[an error occurred while processing this directive]

 
При поддержке
Тарио

Юрий Зигуля: IP-телефонию загонят в стойло государственного регулирования

Юрий ЗигуляО том, что происходит с IP-телефонией, своём видении настоящего и будущего этого сегмента телекоммуникационного рынка России в интервью CNews рассказал Юрий Зигуля, генеральный директор "Информационного бюро «Бизнес Волна».

CNews: Какие события, произошедшие в 2004 году, оказали, по вашим оценкам, значительное влияние на российский рынок IP-телефонии и интернет-доступа?

Юрий Зигуля: Прошедший 2004 год был небогат событиями. Единственное и главное событие, в результате которого отрасль затормозила свое развитие, — фактическое прекращение лицензирования Министерством связи. Очевидно, что за счет этого ограничения прекратился приток в отрасль новых операторов, и тем самым исчез экстенсивный фактор развития отрасли.

Другое событие, которое напрямую связано с указанным, — это ожидание грядущей реформы отрасли связи, введения новых правил взаимодействия сетей и абсолютно неясные перспективы для такого, в частности, сектора, как IP-телефония и Интернет-доступ.

По сути дела, до нас, до простых операторов доходят только отдельные слухи, мол, на коллегии говорили о том-то и том-то, что количество лицензиатов будет увеличено/уменьшено, что до VoIP-провайдеров наконец-то дойдут руки, и IP-телефонию будут загонять в стойло жесткого государственного регулирования.

Заинтересованные лица на местах остаются в абсолютном неведении, какой вид примет отрасль уже летом этого года, какие тенденции регулирования будут присутствовать, и в какие рамки будут загонять мутную волну операторов IP-телефонии, — все это до сих пор не определено. Однако скажу, что ожидания на рынке самые тревожные и пессимистичные.

CNews: Каким деловым кругам, на ваш взгляд, может быть выгодно введение государственного регулирования IP-телефонии?

Юрий Зигуля: Налицо два обстоятельства, которые, на мой взгляд, побуждают регулирующие органы «разобраться с IP-телефонией». Во-первых, IP-телефония обрушила транзитный PSTN-to-PSTN рынок, и это больно ударило по фирмам, занятых данным видом бизнеса. Вдруг выяснилось, что гораздо выгоднее поставить в абстрактном областном центре шлюз IP-телефонии и терминировать весь трафик на эту зону через Интернет, чем брать голосовой канал «точка-точка».

Моментально все финансовые потоки, ассоциированные с дальним трафиком, распределились между сотнями VoIP-провайдеров, которых, как мы знаем, расплодилось за последние полгода превеликое множество. Я не думаю, что в риторике имеют вес аргументы про "социально значимые проекты «Ростелекома», скорее всего большее значение имеют голоса тех компаний и лиц, для которых PSTN-to-PSTN транзитный бизнес является наиболее простым и понятным.

Ведь транзитом VoIP-to-VoIP могут заниматься все желающие при минимуме капитальных вложений, но вот транзит трафика PSTN-to-PSTN — удел лишь немногих избранных. Припоминаю ситуацию, когда где-то в 2001 году тарифы на терминацию трафика в Россию на известной VoIP-бирже в США были ниже, чем официальные тарифы «Ростелекома». Могу предположить, что кто-то на этом зарабатывал серьезные деньги! Ну а потом, с ростом числа шлюзов IP-телефонии в регионах, цена выровнялась, но и одновременно финансовые потоки размылись.

Естественно желание этих лиц вернуть доход, применить в полной мере весь свой имеющийся административный потенциал и возвратить ситуацию на 5 — 7 лет назад. Ну, и второе обстоятельство, которое надо иметь в виду и про которое часто забывают, — проблема сетевой безопасности и так называемые мероприятия СОРМ, которые достаточно тяжело без достаточных навыков и средств осуществлять на сети VoIP.

Естественно, недопустима ситуация, когда голосовой трафик государствообразующих организаций транслируется в открытом виде по сети Интернет, так сказать, на всеобщем обозрении.

Грамотных и опытных специалистов по сетевой безопасности пока на рынке мало, и их зарплатные запросы превышают государственные возможности. Кроме того, абонент сети VoIP обезличен, и при проведении мероприятий СОРМ его значительно труднее «вычислить» по IP-адресу, чем сделать то же для абонента сети PSTN и т.п.

Итак, я примерно обрисовал круг лиц и организаций, которым выгоднее введение государственного регулирования IP-телефонии, и кого это интересует в первую очередь. Но это сугубо мое личное мнение.

CNews: Какие изменения, на ваш взгляд, это может повлечь?

Юрий Зигуля: К чему может привести подобное нововведение? С моей точки зрения, планы осуществления регулирования в области IP-телефонии и введения новых схем взаимодействия сетей вызывают определенные опасения, поскольку предлагаемые нововведения — ничем не прикрытая игра в одни и абсолютно всем известные ворота.

