Инженерные знания без практики

Инженерные знания без практики

Российские интеграторы накопили достаточно теоретических знаний по выполнению конвергентных проектов, но практического опыта пока недостаточно. Частные заказчики плохо понимают преимущества интеллектуальных технологий в инженерной среде, поэтому развиваться можно только за счет государственных проектов.

Одна из тенденций развития рынка ИТ – интеллектуализация инженерной инфраструктуры: каждый ее элемент подключен к сети и выдает параметры о своей работе и состоянии окружающий среды. Данная концепция получила название «интернет вещей». С помощью информации, поступающей от элементов инженерной инфраструктуры, можно управлять отдельным зданием, фабрикой, перекрестком и даже целым городом. «Вся инфраструктура в здании становится управляемой посредством интернета и информационных технологий, соответственно, ИТ-инфраструктура расширяет свои полномочия и границы, в том числе и инженерную часть. Происходит активная и явная интеграция систем управления, ИТ и инженерной инфраструктур, что можно увидеть на примере таких нишевых продуктов как SmartStructure от Schneider Electric, либо DCIM-решения для ЦОДов», – комментирует коммерческий директор iCore Алексей Карпинский.

С точки зрения реализации проектов удобно выполнять работы по различным направлениям из «единого окна», то есть и девелоперские и технологические задачи осуществляет один и тот же подрядчик. На Западе уже сформировалась ниша универсальных интеграторов, готовых взять на себя полный спектр услуг. «В Америке и Европе крупнейшими подрядчиками по созданию ИТ- и инженерной инфраструктуры городов являются одни и те же инжиниринговые компании, такие как Bechtel, Northrop и др. Они выполняют полный цикл работ, включая специфические, свойственные только ИТ-интеграторам, а именно, разработку ПО», – рассказывает Алексей Карпинский.

Российский рынок ИТ, как и западный, ждет дифференциация: кто-то останется в чистом ИТ, например, будет заниматься только строительством ЦОДов или внедрением и сопровождением ПО, а кто-то уйдет в инженерные проекты по строительству интеллектуальных зданий, умных больниц, вокзалов, аэропортов, стадионов. Насколько российские интеграторы готовы к этому? Достаточно ли у них накоплено практики и есть ли специалисты, готовые заниматься такими проектами?

Теоретические знания есть

Российские компании обладают теми же технологиями, что и предприятия в развитых странах. «Отставание по компетенции я не вижу, есть отставание в готовности заказчиков внедрять и пользоваться новыми технологиями, лидеры рынка интеграции давно готовы. Процесс осознания заказчиками займет немного времени, я уверен, что разница будет постоянно уменьшаться», – говорит руководитель представительства компании RiT Technologies Inc. в России – Дарюш Заенц. «Если говорить именно об инженерной компетенции, то, по нашему опыту, данный разрыв отсутствует, а иногда даже российские интеграторы превосходят своих западных коллег. Производители оборудования предъявляют единые требования по компетенциям инженерного состава, в разных странах», – объясняет руководитель бизнес направления «Инженерные системы» компании «Микротест» Станислав Сахнов.

«Наш опыт работы на международных площадках показывает, что российские компании ничуть не уступают в инженерной компетенции западным компаниям, – рассказывает руководитель департамента промышленной автоматизации и телекоммуникаций «Парма-Телеком» (ITPS Group) Рустам Камалов. – Отечественный инжиниринг основывается на сильнейшей базе, сформированной в советские годы, а российские инженеры сегодня продолжают оставаться одними из самых востребованных специалистов на мировом рынке». По его словам, «дополняя российский опыт западной практикой, наши ИТ-компании имеют уникальный шанс в ближайшие годы сделать качественный рывок, существенно опередив Запад в инженерной компетенции».

Похожего мнения придерживается Владимир Щукин, коммерческий директор «Энвижн Груп»: «Наш опыт совместной работы с инженерами международной консалтинговой компании Uptime Institute на одном из проектов показал, что российские инженеры готовы предложить более сложные и более эффективные технические решения, чем те, что были рекомендованы западными экспертами. При этом отечественные специалисты обычно предусматривают больше степеней защиты от происшествий, вызванных человеческим фактором». В то же время он признает, что производительность труда у западных коллег пока выше.

