Спецпроекты

oбзор

Обзор: ИКТ в госсекторе 2014

Госсектор опять пытается перейти на СПО

Госсектор опять пытается перейти на СПО

Изменение экономической и политической ситуации может стать стимулом для развития отечественных технологий на базе решений с открытым исходным кодом. Готовы ли к этому отечественные госведомства  и разработчики?

 

Разговоры о необходимости замены пропиетарного программного обеспечения от зарубежных вендоров на свободное ПО или отечественные продукты на официальном уровне шли и до введения санкций. Но реальных мер для перевода госорганов на свободное ПО не предпринималось.

После введения санкций обсуждение необходимости перехода на Open Source не только возобновилось, но и появились первые результаты и реальные планы. Например, Федеральная служба судебных приставов (ФСПП) планирует внедрить ОС GosLinux, которая сейчас тестируется, а система межведомственного взаимодействия лишится проприетарного ПО.

Курс на импортозамещение

В феврале 2014 г. в Госдуму был внесен законопроект, предусматривающий запрет приобретения российским компаниям и организациям иностранного оборудования при наличии российских аналогов. Последние должны удовлетворять «определенным условиям». Оборудование считается российским, если его производитель – резидент РФ, имеет права на решения, конструкции, микропрограммы. Такой производитель должен использовать открытую или «национальную ОС». Трактовка последнего понятия в документе не приводится.

Авторы законопроекта указывают на то, что в некоторых авторитетных изданиях, например, журнал «Шпигель», (№1/2014, от 30.12.2013), были раскрыты данные о секретном каталоге Агентства Национальной безопасности (АНБ) США. В материале были приведены способы подключения специальных комплектов АНБ к телекоммуникационному оборудованию американских фирм. «Указанное оборудование в настоящее время составляет основу информационно-телекоммуникационных магистральных сетей Российской Федерации», - сообщается в пояснительной записке к документу.

В конце марта The Wall Street Journal опубликовал материал, в котором высказывалось предположение, что передвижение военного контингента РФ в Крыму могло быть упущено американской разведкой, причиной чего стал отказ российских госслужащих от мобильных устройств, произведенных в США. В статье также рассказывалось о том, что некоторые виды коммуникаций прослушивались разведкой США с помощью спутников. Зона действия «прослушки» - некоторые страны Балтики, Украина и часть России.

«Американские «силовики» сами ставят крест на дальнейшем использовании «софта и железа» из США в госсекторе в России», - написал тогда в своем микроблоге в Twitter Николай Никифоров, глава Минкомсвязи. «Американцы открыто заявляют о начале масштабной информационной разведки в отношении России», - так Николай Никифоров расценил заявления военных экспертов в материале зарубежного издания. В июле Совет Федерации отправил запрос в Минкомсвязи и Федеральную антимонопольную службу (ФАС) с предложением о приоритетном использовании ПО, разработанного российскими компаниями. Предпосылкой к этому послужило то, что ведомства и госучреждения опубликовали более 30 заказов на поставку антивирусных программ, разработанных за рубежом.

7 июня стало известно о том, что электронное правительство освободится от проприетарных решений американских вендоров. В инфраструктуре проекта останется только СПО и технологически нейтральное АО. Сначала будет запущена пилотная зона, а затем будут обеспечены принципы технологической и процессной нейтральности. Модернизация инфраструктуры электронного правительства запланирована на 2015 г.

В конце сентября Алексей Козырев, заместитель министра связи и массовых коммуникаций, сообщил, что Минкомсвязи РФ планирует перевести систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) на свободное и отечественное ПО. «Это позволит сделать систему независимой от коммерческого импортного программного обеспечения и экономить на лицензионных платежах. Новая версия СМЭВ 3.0 на основе свободного программного обеспечения сейчас проходит апробацию в нескольких органах исполнительной власти федерального и регионального уровней. Эта система со временем заменит СМЭВ 2.0», - рассказал он.

Системные ошибки

До 2014 г. российские законы не регламентировали запрет или ограничение на использование телекоммуникационного оборудования и программного обеспечения иностранного происхождения. Как максимум, законотворцы рекомендовали использовать отечественные разработки.

Еще в 2010 г. Владимир Путин подписал план перехода федеральных органов власти на использование свободного ПО. Однако в конце 2012 г. бездействие Минкомсвязи в области развития национальной программной платформы подверглось критике.

Депутаты и представители рабочей группы от ассоциаций в рамках работы совета по развитию предпринимательства провели круглый стол в Госдуме. В итоговой резолюции предлагалось обратить внимание правительства на то, что профильное ведомство не выполняет распоряжения о переводе государственных органов на свободное программное обеспечение.

