oбзор

Обзор: ИКТ в госсекторе 2017

Что ждет рынок ИТ в госсекторе в ближайшие годы
Источник фото ru.depositphotos.com

Что ждет рынок ИТ в госсекторе в ближайшие годы

Санкции, дорогой доллар и спад экономики все еще оказывают существенное влияние на рынок ИТ в госсекторе, однако стали привычным явлением. По оценкам экспертов, в 2016 г. ИТ-бюджеты госзаказчиков увеличились в среднем на 5%. Примерно такого же роста можно ожидать и по итогам 2017 г. Основными трендами прошедшего и текущего года стали импортозамещение, цифровизация и усиление внимания к вопросам информационной безопасности.

По данным Минэкономразвития, в 2016 г. объем российского рынка информационных технологий составил ₽747,4 млрд, что на 1,7% меньше, чем годом ранее. Министерство прогнозирует в 2017 г. его стагнацию, а в 2018 г. – умеренный рост. Что касается его B2G сегмента, то, по мнению опрошенных CNews экспертов, объем ИТ-бюджетов госзаказчиков в 2016 г. увеличился в среднем на 5%. Примерно такого же роста можно ожидать и по итогам текущего года. «С учетом стабилизации макроэкономической ситуации в стране, ожидается, что в 2017 году совокупный бюджет на информатизацию федеральных и региональных органов власти вырастет на 5–7% по отношению к 2016 году и составит около 152-155 миллиардов рублей», – говорит Андрей Богомолов, старший вице-президент «Техносерв». «Как и раньше, на российский ИТ-рынок заметное влияние оказывают санкции, дорогой доллар и угнетенное состояние экономики. Но это уже привычные явления, негативные последствия которых организации научились так или иначе компенсировать с помощью Open Source решений», – продолжает Борис Бобровников, генеральный директор компании «Крок».

2016–2017 гг. стали периодом зарождения и активного развития трех основных трендов на российском рынке информационных технологий. Все они – результат инициатив, озвученных и усиленно претворяемых в жизнь государством.

Импортозамещение: не только госсектор

Первый из них – это импортозамещение в сфере высоких технологий. На начальном этапе речь шла о необходимости отказа от использования иностранного программного обеспечения и оборудования в государственных ведомствах. Однако затем эта инициатива была распространена и на госорганизации, в особенности те, которые работают в критически важных для страны отраслях – энергетике, оборонной промышленности и пр.

Минкомсвязи оперативно создало реестр российского программного обеспечения, в котором в настоящий момент зарегистрировано 3969 программных продуктов. Госведомства обязали при осуществлении закупок отдавать предпочтение решениям, содержащимся в этом реестре. Иностранное ПО можно закупать лишь в случае, когда оно не имеет отечественных аналогов. «Если в начале 2016 года госорганы предпочитали выжидательную позицию относительно отечественных ИТ-продуктов, то сейчас российское ПО и оборудование занимают ощутимую долю в госзакупках», – говорит Леонид Коковин, директор управления по работе с региональными органами власти группы компаний Softline.

Тем не менее, по данным исследования, организованного TAdviser в августе 2017 г., замещения зарубежных систем управления базами данных (СУБД) и серверных ОС отечественными аналогами в госведомствах до сих пор не произошло. Самыми популярными СУБД в госсекторе остаются продукты Microsoft и Oracle. Подавляющее большинство серверов в ведомствах работает под управлением Windows Server. Результаты исследования основаны на анализе базового ПО, на котором работают 339 российских федеральных государственных информационных систем (ФГИС), внесенных в реестр федеральных ИТ-систем.

Что касается оборудования, то здесь ситуация еще сложнее. Отставание России в сфере производства микроэлектроники оказалось очень существенным. По сути, для решения задачи импортозамещения в этой области нашей стране необходимо заняться разработкой отечественных аналогов большинства иностранных продуктов практически с нуля. А для этого нужно и время, и государственная поддержка.