И знаете, что тревожит больше всего? Это не перспектива очевидного ухудшения конкурентного поля на рынке связи. Даже не это, а заявления некоторых высоких чиновников, опубликованные в печати, мол «после введения новых правил взаимодействия сетей многим провайдерам IP-телефонии придется уйти с рынка».

Это знаменует собой наступление эпохи игры по новым правилам. И в связи с этим, мне делающим подобные заявления людям даже не хочется задавать вопрос: «Господа, а как же либеральные идеи?»

Мне хочется задать чиновникам, лоббирующим подобное нововведение, другой вопрос: «Господа, а как же удвоение ВВП?», ведь сектор IP-телефонии и IP-технологий — один из двух секторов на рынке телекоммуникаций в России, который демонстрировал серьезный рост в течение последних четырех лет и соответственно делал вклад в развитие Российской экономики.

Иллюзорна и ошибочна идея, что вот придет полугосударственный монстр, пользующийся безграничной административной поддержкой, подомнет под себя все и вся, и Россия повсеместно покроется пунктами бесплатного доступа в Интернет. Весь мой опыт жизни в этой стране подсказывает, что этого не будет. Ну, может быть, разве что появится несколько «потемкинских деревень»…

Печально, но про высокие темпы развития в данном секторе экономики придется забыть. А вместе с ним и забыть про высокие темпы развития информационных технологий. Посудите сами. Например, наша компания, кроме стопроцентного реинвестирования прибыли внутри России, около 20% дохода тратит на поддержание и обновление существующей технологической базы, а это постоянная гонка за технологический отрыв, это огромный штат программистов, это развитие целой линейки софтверных продуктов.

И это мы делали и делаем без всякой поддержки государства, без налоговых льгот, без пустого словоговорения на модную ныне тематику «технопарков оффшорного программирования». В связи с вышеназванными доводами, такое решение я могу охарактеризовать как ошибочное и непоследовательное.

По-моему, мы когда-то уже подобное проходили, припоминаю историю двадцатого века: 30-ые годы — коллективизация…; 50-ые годы — укрупнение колхозов…; 80-ые годы — товарный голод и разговоры о возрождении села… Неужели нас история ничему не учит?

Вы знаете, что уже сейчас мало-мальски грамотный китаец, живущий в Москве, телефонную карточку не покупает, а звонит на свою родину через IP-терминал в китайском общежитии?

Вот это и есть наглядный пример тенденций развития рынка электросвязи! И если наше государство вдруг начнет играть с регулированием VoIP-услуг, то потом нам придется долго догонять тот же Китай и ту же Индию, догонять и перегонять.

CNews: Может быть, Россия при принятии подобного рода решений действует в рамках мировых тенденций?

Юрий Зигуля: Может быть, но только, как обычно у нас бывает, «на местах» без «перегибов» не обходится. Ведь по сути дела, IP-технология — это не просто изолированное технологическое решение.

Сама действующая бизнес-модель операторов IP-телекоммуникаций предполагает существование в крайне демократичной глобальной бизнес-среде. Это сложившаяся система многосторонних связей и установившаяся гибкость взаимоотношений. Это особая творческая атмосфера проектировщиков и программистов.

Стоит только проследить за цепочкой революционных технологических новинок, которые в корне перевернули наши представления о телекоммуникациях, которые появились в мире с 1994 года, с момента, когда впервые голос был передан по IP-сетям. И мы увидим, что за эти 10 лет появилась не просто «голая» VoIP-технология, а появилась новая телекоммуникационная среда, появилась абсолютно новая инфраструктура, в которой существует и бизнес, и государство, и простые люди.

Любому невооруженным глазом станет видно, что за эти 10 лет рывок в развитии информационных технологий достигнут именно в тех странах, в которых возникшая телекоммуникационная среда была наиболее открытой, демократичной и конкурентной. Да, это сопряжено с падением тарифов на дальнюю связь, но это — наша плата за то, что данный ресурс стал открытым как воздух, как вода в кране.

Существует одна тенденция: например, в США и в Западной Европе сегодня простой человек уже имеет возможность делать дальние звонки за какую-то символическую абонентскую плату и получать доступ в Интернет практически бесплатно.

Есть и другая тенденция: государства, где VoIP-технология находится вне закона и даже пользование Skype’ом со своего персонального компьютера влечет за собой наказание. Чтобы оценить, какая из тенденций предпочтительнее для государства, достаточно сравнить тарифы на дальнюю связь и на подключение к сети Интернет в странах, уверенно развивающихся по этим двум сценариям. Я лично, как простой обыватель, хочу, чтобы все было дешево.

CNews: Вам не кажется, что цель, которую преследует Государство — изъятие части дохода отдельных операторов электросвязи и перераспределение ее в направлениях стратегического развития отрасли — стоит того, чтобы изменились правила игры на этом рынке?

Юрий Зигуля: Вы помните времена, когда Государство владело всеми ресурсами связи и, тем не менее, сопутствующие этой централизации ресурсов очереди на установку телефона? Давайте вспомним другое наше недавнее прошлое, начало и середину 90-ых годов прошлого века: все московские офисы сидят на dial-up’е и только серьезные фирмы берут DSL-каналы по хитрой скорости 32/64 кБит/сек (то есть скорость 32 им гарантирована, а 64 не гарантирована).