«В мире нет очевидно успешной практики применения СПО в госорганах. Пока не было и примера успешного создания государственной операционной системы: опыт Китая по осуществлению подобного проекта для развития государства пока не получил положительных отзывов экспертов», - пояснили свою позицию по СПО представители Минкомсвязи. По словам представителей ведомства, СПО несет угрозы безопасности, может иметь несовместимость с уже использующимися в госсекторе программными и аппаратными решениями.

В свою очередь, эксперты говорят о множестве успешно реализованных проектах по внедрению СПО в государственных ведомствах европейских стран. Дмитрий Варенов, заместитель начальника отдела внедрения вычислительных комплексов Центра разработки инфраструктурных решений компании «Ай-Теко», приводит в пример проект перехода с пропиетарного на свободное ПО в администрации Мюнхена и жандармерии Франции.

«С Microsoft Windows и Microsoft Office на LiMux (доработанная Ubuntu 10.04 LTS) и Open Office были переведены 9 тыс. компьютеров. Суммарная экономия от использования СПО составила 4 млн евро, из которых 2,8 млн сохранены за счет отказа от коммерческих лицензий. 2,2 млн евро – это сумма экономии, ведь госорганам не пришлось модернизировать оборудование, чтобы компьютеры и серверы соответствовали минимальным требованиям Windows 7. Во Франции недавно был завершен проект по переводу рабочих станций жандармерии с Microsoft Windows XP на собственную сборку Linux. Масштаб проекта – около 72 тыс. рабочих мест. Сокращение совокупной стоимости владения (TCO) на 40%», - говорит он.

Успешные проекты по замене пропиетарного ПО на свободное есть и в России. Например, Федеральная служба судебных приставов России (ФССП) разработала дистрибутив GosLinux. 27 марта 2014 г. ФССП получила сертификат ФСТЭК на свою технологическую платформу и собственную операционную систему. В первую очередь разработчики позаботились о защите информации. Существует версия для рабочих и серверных станций.

Разработка ОС шла в течение 2013 г., а за основу принят CentOS 6.4. CentOS уже известен сотрудникам ФССП: внедрение дистрибутива происходило с 2012 г. Хотя до этого на 2 тыс. ПК в ведомстве работали свободные ОС. На них можно было запускать специализированную автоматическую информационную систему (АИС) «Судебный пристав». Благодаря ее модернизации, запуск АИС стал доступен и на Linux-дистрибутивах. На свободный офисный пакет ведомство перешло еще в 2009 г, когда продукт Microsoft был заменен на OpenOffice на 47 тыс. компьютерах.

По словам Дмитрия Варенова, при реализации перехода от пропиетарного ПО к свободному, логично пройти «проторенной дорожкой», обратившись для этого к опыту, например, Великобритании и Австралии. В Австралии, к примеру, выпущен официальный документ «A guide to Open Source software for Australian government agencies» («Руководство по использованию СПО в государственных структурах». «Великобритания в этом вопросе пошла дальше, выпустив дополненный каталог рекомендованного к применению в госсекторе СПО под названием “Open Source software options for government”. Все программное обеспечение разделено по категориям, каждому проприетарному решению найден «свободный» аналог, даны ссылки на примеры успешных внедрений», - говорит он.

А ОС и ныне там

В связи с возможностью ввода дополнительных санкций против отдельных коммерческих и госструктур, эксперты не исключают и отказ от обслуживания ПК на пропиетарных ОС, дальнейшую их поддержку или вовсе «заморозку» или изъятие лицензионных ключей. В апреле 2014 г. поводом для обсуждения в Совете Федерации создания «национальной ОС» стало то, что несколько российских банков на некоторое время отключили от платежных систем VISA и Master Card. Было опасение, что американская компания Microsoft, наряду с платежными системами, также присоединится к санкциям.

Сенаторы вспомнили, что 20 октября 2010 г. в силу вступило распоряжение Правительства Российской Федерации «О государственной программе РФ «Информационное общество (2011-2020 годы)». В документе существует подпрограмма «Безопасность в информационном обществе». Согласно ей, предусматривается развитие отечественной сборки операционной системы на свободном программном обеспечении. Выяснилось, что никаких конкретных результатов за это время достигнуто не было.

"Около трех лет назад были представлены первые разработки в области создания отечественной операционной системы, - вспоминает Валерий Щукин, генеральный директор компании TEGRUS. - Однако все они являли собой глубоко переработанный код, написанный западными разработчиками. А отечественной, на мой взгляд, операционная система может называться только в том случае, когда ее ядро и все остальные компоненты разработаны внутри страны".

До сих пор не сформулированы и не формализованы базовые требования к принципам разработки свободного ПО и ОС для государственных нужд. «В целом, переход на свободное ПО будет осуществляться поэтапно и это вопрос не ближайшего будущего. На текущем витке эволюции программных приложений происходит перенос приложений в web, что делает непринципиальным вопрос используемой ОС», - считает Александр Егоров, генеральный директор компании «Рексофт» (ГК «Техносерв»).

