oбзор

Обзор: ИТ в здравоохранении

Государственная информатизация уничтожает локальные МИС

Государственная информатизация уничтожает локальные МИС

Госпрограмма информатизации здравоохранения привлекла в отрасль новых крупных игроков и усилила позиции поставщиков, которые смогли выиграть региональные конкурсы. В то же время небольшие поставщики, разработки которых используются в местных ЛПУ, оказались в сложной ситуации в связи с усилившейся конкуренцией и необходимостью адаптировать свои системы под региональные стандарты.

Государственная программа информатизации здравоохранения оказывает большое влияние на рынок поставщиков решений для медицинских учреждений. Несмотря на сохраняющуюся высокую конкуренцию, появился ряд лидеров, которые смогли выиграть конкурсы сразу в нескольких регионах, а вливание больших государственных средств привлекло крупных системных интеграторов.

Общее число регионов в РФ – 83, таким образом, появился потолок для количества игроков, которые могут остаться на рынке. Крупнейшую долю забрал себе «Ростелеком», который выиграл конкурсы в 21 регионе. Партнерами оператора являются компании КИР и «Барс». В семи регионах победу одержал «Постмодерн Текнолоджи» («Армада»), в шести субъектах – СВАН («Ростехнологии»). По три региона есть в активе у КМИС, «СофтТраст», «Смарт Дельта Системс». Остальные поставщики смогли закрепиться в одном-двух субъектах.

Тяжелые времена для региональных компаний


Генеральный директор «Сван» Сергей Метелев констатирует, что сейчас семь крупнейших поставщиков контролируют 65% рынка. «Доли, которые занимают ведущие игроки, неравномерны, а, следовательно, все участники обладают разным объемом ресурсов, которые могут направить на развитие, – рассказывает эксперт. – С точки зрения развития участники также находятся в разных условиях: одним необходимо в экстренном порядке дорабатывать свой продукт, чтобы не потерять занятые во время «конкурсного бума» позиции, другие уже встали на путь плавного эволюционного развития, который позволяет совершенствовать свои разработки, расширять функциональность, опережая, таким образом, конкурентов. Как закончится эта гонка – на данном этапе спрогнозировать затруднительно».

Еще 25% рынка принадлежит более обширной группе поставщиков из 13-15 компаний. Некоторые из них - это крупные организации, для которых информатизация здравоохранения является непрофильным бизнесом, другие – специализированные разработчики медицинского ПО.

Третья группа включает небольших разработчиков, системы которых используются в нескольких десятках локальных ЛПУ, именно они оказались проигравшей стороной в ходе конкурсов. Эти поставщики не получили государственного финансирования, а уже внедренные системы им придется адаптировать к стандартам, выбранным регулятором.

«С приходом программы модернизации и федеральных субсидий начались тяжелые времена – разработчики локальных систем, работающих в нескольких десятках разрозненных медицинских учреждениях, не имеют количества ресурсов, необходимого для развития своей продукции, соответственно, конкурировать с крупными компаниями они не могут. И хотя этот локальный рынок сейчас живет отдельно, но в будущем он будет должен измениться и адаптироваться под условия единого информационного пространства в системе здравоохранения. И здесь вопрос будет решаться двумя способами: либо путем замены, либо путем интеграции», – объясняет Сергей Метелев.

Кроме того, не во всех регионах в качестве стандарта были выбраны оптимальные с технологической точки зрения решения. У крупных компаний оказался больше лоббистский ресурс, чтобы заручиться поддержкой чиновников. «Теперь многим разработчикам на практике предстоит доказать, что их решения способны работать в масштабах региона. Уверен, не у всех это получится. Есть программные решения, которые остались не востребованы в программе модернизации», – считает директор компании «Волга-Мед» Андрей Морозов.

Будущее за специализированными разработчиками


Изменение структуры рынка, укрупнение компаний и сокращение числа игроков под влиянием госпрограммы информатизации имеет несколько аспектов. Первый этап информатизации заключался в поставках железа в ЛПУ, поэтому поставщики специализированных медицинских систем не получили финансирования на данном этапе. В выигрыше оказались крупные системные интеграторы, которые занимаются дистрибуцией компьютерной техники.