Министерство промышленности и торговли России (Минпромторг) уже объявило пять конкурсов общей стоимостью более ₽14,5 млрд на разработку российских аналогов иностранного оборудования для оборонно-промышленного комплекса. Стоимость первого составила ₽2,76 млрд – эти деньги предназначены для создания различных микросхем, потенциометров, транзисторов, диодов и корпусов для электроники. Еще около ₽4,35 млрд было выделено на процессоры, интегральные схемы и системы на кристалле, то есть отечественные аналоги продукции Intel и STMicroelectronics. Около ₽3,6 млрд получит разработчик российских аналогов транзисторов Toshiba, а также усилителей и диодов. Создание собственных батарей, как у Nokia, и дросселей, как у TDK и Eaton, обойдется бюджету в ₽1,95 млрд. Еще ₽1,9 млрд планируется потратить на импортозамещение продукции Panasonic – резисторов и конденсаторов.

Цифровая экономика России

Вторым трендом текущего года стал рост интереса к цифровизации со стороны руководства страны. В конце июля 2017 г. глава правительства Дмитрий Медведев утвердил программу «Цифровая экономика». Программа включает в себя пять основных направлений – нормативное регулирование, образование и кадры, формирование исследовательских компетенций и технических заделов, ИТ-инфраструктура и кибербезопасность. Также в ней прописаны показатели, которые должны быть достигнуты к 2024 г.

Реализация программы подразумевает развитие целого ряда технологий, таких как большие данные, нейротехнологии и искусственный интеллект, системы распределенного реестра, квантовые технологии, новые производственные технологии, промышленный интернет, компоненты робототехники и сенсорика, технологии беспроводной связи, технологии виртуальной и дополненной реальностей. Функции проектного офиса по реализации «Цифровой экономики» закреплены за автономной некоммерческой организацией «Аналитический центр при правительстве Российской Федерации».

По словам главы Минкомсвязи Николая Никифорова, на реализацию программы будет выделяться ежегодно около ₽100 млрд. В результате к 2024 г. в России появится не менее 10 компаний-лидеров (операторов экосистем), успешных на глобальном рынке. Для основных областей экономики будут созданы не менее 10 цифровых платформ. Помимо гигантов рынка, разработкой профильных технологий и оказанием цифровых услуг будут заниматься не менее 500 малых и средних предприятий. Государство планирует реализовать не менее 30 проектов в области цифровой экономики, объем каждого из которых превысит отметку в ₽100 млн.

Также к 2024 г. 97% домохозяйств будут иметь широкополосный доступ к интернету (100 Мбит/с), а во всех городах-миллионниках появится 5G или выше. Все медицинские учреждения будут подключены к интернету, в них заработают телемедицина, онлайн-консультации и электронные медицинские карты. Для обеспечения нужд цифровой экономики российская система образования каждый год будет готовить по 800 тыс. специалистов в области ИТ. А доля населения, обладающего цифровыми навыками, к 2024 г. вырастет до 40%.

«То, что в этом году впервые заговорили о цифровизации на государственном уровне, – это важный сигнал не только для ИТ-отрасли, но и для всей экономики в целом. Ведь цифровая экономика – это глобальная технологическая революция, и та реальность, в которой мы с вами уже живем. Без ИТ уже невозможно представить ни одну конкурентоспособную компанию или отрасль», – уверен Борис Бобровников. «Программа «Цифровая экономика» – это курс, которому будут следовать все госзаказчики при планировании, проектировании и строительстве своих ИТ-систем», – продолжает Евгений Ефименко, коммерческий директор компании «ФОРС – Центр разработки» (ГК ФОРС).