Чтобы перейти на свободное ПО, необходима среда, которая обладает максимальной поддержкой таких продуктов. Например, это может быть ОС, за основу которой взят Linux. Такую систему можно лишь условно назвать «национальной», так как она будет взята в России за основу и стандарт для ОГВ. «Собственная национальная ОС – огромный шаг к цифровому суверенитету РФ, и тут важно понимать, что такая ОС должна быть защищена от главных рисков извне – отключения под действием внешнеполитической или иной ситуации. Все, что будет делаться на базе западных разработок, таким свойством не обладает», - считает Александр Санин, коммерческий директор компании «Аванпост».

Безопасная замена

Cейчас вопросы импортозамещения, а отчасти замены пропиетарного ПО на свободное, носят не столько экономический характер, сколько напрямую связаны с обеспечением кибербезопасности и цифрового суверенитета России.

Популярность зарубежного пропиетарного ПО, отчасти, обусловили и сами законотворцы еще в 90-x. «В стране десятилетиями складывалась и укреплялась система лоббирования интересов западных поставщиков, предотвращения самой возможности появления стабильного широкого рынка для отечественных продуктов. Сегодня наступило время осознания неприятной действительности», - говорит Григорий Сизоненко, генеральный директор компании ИВК.

Эксперты сходятся во мнении, что безболезненный переход госструктур с коммерческого на свободное ПО, в том числе на «национальную» ОС на базе Linux, невозможен, так как сотрудники ведомств во многом консервативны и нелегко принимают какие-либо изменения привычного уклада в жизни и работе. К тому же средний возраст госслужащих около 40 лет, и скорее всего освоением работы с непривычным ПО будет происходить непросто. Поэтому наибольшее внимание при разработке «национальной» ОС необходимо посвятить интерфейсу, сделать его максимально дружелюбным, и, может быть, похожим на Windows-окружение.

"Массовый переход на свободное ПО может вызвать негодование пользователей и потребовать определенного времени на привыкание к нему. Несколько сгладить этот процесс можно за счет выбора операционных систем и прикладного ПО, интерфейс и функционал которого схож с пропиетарным. Например, свободно распространяемая операционная система Ubuntu построена на ядре Linux и уже содержит в себе все программы, необходимые большинству служащих государственных предприятий и организаций. Она обладает простым для освоения интерфейсом, надежна, и может стать хорошей альтернативой популярным в госсекторе ОС на ПК", - говорит Валерий Щукин.

Вопросы с серверной составляющей, по словам Валерия Щукина, можно решить двумя путями: первый – добавить штатные единицы, а второй – прибегнуть к услугам аутсорсинговых компаний.

При этом полная стоимость владения СПО может быть высокой, но экономия в отечественном госсекторе никогда не стояла на первом месте. У Open Source, по словам Григория Сизоненко, главное преимущество – это открытые коды, позволяющие провести проверку на декларированные и недекларированные возможности. «Для госсектора это важно. Исключительно важно и то, что, изучая код и включаясь в разработку и тестирование, отечественные разработчики могут понять изнутри, как устроены и работают очень серьезные продукты: ОС, БД, серверы приложений, системы программирования и мн. др.», - говорит эксперт.

Сейчас наиболее остро проблемы «цифрового суверенитета» стоят перед ВПК, силовыми ведомствами, системами обеспечения безопасности, финансовыми системами. Наиболее вероятно, что в этих сферах будут применены отечественные разработки с использованием СПО с сертификацией в соответствующих органах.

«Использование свободного ПО в госсекторе несет некоторые риски, поэтому для государства, на мой взгляд, работа с проверенными российскими разработчиками и поставщиками ПО, соблюдающими основные принципы безопасности разработки ПО и использующими проверенные системные методологии, принесет более надежный результат», - полагает Александр Егоров, генеральный директор компании «Рексофт» (ГК «Техносерв»). Он посетовал, что в России до сих пор действуют либо очень устаревшие государственные стандарты, либо их не существует вовсе.

При этом на Западе есть примеры, когда для всех разработчиков в интересах ОГВ обязательно соблюдение архитектурных методик и шаблонов. Примерами могут служить такие методики как FEAF (Federal Enterprise Architecture Framework, США), DoDAF (Department of Defence Architecture Framework, США), MoDAF (Ministry of Defence Architecture Framwork, Великобритания).

По словам Григория Сизоненко, целью государства должно быть системное обеспечение технологической независимости, а не бездумный переход на свободное ПО. «Оптимально использовать свободное ПО в сочетании с проприетарным, например, отечественными коммерческими продуктами», - полагает эксперт. Он отмечает, что в России есть неплохой собственный проприетарный софт и глупо было бы от него отказываться. «По опыту многих реальных проектов я убеждаюсь, что на рынке один тип ПО успешно дополняет другой, особенно - в вопросах обеспечения защиты информации», - подытожил он.

Виталий Мосеев

Вернуться на главную страницу обзора