Спецпроекты

oбзор

Обзор: ИКТ в госсекторе 2014

Как стимулировать рост инноваций

Как стимулировать рост инноваций

Политика поддержки разработчиков инноваций перестала быть эффективной, и это происходит не только в России.  В современных условиях государство должно взять на себя функции разработки стандартов, регламентов, технических требований, запускать целевые программы или отдельные проекты и через это формировать спрос на инновационную продукцию. 

Настоящие инновации рождаются из научных исследований, как это было в истории с Силиконовой долиной, и во многих других примерах. Без сильной финансовой поддержки государства развитие науки сегодня практически невозможно, в основном из-за очень длительного горизонта инвестиций, иногда в несколько десятков лет. Бизнес живет иными временными категориями и поэтому подключается к финансированию на более поздних стадиях инновационного процесса, способствуя коммерциализации научных разработок.

Схема государственной поддержки инноваций

srs_11.jpg

Источник: CNews, 2014

Государство может влиять на скорость и интенсивность инновационного процесса двумя способами: стимулировать создание инновационной научно-технической продукции, и стимулировать спрос на эту продукцию, прежде всего со стороны подведомственных организаций.

Практика последних лет во многих странах показала, что поддержка разработчиков инноваций – дорогой и малоэффективный процесс с непредсказуемым результатом. Несмотря на все старания государственных институтов развития и венчурных фондов, "смертность" среди стартапов достигает 99%. (По статистике Y Combinator, 37 компаний из 511, которые прошли их программу в течение пяти лет, были успешно проданы или стоят сейчас более $40 млн. Учитывая, что принимается в программу 3-5% из числа подавших заявление, вероятность успеха стартапа составляет 0,4%.

Напрашивается простой и очевидный вывод: в современных условиях никакими деньгами стимулировать появление инноваций нельзя. Раньше такой подход работал, но мир сильно изменился – и это можно проследить на примере Финляндии, где управление государственными инновациями было сильно централизовано. Созданный в 1968 году финский Фонд научных исследований – Фонд Ситра способствовал реструктуризации промышленности. На базе рекомендаций фонда была построена деятельность Финского агентства по финансированию технологий и инноваций Tekes, благодаря работе которого компания Nokia совместно с Техническим исследовательским институтом Финляндии смогла разработать цифровой стандарт мобильной связи и превратиться в одного из мировых лидеров отрасли. Однако сегодня название Nokia стало нарицательным, как символ громкого провала и потери рынка, несмотря на огромный бюджет на R&D.

В той же Финляндии есть и позитивный пример: правительство инициировало работы по изменению стандартов энергопотребления, что стоило порядка 20 млн. евро и получило на этом более чем 20-кратный эффект в виде сокращения расходов на оплату энергоснабжения. Здесь в полной мере сработал механизм инноваций – в ответ на требования регулятора индустрия очень быстро предложила подходящие решения. Конечно, переработка стандартов не такое веселое и азартное занятие, как инвестирование в стартапы, но оно дает гораздо более предсказуемый и внушительный эффект.

Изменения в политике поддержки инноваций


Политика поддержки разработчиков инноваций (supply-side policy) перестала быть эффективной, и это происходит не только в России. Заливать все деньгами, в надежде, что из нескольких сотен стартапов получится один успешный и что его продукция поможет развитию страны, в текущих экономических реалиях неприемлемо. Тем более расходовать на эти цели бюджетные деньги, когда полно нерешенных социальных проблем.

Поэтому ОЭСР пропагандирует другую политику управления инновациями – политику создания спроса на инновации (demand-side). Здесь государство берет на себя функции разработки стандартов, регламентов, технических требований, запускает целевые программы или отдельные проекты и через это формирует спрос на инновационную продукцию.

