Дмитрий Бутмалай

Дмитрий Бутмалай:
Построение облаков и ИТ-аутсорсинг останутся за российскими интеграторами

Российский рынок облачных технологий сегодня находится в активной стадии формирования. Как считает Дмитрий Бутмалай, директор отделения облачных платформ и сетевых решений IBS, в ближайшие два года можно ожидать экспансию западных провайдеров в Россию. Однако и поле для деятельности отечественных ИТ-компаний огромно – облачные проекты IBS это подтверждают.

CNews: Какие можете назвать актуальные тренды информатизации бизнеса?

Дмитрий Бутмалай: Сегодня информационные технологии стали такой же неотъемлемой частью бизнеса, как, к примеру, электричество. Но расходы на них становятся все более значимыми. Бизнес сегодня хочет не столько сократить затраты на ИТ, сколько удержать их рост. С другой стороны, явно ощущается стремление к упрощению и стандартизации. Скажем, нефть, газ, пшеница – это биржевой товар. ИТ-инфраструктура тоже со временем будет так восприниматься – как набор услуг с понятным функционалом и стоимостью. Она будет дешеветь и упрощаться. От технологий ждут, чтобы они могли предоставлять сервисы для бизнеса.

Решение, которое покроет эти потребности, способны дать облачные технологии. Под термином «облачные технологии» подразумевается в первую очередь предоставление любого ресурса – вычислительного, сетевого или ресурса хранения – в виде готовой услуги, быстро и с минимальными затратами. Так термин трактуется Национальным институтом стандартов и технологий США (National Institute of Standards and Technology, NIST – прим.). Речь о том, что бизнес получает понятный, прозрачно прогнозируемый ИТ-сервис.

CNews: Как вы оцениваете динамику российского рынка облачных технологий в прошлом году?

Дмитрий Бутмалай: Сразу оговорюсь: рынок облачных технологий четко сегментируется. С одной стороны, есть рынок операторских услуг, который представлен в основном западными компаниями, такими как Amazon, Google с решением Google Docs, Microsoft с продуктом Office 365. С другой стороны, выделяется рынок частных облаков, построенных системными интеграторами по заказу коммерческих компаний. Когда по ряду причин заказчик не хочет отдавать свои данные в операторское облако, он строит виртуальное облако внутри компании.

Сегодняшняя динамика роста рынка частных облаков очень высока, крупные компании стремятся перевести инфраструктуру на облачные рельсы. Сравним, например, как заказчик действовал раньше, когда ему требовалось внедрить любую новую систему – хоть почтовую, хоть ERP, – и как он поступает сейчас. Раньше под каждую из систем или сегмент для разработки и тестирования софта строилась своя инфраструктура, и на это тратилось много времени и денег. В итоге предприятие становилось владельцем бесчисленного количества оборудования. А сегодня у него есть возможность, перейдя на облачную инфраструктуру, сократить объем собственного «железа» и повысить скорость предоставления новых сервисов. Это решение само по себе дорогостоящее, и облачная модель эффективна для предприятий крупного бизнеса с территориально-распределенной структурой. Как правило, компаниям сектора СМБ разумнее пользоваться ресурсами операторов, покупая у них готовую услугу. Самый популярный сервис – почтовый. Впрочем, в отдельных случаях небольшим компаниям будет дешевле оставаться на классической, физической инфраструктуре.

CNews: У бизнеса остались некоторые сомнения, безопасно ли облако. Они беспочвенны или все же имеют основания?

Дмитрий Бутмалай: Безусловно, вопросы безопасности неизбежно возникают, но они разрешимы. Если мы говорим об операторских услугах, то с первого взгляда покажется, будто оператор может взять и потерять данные заказчика. Однако его квалификация, как правило, существенно выше, чем у внутренней ИТ-службы, а потому вероятность небрежного отношения с клиентской информацией в операторском облаке и ее кражи внешним злоумышленником ничтожна по сравнению с возможностью потери данных из-за действий инсайдеров. Статистика утверждает, что чаще всего данные «уходят» при «помощи» самих сотрудников.

Если облако частное, что заказчик может делать с ним все, что угодно. И безопасность данных в нем можем обеспечивать так, как сочтет нужным. В построении классической инфраструктуры работает логика здравого смысла: защищенные данные необходимо хранить отдельно от открытых. Ничего не мешает такую же модель реализовать в облаке.

Дмитрий Бутмалай: Сегодняшняя динамика роста рынка частных облаков очень высока, крупные компании стремятся перевести инфраструктуру на облачные рельсы

Сомнения, с моей точки зрения, связаны с естественной осторожностью бизнеса, недоверием ко всему новому и не до конца понятному. У IBS есть ряд заказчиков, в том числе крупных государственных, которые имеют очень высокие требования к обеспечению безопасности. Но после того как им стали понятны фундаментальные принципы построения и функционирования облака, опасения ушли.