Вероятно, когда масштабные финансовые влияния государства в здравоохранение закончатся, крупный бизнес переориентируется на более выгодные направления, а на первый план выдвинутся поставщики специализированных медицинских систем. «В любом случае интерес к здравоохранению у них сиюминутный и контекстно зависимый, – считает заместитель директора по развитию КМИС Александр Гусев. – Если есть много денег, есть возможность влиять на лиц, принимающих решения, такие игроки занимаются здравоохранением. Нет крупных денег или изменились приоритеты – занимаются другими делами. Посмотрите на другие проекты в других секторах: СЭД, школьный интернет, электронное правительство и т.д., – ситуация там очень показательна для информатизации здравоохранения, я думаю, мы повторим ее так или иначе».

Польза или вред?


Сам факт государственного финансирования здравоохранения, безусловно, является положительным фактором. «В любом случае вливание средств в отрасль создало импульс для развития многих компаний-разработчиков. Некоторые оказались не удел. Считаю, что хорошая медицинская информационная система всегда себя проявит, и никакие госпрограммы на это повлиять не смогут. Неработоспособные решения «отомрут» в течение нескольких лет. Конкуренция (пусть и не всегда здоровая) обеспечит развитие систем», – полагает Андрей Морозов.

Заместитель директора по развитию КМИС Александр Гусев отмечает двоякое влияние госпрограммы на рынок. Те, кто смог принять участие в федеральных или региональных проектах создания фрагментов ЕГИСЗ, смогли получить клиентскую базу и неплохую выручку, это поможет им сделать задел для развития. «Количество таких компаний очень невелико от всего числа разработчиков, это неизбежно привело к расслоению рынка и дальнейшему отделению группы лидеров от остальной массы», – полагает специалист. По его словам, укрупнение игроков является положительным процессом. Те, кому в конкурсах не повезло, оказались перед выбором: оставаться в условиях сильно возросшей конкуренции, или постепенно уйти, не видя перспектив.

Минусом программы является недостаточное внимание к нуждам конкретных ЛПУ, полагает генеральный директор «Аксимед» Игорь Гридин: «Вопреки здравому смыслу масштабные действия по информатизации здравоохранения привели не к развитию рынка медицинских информационных систем, а к его стагнации. Сосредоточение усилий на “макроуровне” в ущерб не менее важным задачам внедрения медицинских информационных технологий на “микроуровне” отдельных ЛПУ и их сетей создало преимущества для крупных системных интеграторов, успешных в поставке оптовых партий компьютеров и общесистемного программного обеспечения, но не ориентирующихся на решение специфических проблем лечебно-профилактических учреждений и задач их автоматизации».

Еще одна негативная точка зрения заключается в том, что госпрограмма задушит небольшие перспективные разработки. «Реализация госпрограммы модернизации здравоохранения сказалась на состоянии рынка разработчиков соответствующих систем крайне пагубно, – утверждает генеральный директор “Корус Консалтинг ИТ” Инна Ашенбреннер. – Если в других отраслях, например, в банковской сфере, рынок изменялся эволюционно, то в сфере здравоохранения вследствие экспансии рынка неестественным монополистом рынок резко сократился. До этого момента рынок разработки медицинских информационных систем развивался очень быстро: большие деньги, выделенные на модернизацию здравоохранения, привлекли большое количество поставщиков решений. Однако в настоящее время многим мелким игрокам пришлось закрыться, при том, что их решения действительно использовались и используются в ЛПУ».

Монополизация рынка?


Большинство участников отрасли уверены, что монополизации рынка в масштабах страны не будет, так как «Ростелеком» создает региональные системы только в 30% субъектов. Это огромный масштаб работ, и брать на себя ответственность за реализацию проекта по всей стране вряд ли кто-нибудь захочет.

«Ни одна организация, какой бы крупной она ни была, не заинтересована в создании имиджа монополиста, – полагает президент АРМИТ Михаил Эльянов. – Причем, не по соображениям морали (об этом у нас иногда и говорить смешно), а чисто из прагматических соображений: задачи слишком глобальны, сложны и многообразны; и никакой отдельно взятой финансовой группе они не под силу. А титул главного и самого «умного» предполагает и единоличную ответственность. Рано или поздно первые лица государства поинтересуются (в т.ч. и с подачи конкурентов): а куда собственно подевались десятки миллиардов?».

В то же время в рамках отдельных регионов ситуация иная. «В рамках отдельных регионов такая монополия совершенно не исключена. По крайней мере, никаких механизмов по недопущению такой ситуации нет. В условиях полного отсутствия правил игры, что сегодня является главным тормозом информатизации, таким монополистом может быть “назначена” любая организация», – полагает Михаил Эльянов.

Павел Лебедев/СNews Analytics

Вернуться на главную страницу обзора