Государство определяет долгосрочные стратегические приоритеты, задавая тем самым направления исследований. Университеты в ответ на этот запрос выдвигают идеи и научные разработки, которые затем коммерциализируются и попадают на рынок, причем не обязательно только для нужд военных или спецслужб --

Один хороший закон может оказаться эффективнее, чем целый фонд с тысячей стартапов. Например, принятие в США закона Сарбаенса-Оксли (Sarbaens-Oxley Act, 2002), направленного против манипуляций с корпоративной отчетностью, дало мощный импульс развитию индустрии Enterprise Content Management (ECM). При этом государство получило желаемую прозрачность бизнеса и смогло значительно улучшить качество корпоративного управления после ряда громких скандалов на рубеже нулевых годов (дело Enron и др.)

Другой пример – распространение средств видеофиксации нарушений ПДД в России. Первые камеры на дорогах появились в конце 2011 года, а сейчас они есть почти на каждом перекрестке. Это способствовало тому, что только в Москве сумма выписанных в столице штрафов за нарушения ПДД в 2013 году выросла пятикратно – с 81,8 миллиона рублей в 2012 году до 377,3 миллиона в 2013-м. Интерес государства к дорожным камерам вполне понятен – штрафы стали серьезным источником дохода бюджета, снизилась коррупция в ГИБДД. Индустрия практически мгновенно отреагировала на спрос со стороны государства – сформировалась новая ниша поставщиков технических средств и программного обеспечения видеофиксации нарушений ПДД, причем в основном отечественной разработки поскольку иностранным поставщикам работать с МВД трудно из-за сложностей регулирования.

Очень показательная история, связанная теорией антропогенного глобального потепления, активно продвигал которую Альберт Гор, бывший вице-президент Соединенных Штатов, получивший на этой волне Нобелевскую премию. В 1997 году был подписан так называемый Киотский протокол по ограничению выбросов парниковых газов, предусматривающий также торговлю квотами. Однако в результате этот механизм толком не заработал, США, на долю которых приходится больше всего выбросов CO2 отказались подписывать протокол. Да и сама теория глобального потепления, когда вскрылись факты подтасовки климатических данных, многими сегодня ставится под сомнение.

Тренды в технологических инновациях для снижения риска изменения климата, 1978-2006 гг.


Источник: ОЭСР, 2014

Однако нужно отметить один позитивный момент: Киотский протокол послужил толчком для развития инноваций в сфере альтернативных источников энергии. Наибольших успехов в этом достигли в Европе, где только с помощью ветряных электростанций в 2012 году вырабатывалось 106 МВт электричества, обеспечивая более 10% общего энергопотребления.

Изменение в структуре электрогенерации в Европе за 12 лет. Сократилась доля всех традиционных источников энергии, за исключением газа. Новая энергетика продолжает активно расти.



Источник: Wind in power: 2012 European statistics


Официально срок действия Киотского протокола истек в 2011 году, сейчас действует временное соглашение о его продлении, но многие страны, в том числе и Россия высказывают скептицизм в отношении его возобновления. По мнению Guardian обновленную версию протокола скорее всего поддержат только европейские страны. Оно и понятно – благодаря успехам в развитии альтернативной энергетики и "зеленым" инициативам правительств, в Европе этот механизм заработал и стал экономически разумен, тогда как просто административный запрет на выбросы ведет лишь к снижению производства. А торговля квотами, когда развитые страны должны фактически платить за свои выбросы в пользу стран с низким уровнем развития вообще выглядит дискриминационной.

Российскому бизнесу инновации не нужны

Вопреки расхожему мнению, конкуренция не всегда работает двигателем научно-технического прогресса. Эксперты Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ, проанализировавшие деятельность двух тысяч предприятий промышленности и сферы услуг и более одной тысячи научных организаций, установили, что в России интерес предприятий реального сектора экономики к взаимодействию с научными организациями очень слаб. Было выявлено, что абсолютное большинство инновационных предприятий сферы услуг и обрабатывающей промышленности (87 и 76% соответственно) никогда не использовали научно-технические результаты, полученные национальными научно-исследовательскими институтами и вузами, для внедрения разработанных на их основе инноваций в практическую производственную или иную деятельность.