Безопасность превыше всего

Еще один безусловный тренд последнего времени – пристальное внимание к вопросам обеспечения информационной безопасности. «Вирусные атаки WannaCry, Petya и другие на ИТ-системы европейских и российских компаний затронули также компьютеры российских силовых ведомств и телекоммуникационных компаний. Это усилило важность решения вопросов кибербезопасности не только на корпоративном уровне, но и на уровне государственных систем и государственного регулирования и контроля за доступностью сервисов и безопасностью данных в целом», – поясняет Евгений Ефименко.

В декабре 2016 г. президент Владимир Путин утвердил разработанную Советом безопасности Доктрину информационной безопасности России. В отличие от предыдущего варианта документа, принятого в 2000 г., в новой версии особое внимание уделяется необходимости защиты критической инфраструктуры страны, а также ликвидации зависимости от зарубежных ИТ-решений за счет создания и внедрения отечественных разработок.

В июле 2017 г. был подписан федеральный закон о безопасности критической информационной инфраструктуры (КИИ) страны. Под критической инфраструктурой в нем понимаются «информационные системы и информационно-телекоммуникационные сети госорганов, а также автоматизированные системы управления технологическими процессами в оборонной индустрии, в здравоохранении, связи, на транспорте, в кредитно-финансовой сфере, энергетике, а также в ряде отраслей промышленности (топливной, атомной, ракетно-космической, металлургической, химической, горнодобывающей)». Также в перечень объектов КИИ включены научные организации. Одновременно в законе определен статус Национального координационного центра по компьютерным инцидентам как организации, которая занимается обеспечением функционирования государственной системы обнаружения, предупреждений и ликвидаций последствий компьютерных атак на информационные ресурсы РФ и участвует в осуществлении координации деятельности субъектов КИИ.

Принятые документы заложили основу для целого ряда инициатив, целью которых является дальнейшее усиление влияния государства на процесс использования и обеспечение безопасности ИКТ в стране. Так, Совет безопасности РФ предложил с апреля 2018 г. ограничить госзакупки телеком-оборудования по той же схеме, что и закупки госорганами иностранного ПО, причем не только для госведомств, но и для госкомпаний. Он также предлагает с 1 февраля 2018 г. создавать телеком-инфраструктуру за государственный счет только на отечественном телеком-оборудовании.

Минкомсвязи намерено обязать госорганы хранить сведения о лицах, работавших на их оборудовании во время предоставления телематических услуг (передача сообщений, голосовая и видеосвязь) или при передаче данных, в течение трех лет. Список сведений включает в себя имя, фамилию, отчество, место жительства и реквизиты удостоверяющего личность документа. При необходимости с данными имеет право ознакомиться Федеральная служба охраны (ФСО). Также ведомство подготовило новый вариант законопроекта «О критической инфраструктуре интернета», который запрещает иностранным инвесторам контролировать точки обмена интернет-трафиком.

Принят закон об ограничениях работы сервисов, предназначенных для обхода блокировок интернет-сайтов – анонимайзеров, прокси-серверов, VPN-сервисов, туннелей, браузеров с функцией проксирования (Opera, Tor и др.). Он вступает в силу с 1 ноября 2017 г. Поиском таких сервисов будут заниматься МВД и ФСБ. Работающие в России мессенджеры обязали идентифицировать пользователей по номеру телефона, а в случае их отказа от такой идентификации отказывать им в предоставлении услуг.

От трендов к технологиям

По мнению Евгения Ефименко, в автоматизации госведомств раньше преобладали инфраструктурные проекты. Однако сегодня они стали все больше внимания уделять инновационным направлениям, связанным с использованием технологий интернета вещей, больших данных, облачных вычислений, блокчейн. «Сделанные нами системы на основе технологий интернета вещей и больших данных уже работают и дают результат», – говорит он.

Блокчейн стал одной из самых обсуждаемых технологий на рынке. В правительстве была создана рабочая группа по вопросу его применения в госуправлении, которую возглавил первый вице-премьер Игорь Шувалов. Инноватором в этой сфере намерено стать Министерство здравоохранения, которое уже заявило о намерении перевести электронные карты пациентов в российских медучреждениях в систему на базе блокчейна. При этом, по словам министра здравоохранения Вероники Скворцовой, граждане смогут самостоятельно выбирать, с кем они поделятся личными сведениями.

