем-то пришли на публичные слушания по поводу телеком-инфраструктуры, которой явно не располагают, сняли свои претензии.



ФАС еще раз авторитетно засвидетельствовала, что российское законодательство в целом и 94-ФЗ в частности, наши чиновники знают пока лучше всех.



Уже не рубль


Показательно, что госоператор РТК на подобных конкурсах больше не рискует предлагать свои простаивающие мощности за 1 рубль, чему можно найти подтверждение и на других аукционах. Например - по поводу самих сервисов для ЦОДа.



Видимо, Минздрав научился бороться с демпингом госкорпорации, передав изначально разработанные таким “рублевым” способом сервисы по предыдущему контракту на очередную, закономерную и ожидаемую, до-интеграцию. Но - уже не за рубль, а за пол-миллиарда. Выведя тем самым на формирующийся рынок медицинского облачного ПО еще одного, уже зарекомендовавшего себя в других ИТ-сферах, коммерческого игрока.



Сроки, отведенные на исполнение обязательств по данному “сервисному” контракту, намекают нам на близкое завершение эпопеи с утверждением полей для ЭМК, без чего их невозможно будет соблюсти. А сам факт возможности такой ротации подрядчиков говорит о возможном закате эпохи примитивной стратегии «столбления» облачных делянок будущего, едва прикрытых благостной риторикой для особенно наивных сограждан. И о постепенном переходе к нормальной конкуренции на рынке с вполне достаточным для этого числом различных компаний.



Несмотря на такой, вполне вразумительный исход аукционов Минздрава, от предварительных публичных слушаний по поводу аренды ЦОДа остался не совсем приятный осадок - примерно как от просмотра видеозаписей некоторых фрагментов работы ряда парламентов сопредельных с Россией государств. Как бы там ни было, прошли они живо, заинтересованно и вселяют надежду на то, что раз это кому-то нужно, то чего-то полезное из всего этого может, со временем, получиться. И даже облачиться во вполне цивилизованные формы.

Антон Степанов

Вернуться на главную страницу обзора