Удельный вес предприятий, не осуществляющих внедрение научно-технических результатов, полученных российскими научными организациями и вузами, в общем числе обследованных инновационных предприятий, %

srs_14.jpg

Источник: Инновационная активность субъектов инновационного процесса, Информационный бюллетень №3, 2014, ВШЭ

«Сегодня в стране сложились такие режимы конкуренции, при которых инновации не рассматриваются в качестве “легитимной” и эффективной долгосрочной стратегии успеха. Выбранные большинством отечественных компаний модели деятельности и поведения на рынках, включая инновационные режимы, заметно ограничивают прямые эффекты инноваций», – отмечают эксперты ИСИЭЗ.

Соответственно, ИТ-отрасль не ощущает спроса на инновации со стороны промышленности, финансового сектора, энергетики, нефтедобычи и других отраслей-локомотивов экономики, поэтому вся активность стартапов уходит в реализацию сервисных проектов.

"На рынках развитых стран только половина всех венчурных инвестиций идет в Consumer Internet, то есть интернет, ориентированный на конечного пользователя. У нас же за последние годы этот показатель вырос до 80-90%. С одной стороны, в этом нет ничего плохого, это важно и нужно. Но с другой – в России все прочие технологические отрасли остаются недоинвестированными," – отмечает Игорь Агамирзян, генеральный директор РВК.

Чтобы изменилось отношение бизнеса к инновациям, необходимо так изменить "правила игры", когда инновации станут единственно возможным конкурентным преимуществом. На международных рынках это происходит автоматически, но российские компании ориентированы в основном на внутренний рынок и не беспокоятся о глобальной конкуренции. В этой связи можно сказать, что курс на импортозамещение еще больше отобьет у российских компаний охоту заниматься инновациями.

В условиях полузакрытого рынка, что мы сейчас и имеем, государству лучше перестать спонсировать разработку и просто покупать качественный конкурентоспособный продукт -- но это не идет в бюджете по графе «инновации». Делать это надо через изменение требований к продукции, потому что по сравнению с традиционными, инновационные продукты всегда будут дороже.

Принятые в ряде регионов России, в том числе в Москве, квоты в бюджете на закупку "инновационной продукции" представляются довольно спорным механизмом в отсутствие четких критериев инновационности и корреляции этих инноваций с реальным потребностями. Может получиться, что на бюджетные средства будут закупаться инновации "для галочки".

Альтернативы инновациям нет

Несмотря на довольно прохладное отношение бизнеса, текущее положение дел с инновациями в России может рассматриваться как временное, потому что в стратегическом плане альтернативы инновациям нет. Под давлением кризиса бизнесу все равно придется вставать на инновационные рельсы, и государство должно здесь выступить локомотивом, помогая стронуться с места. Дальше на ровном участке движения процесс пойдет по инерции, а на подъеме снова потребуется помощь государства.

Основным документом, определяющим государственную политику в сфере инноваций, является Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. № 2227-р, реализация которой призвана качественно изменить структуру экономики страны.

В частности, в Стратегии говорится, что в настоящее время ключевой проблемой является в целом низкий спрос на инновации в российской экономике, а также его неэффективная структура - избыточный перекос в сторону закупки готового оборудования за рубежом в ущерб внедрению собственных новых разработок. Ни частный, ни государственный сектор не проявляют достаточной заинтересованности во внедрении инноваций. Уровень инновационной активности предприятий значительно уступает показателям стран - лидеров в этой сфере.

В настоящее время 60 компаний с государственным участием реализуют программы инновационного развития (ПИР), в том числе 47 компаний - начиная с 2011 года, еще 13 – начиная с 2012 года. Данные компании обеспечивают около трети российского промышленного производства, формируют около 20% ВВП. Численность занятых в данных компаниях составляет около 4 млн. чел. Программы 17 компаний имеют горизонт планирования до 2015 г., 27 компаний – до 2016-2019 гг., остальные 16 компаний сформировали ПИР до 2020 г. Общий прогнозируемый объем инвестиций госкомпаний в инновационное развитие на 2011-2015 гг. – около 6 трлн. руб., в том числе около 70% - из внебюджетных источников.