CNews: Какой формат использования облачных технологий сегодня наиболее интересен компаниям?

Дмитрий Бутмалай: Если раньше операторы связи продавали места в стойках, потом – физические сервера, то с наступлением эры облачных вычислений они начали продавать виртуальные машины. Сегодня большую долю облачного операторского рынка в России занимают базовые продажи виртуальных машин. Но постепенно операторы переходят в область готовых ИТ-сервисов. Допустим, я являюсь продавцом билетов. Для чего мне виртуальная машина как таковая? Мне нужен набор ИТ-услуг: сервис печати, хранения данных, почта и многие другие. И я хочу это получить в готовом виде. Потому операторы начали предлагать к виртуальным машинам дополнительные услуги. Например, появился сервис Microsoft Azure, благодаря которому небольшая компания может получить полный спектр ИТ-услуг. Ей необходимо только подключение к интернету и ПК, терминалы, а все необходимые сервисы можно организовать внутри виртуальной инфраструктуры. Ряд отечественных компаний выбирают такой путь.

По сути мы сейчас говорим об аутсорсинге. Все, что для предприятия не является корпоративным, то есть критичным, бизнес-процессом, оно может передать стороннему провайдеру. В крупных компаниях все зависит от используемой информационной системы. Если это решение SAP Business Suite или Oracle E-Business Suite, то заказчик может получить ИС как услугу из облака.

CNews: Компаниям каких отраслей полезны и нужны облачные сервисы?

Дмитрий Бутмалай: Это в первую очередь финансовые компании, госструктуры, ритейлеры. Для этих заказчиков ИТ являются основой существования. Мы говорим именно о больших распределенных компаниях, которые за счет централизации упрощают ИТ-инфраструктуру и унифицируют информационные системы. Лет 10 назад в каждом филиале такой крупной компании создавалась своя собственная ИС, потом строилась центральная система, они синхронизировались через отдельную базу данных. Понятно, что это все стоило огромных денег. Когда системы объединяются в одном месте, сама структура приложений существенно упрощается.

CNews: Есть мнение, что российский рынок облачных сервисов ожидает перераспределение долей присутствия в пользу крупных зарубежных провайдеров. Вы с ним согласны?

Дмитрий Бутмалай: Если зарубежные провайдеры придут в Россию, построят здесь собственные ЦОДы, то вполне могу привлечь малый и средний бизнес. Но это должны быть обязательно крупные провайдеры. Они зарабатывают на эффекте масштаба: чтобы извлечь выгоду, им нужно продать услугу сотням тысяч пользователей. Если завоевание российского рынка западными компаниями не будет носить массовый характер, то, думаю, изменений не произойдет. Облака требуют достаточно производительных каналов связи и наличия ЦОДов относительно недалеко от заказчика – как минимум на территории его страны.

На самом деле у российских компаний не такой богатый выбор. Западные операторы предоставляют базовые услуги, и, если какое-либо отечественное предприятие удовлетворяет качество услуг западного оператора, значит надо эту услугу покупать – хотя бы потому, что она, как правило, дешевле. Но то разнообразие сервисов, которое требуется крупным предприятиям, зарубежные провайдеры не предоставляют. И тут на арену выходят российские интеграторы с опытом построения частных облаков.

Кроме того, есть еще сегмент облачных провайдеров, которые предоставляют полностью всю ИТ-инфраструктуру и ИТ-сервисы предприятию. И здесь речь не идет об эффекте масштаба: оператор зарабатывает на управлении приложениями, мониторинге их работы и так далее. Это полный ИТ-аутсорсинг. Крупным западным компаниям этот рынок не так интересен – он очень сложен. И здесь также возможно приложение сил отечественных операторов.

CNews: Какие яркие проекты реализовала компания IBS в сфере облачных технологий за последнее время?

Дмитрий Бутмалай: Мы создали облачную инфраструктуру для Министерства финансов России. Стояла задача на ее базе внедрить информационную систему, которая бы охватывала всю территорию страны и предоставляла данные по всем регионам. Срок внедрения был определен в 2–3 недели. Мягко говоря, это слишком мало, чтобы развернуть новую ИС, но облачные технологии это позволяют сделать. Переход на новую систему был осуществлен быстро и прозрачно. В некотором роде это уникальный проект, ведь считается, что государственный заказчик слишком неповоротлив, куда уж ему внедрять инновационные технологии.