Не все игроки отрасли настроены оптимистично насчет компетенции российских инженеров. Заместитель руководителя технической дирекции по производству группы «Астерос» Максим Маркин ставит под сомнение возможность применения их знаний в конвергентных проектах: «Проблема, связанная с нехваткой специалистов, которую любят приписывать российскому рынку, касается не только нашей страны – на Западе также остро ощущается отсутствие специалистов. Разница лишь в том, что на Западе есть возможности переманивать инженеров, а на Востоке – нет, и заменить уехавших некем. Еще одна особенность, которая замедляет развитие ИТ и инженерии – разные школы. Если современная строительная отрасль – это советская методология, стандарты, развитие, то ИТ всегда шла по западному пути. Они похожи в методиках проектирования, реализации, но это разные догмы. Сказывается на уровне развития технологий и наличие опыта у российских специалистов. До Сочи 2014 в России уже несколько десятилетий не было масштабных проектов, связанных со строительством крупных и значимых объектов. Соответственно, накопленная ранее база уже неактуальна. Думаю, что в такой ситуации лучшим способом наверстать упущенное остается практика – вы можете сколько угодно класть по 100 метров кабеля, но это не значит, что вы сможете положить сразу 100 км. Соответственно, нужна инвестиционная поддержка не только со стороны бизнеса, но и государства в части развития инфраструктуры и технологий, образования и прочего».

Не хватает практики

Подводя итог, можно сказать, что в России есть передовые технологии, но практика внедрений значительно ниже, чем в развитых странах. «Очевидно, что объем подобных реализованных проектов в России меньше, чем у западных коллег. Это определяет, в среднем, наличие некоторого отставания от Запада. Однако в России, безусловно, есть компании, которые владеют опытом проектирования и реализации сложных инфраструктурных объектов, широко использующими умные технологии и ИТ, которые ничуть не уступают западным аналогам», – говорит генеральный директор BCC Игорь Никифоров.

«Разрыв колоссальный, но касается он не применения технологий, а практики работы. К сожалению, от западных коллег мы отличаемся тем, что у нас очень динамичный рынок специалистов – они ходят по кругу, многие компании не успевают накопить нужный опыт и компетенции. Конечно, накопленный опыт есть, но он заключается непосредственно в людях и командах, и его трудно привязать к какой-либо компании. Когда говорят, что компания имеет опыт, то нужно смотреть на конкретных людей», – утверждает Алексей Карпинский. Максим Маркин добавляет, что проблема, связанная с нехваткой специалистов, касается не только нашей страны: «На Западе также остро ощущается отсутствие специалистов. Разница лишь в том, что на Западе есть возможности переманивать инженеров, а на Востоке – нет, и заменить уехавших некем».

Как известно, спрос рождает предложение, и реализация новых проектов позволила бы воспитать новое поколение специалистов. К сожалению, заказчики пока плохо понимают преимущества интеллектуальных технологий в инженерной сфере. «Подобные решения способны ощутимо снизить расходы на эксплуатацию и потребление энергоносителей и одновременно повысить степень надежности инженерной инфраструктуры, – рассказывает директор по маркетингу «ЭкоПрог» Ирина Баранова. – Однако в российских реалиях пока что сохраняется недостаточное понимание инвесторами и заказчиками неизбежности увеличения объемов инвестиций на этапах проектирования и строительства. Многие из них по-прежнему исповедуют устаревшую философию: вложить копейку – получить рубль».

В таких условиях рассчитывать приходится только на крупные государственные проекты, благо таких становится все больше. Среди них можно отметить Универсиаду в Казани, саммит АТЭС во Владивостоке, Олимпийский игры в Сочи, Чемпионат мира по футболу. «До Сочи 2014 в России уже несколько десятилетий не было масштабных проектов, связанных с построением крупных и значимых объектов. Соответственно, накопленная ранее база уже неактуальна. Думаю, что в такой ситуации лучшим способом наверстать упущенное остается практика – вы можете сколько угодно класть по 100 метров кабеля, но это не значит, что вы сможете положить сразу 100 км. Соответственно, нужна инвестиционная поддержка не только со стороны бизнеса, но и государства в части развития инфраструктуры и технологий, образования и прочего», – комментирует Максим Маркин.

Но, к сожалению, масштаба нынешних интеграторов не всегда хватает, чтобы «поднять» инфраструктурные инициативы государства. «За счет того, что ещё в 90-ых гг. вся советская система обучения была уничтожена – профильные проектные институты были закрыты, строительно-монтажные управления были поделены на множества мелких компаний, получилось, что консолидации рынка у нас не было и, фактически, крупных интеграторов полного цикла у нас нет, – сетует Алексей Карпинский. – Глобальные компании, строящие заводы с нуля, испытывают трудности, потому что им негде взять интегратора полного цикла, кроме как нанять иностранцев, что не всегда подходит. Компетенции необходимо растить внутри – это единственный способ, при помощи которого можно преодолеть этот разрыв».

Павел Лебедев/CNews Analytics

Вернуться на главную страницу обзора