Важным событием стало повышение внимания государства к BIM-технологиям. «В 2019 году использование BIM должно стать обязательными для всех организаций, реализующих проекты по строительству новых объектов с участием государственного бюджета, – рассказывает Борис Бобровников. – Я бы сказал, что в 2015–2016 годах мы ощущали на себе нарастающий интерес со стороны заказчиков – как со стороны госведомств, так и их подрядных организаций. Они уже сейчас тестируют концепцию и проводят «первые пробы» ответственных за возведение или эксплуатацию объектов инфраструктуры».

Прогнозы на будущее

Программой «Цифровая экономика» предусмотрено дополнительное финансирование ИТ-проектов. «Учитывая это, совокупный бюджет на информатизацию федеральных и региональных органов власти в 2018 году вырастет на 15–20% по отношению к 2017 году и составит около 175–185 млрд рублей, – говорит Андрей Богомолов. –Хочется надеяться, что финансирование госпрограммы «Информационное общество (2011–2020 годы)» в 2018 году будет подвергнуто оптимизации в меньшей степени, чем запланировано Минкомсвязью России (на уровне 9%)».

Опрошенные CNews эксперты выделили несколько направлений, которые будут определять развитие рынка ИТ в госсекторе в ближайшие годы. Во-первых, это рост спроса на обновление технологической инфраструктуры, вызванный тем, что срок амортизации оборудования, которое массово закупалось в 2013–2014 гг. подходит к концу.

Во-вторых, курс на цифровизацию экономики приведет к росту спроса на облачные сервисы. «Программой прямо предусмотрено создание и использование облаков региональными органами власти на основе отечественных разработок», – поясняет Леонид Коковин.

Продолжатся работы по цифровизации госуслуг. «Существенным драйвером для развития онлайн-госуслуг и создания цифровой доверенной среды могут стать использование систем распределенных реестров (блокчейн) и запуск в эксплуатацию Национальной биометрической платформы, интегрированной с единым порталом государственных услуг», – уточняет Андрей Богомолов. «Серьезное влияние на использование новых технологий при автоматизации государственных услуг и функций должны оказать Центры компетенций, созданные на базе ведущих госкомпаний, таких как Сбербанк, Росатом, Роснано и других», – продолжает Евгений Ефименко.

Будет усовершенствовано техническое регулирование ЦОД, в том числе установлены требования по классификации и сертификации ЦОД, обеспечению устойчивости и безопасности их функционирования.

Неизбежно будут расти объемы проектов, связанных с организацией защиты информации и обеспечения кибербезопасности в сетях органов власти и их подведомственных учреждений. «Необходимость противодействия стремительному росту киберугроз, подкрепленных принятыми мерами государственного регулирования, неотвратимо приведет к увеличению в ИТ-бюджетах ведомств статьи расходов на информационную безопасность, возможно, в ущерб финансированию по неприоритетным мероприятиям», – говорит Андрей Богомолов.

В российских регионах все большее распространение получит подход «проект как сервис». «Регионы испытывают трудности с поиском денег на реализацию больших комплексных ИТ-проектов, поэтому свои задачи они будут решать за счет заказов готовых решений у провайдеров и использования альтернативных финансовых схем – например, лизинга и государственно-частного партнерства», – уверен Леонид Коковин.

Таким образом, перспективы развития ИТ в госсекторе на ближайшие годы представляются достаточно оптимистичными даже в условиях сохранения санкций. Судя по всему, доля этого сегмента в совокупном доходе рынка ИКТ России будет расти, а значит на нем еще достаточно места для новых игроков, способных предложить инновационные продукты.

Наталья Рудычева

Вернуться на главную страницу обзора