Еще один проект мы реализовали в Федеральной налоговой службе России. Опять госзаказчик с изначально существующей территориально-распределенной информационной системой. Своя ИС была не то что в каждом регионе страны – в каждом районе города. Кроме этого, имелась централизованная система, в которой обрабатывались данные, поступающие из всех отделений. Весь этот комплекс систем был большим и сложным. Было решено перейти на единую АИС «Налог 3». Это централизованная система; все данные и ИТ-инфраструктура консолидированы. В результате проекта, с одной стороны, уменьшилась стоимость внедрения, сопровождения и обслуживания данной системы, с другой – существенно упростилась логика работы с ней. Допустим, появилось какое-либо изменение налогообложения. Раньше его было бы необходимо тиражировать на несколько тысяч площадок, переустановить приложения, проверить работоспособность каждого из них. Сейчас это все делается однократно на единой площадке. Кроме того, стали прозрачными многие предпринимательские схемы, не вполне «чистые». Так, например, раньше можно было зарегистрировать компанию в одном регионе России, потом ее быстро закрыть и зарегистрировать уже в другом регионе. Сейчас провернуть подобное невозможно.

CNews: Можно считать облачные проекты типовыми?

Дмитрий Бутмалай: На самом деле основное преимущество облачной инфраструктуры в том, что внутри себя она типовая. Она состоит, скажем так, из кубиков различного набора. Если раньше мы строили инфраструктуру для каждой из систем – почтовой, ERP и так далее, то теперь мы строим универсальную инфраструктуру, на которой мы разворачиваем любые приложения. Конечно, решение кастомизируется под разные задачи, но сама логика создания инфраструктуры в основе своей едина.

Залог успеха облачных проектов, кроме того как умение строить саму облачную инфраструктуру, – это знание, как приложение работает и каким образом его поместить в облачную среду наиболее правильным образом, чтобы оно функционировало максимально эффективно. Приведу самый простой пример. Есть два ЦОДа, которые работают как один. Они могут работать по принципу «один работает, второй стоит» или одновременно. Выбор решения будет зависеть от имеющегося приложения и принципа организации доступа к нему.

CNews: Получается, что многое определяется компетенций интегратора. Расскажите об экспертизе IBS. Какова доля облачного направления в компании?

Дмитрий Бутмалай: В доле инфраструктурных проектов IBS на облачное направление приходится примерно треть выручки. Это по самым скромным оценкам. Полагаю, в следующем году данный показатель вырастет до 60%. Сегодня мы максимально наращиваем компетенцию именно в сфере облачных технологий, потому что понимаем, что за облаками – будущее. Со временем мир уйдет от модели построения физической ИТ-инфраструктуры, когда безумное количество серверов рассредоточено по площадкам. Наиболее эффективными окажутся интеграторы, обладающие экспертизой в сфере построения облаков и предоставления облачных сервисов, а также хранения и обработки больших объемов данных.

Мы ведем облачные проекты в нескольких десятках компаний, среди них, кроме уже упомянутых Минфина и ФНСР, например, Банк России, Сколково, «Росатом», «Универсальная электронная карта».

CNews: Какие инструменты есть в вашем распоряжении?

Дмитрий Бутмалай: Прежде всего развернутая в компании лаборатория, в которой мы тестируем все данные. Это ее основное назначение, но попутно с ее помощью мы развиваемся и не даем себе останавливаться. Знаете, есть такое явление – наследование технологий, то есть привычка работать с ограниченным набором решений. Да, продукт может полностью устраивать и со временем начинает казаться, что лучше него ничего нет. И не нужно ничего менять, ведь комфортнее работать с технологией, к которой привыкли. Но мир, а особенно мир ИТ, не стоит на месте, нужно обязательно смотреть по сторонам. И в лаборатории мы осваиваем все новое, что привлекает наше внимание.

IBS – мультивендорная компания. Традиционно мы работаем с западными поставщиками и имеем собственную богатую экспертизу внедрения самого разного оборудования и ПО. В последнее время мы присматриваемся к восточным вендорам, определяя возможность использования их оборудование в наших проектах.

Кроме того, в IBS есть отдел собственных разработок, который создает продукт, который условно можно назвать «ИТ-инфраструктура из коробки». Это некий оптимальный набор технологий и решений, который гарантированно работоспособен и имеет максимальную производительность и все компоненты которого гарантированно совместимы друг с другом.

CNews: Каково будущее облачных технологий в России?

Дмитрий Бутмалай: Я думаю, что в течение двух лет мировые операторы облачных услуг все-таки придут в Россию. SAP, например, недавно объявил о создании своего дата-центра на мощностях «Ростелекома». Это может стать первым шагом масштабной экспансии.

С другой стороны, имеет смысл ожидать расширения объема услуг, которые предоставляет облачный провайдер. Крупные заказчики федерального уровня будут мигрировать в собственные частные облака. Заказчики масштаба поменьше будут использовать облака операторов связи.

Вернуться на главную страницу обзора