Среди регионов в рейтинге инновационного развития АИИР лидирует Санкт-Петербург, за ним с незначительным отрывом следует Москва, третье место занимает Татарстан. Всего же к группе "сильных инноваторов" можно отнести всего 11 субъектов федерации, еще 18 входят в группу "средне-сильных инноваторов", итого примерно только треть регионов уделяет серьезное внимание инновациям. В остальных 2/3 регионов России дела с инновациями не очень хороши. Рейтинг АИРР был составлен на основе подходов ЕС (Regional Innovation Scoreboard and Innovation Union Scoreboard) с учетом специфики России и используется Минэкономразвития.

Рейтинг инновационного развития регионов, группа "сильных инноваторов"
srs_15.jpg

Источник: АИИР, 2013

Среди основных причин, препятствующих инновационному развитию в регионах называются условия ведения бизнеса и административные барьеры (иначе говоря, бюрократия) и недостаточность финансирования, или вернее, низкий спрос на инновационную продукцию – поэтому инвесторы и не видят смысла в таких проектах.

srs_16.jpg

Источник: Открытый экспертно-аналитический отчет о ходе реализации «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года», РВК, 2013

Пока на глобальном рынке главным конкурентным преимуществом России остается человеческий капитал, но это скорее характеризует потенциальную возможность занять достойное место, чем реальные достижения. Если этот капитал не будет использован по назначению, для создания иннвационной продукции и завоеванию сильных позиций на международных рынках, велик риск, что Россия в придачу к роли поставщика минерального сырья, станет также и поставщиком "инновационного сырья" – кадров, стартапов и результатов НИОКР, а все сливки от готовой продукции получат другие страны. Более половины экспертов, опрошенных РВК, оценивают этот риск как высокий или крайне высокий.

srs_17.jpg

Источник: Открытый экспертно-аналитический отчет о ходе реализации «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года», РВК, 2013


Очевидно, что создание инновационной продукции только для внутреннего рынка – очень маловероятный сценарий в силу недостаточности конкуренции и административного протекционизма. Поэтому государству необходимо симулировать выход своих компаний на международные рынки, что придаст им дополнительной устойчивости и снизит их зависимость от госзаказа.

srs_18.jpg

Источник: Открытый экспертно-аналитический отчет о ходе реализации «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года», РВК, 2013

Однако, готовности бизнеса "идти в мир" пока не наблюдается. Предприниматели из всех видов поддержки со стороны государства более всего уповают на финансовую, что, возможно, является необходимым условием, но отнюдь не достаточным. Активная роль в глобальной экспансии должна принадлежать самому бизнесу и мы хорошо знаем успешные примеры этого в ИТ-индустрии. Это компании ABBYY, Kaspersky, Yandex, Mail.ru и другие.

Три пути инноваций

В экспертно-аналитическом отчете РВК о ходе реализации стратегии в области инноваций говорится о трех возможных сценариях – инерционного импортоориентированного развития, догоняющего развития и завоевания лидерства. Какой из этих путей окажется реальным мы увидим в самое ближайшее время, поскольку темп событий в области инноваций очень высок.

Пути развития инноваций

rrrrrrsrr_10.png

Источник: Открытый экспертно-аналитический отчет о ходе реализации «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года», РВК, 2013

Нужно отметить, что провозглашенное импортозамещение еще не гарантирует нашей стране отход от негативного инерционного сценария, поскольку нужно обеспечить не только российское происхождение продукции, а ее качество хотя бы на уровне текущих мировых стандартов. Сделать это можно только в модели открытых инноваций, изоляционизм в данном случае будет скорее тормозом, чем преимуществом.

"Нашим компаниям следует ориентироваться не на импортозамещение, а на экспортодоминирование", -сказал Игорь Калошин, генеральный директор Intel Software.




Станислав Макаров

Вернуться на главную страницу обзора