Лишь только самые «крутые» (по пальцам пересчитать) компании подключаются по оптике. Передовые операторы «Комстар» или «Глобал Один» только-только за сумасшедшие деньги начали включать цифровые номера; человек с сотовым телефоном — это уже не человек, это бог. А обладатель пейджера — полубог или наместник бога на земле. Жуткие времена.

И в эти времена в принципе, теоретически уже можно было получить лицензию на предоставление услуг электросвязи, говорят, кому-то давали. Была дверь по известному адресу, куда можно было свободно подать заявку, потом занять очередь и терпеливо ждать, ждать…, получать отказ, снова подать заявку и ждать, ждать…

Переломными стали 1998 — 1999 годы, и произошедшее за эти пять лет видно невооруженным взглядом — вслед за демократизацией отрасли телекоммуникационные ресурсы стали доступны большинству фирм и граждан. Неужели те, кто огульно печется о телефонизации чумов, хат и яранг не видит, что нуждающийся в телефоне давно купил себе мобильный телефон?

Тогда, следуя логике, наверное, надо перераспределить доход в пользу операторов мобильной связи. Или была идея перечислять часть дохода на «научно-техническое развитие отрасли». Но позвольте, к примеру, наша компания 20% дохода и так уже тратит на научно-технические разработки. Тогда, здраво рассуждая, мы должны говорить о льготах для компаний, подобных нашей.

Или, например, мы сегодня телефонизируем конкретный район Подмосковья, жилой сектор — хлопотное и капиталоемкое дело. И что, мы от этого получаем льготы, или в нашу пользу перераспределяются средства? Ничего подобного. Одни вопросы: структура фонда универсальной услуги не определена, механизм и принципы распределения средств закрыт, перечень проектов, на которые будут направляться средства, отсутствует.

Что касается апелляций к непременной установке таксофонов в каждом селе… Давайте не будем лгать ни себе, ни друг другу. Никто отдаленные стойбища и таежные полустанки телефонизировать не будет и не собирается. Речь же в данном случае идет о банальной реорганизации рынка с очевидной всем целью переподчинить рыночные ресурсы.

А с задачей телефонизации, задачей правильного выбора технологии и минимизации затрат при этом смогут справиться только коммерческие предприятия: альтернативные операторы связи, операторы сотовой связи и т.п. И помощь государства при этом должна заключаться совсем в другом: нужно только упорное стремление поддерживать конкурентную среду и закрывать разного рода «кормушки».

Любые попытки искусственно консолидировать телекоммуникационные ресурсы под эгидой чиновничьей длани, вокруг определенных полугосударственных компаний, приведут к неэффективному использованию и зачастую к разбазариванию этих ресурсов.

Требуется пример? Пожалуйста, самый простой. Однажды мне на стол лег толстый фолиант под названием «Желтые страницы российского Интернета» — что-то типа телефонного справочника, где в алфавитном порядке перечислялись «урлы» существовавших на тот момент web-сайтов.

Насколько я помню, этот справочник был издан в рамках программы «Электронная Россия». Тогда я был просто шокирован тем, что в чью-то воспаленную голову могла прийти мысль взять данные, свободно лежащие на «Яндексе» с «Рамблером», и издать их в виде книжки. Не целесообразнее ли было перераспределить эти средства в виде гранта тем же «Яндексу» и «Рамблеру» на популяризацию ресурсов Интернета? Оказывается, что нет.

CNews: На ваш взгляд, насколько сильно изменится расстановка сил на рынке электросвязи вследствие грядущих преобразований и организационных изменений? Каких изменений вы ожидаете на российском телекоммуникационном рынке в ближайшее время?

Юрий Зигуля: Наша компания появилась в 2000 году, и за четыре года мы нашли свой бизнес, свою рыночную нишу. За эти четыре года мы пообщались со всеми реально действующими операторами связи в Москве, Санкт-Петербурге, со многими операторами в России и СНГ. Мы зашли в каждую дверь с предложением межоператорского взаимодействия.

Были двери, за которыми мы нашли взаимопонимание. Но были и двери, за которыми нам предлагали абсолютно неприемлемые ни в коммерческом, ни в технологическом плане решения, и при этом говорили: «Все равно вы к нам рано или поздно придете — у нас же административный ресурс!» Вот история, которая случилась с нами на самом деле где-то в 2002 году.

Подключаемся мы ради мифического «административного ресурса» к сети одной из таких компаний, работаем, кстати, по немаленьким тарифам, сталкиваемся с отвратительным качеством, сдаем в техническую службу этой компании trouble-ticket, ждем решения проблемы и, естественно, отключаемся от их сети и ждем конкретных действий с их стороны.

И только через три недели (обратите внимание на скорость реагирования на возникновение проблемы!) нам перезвонил представитель их технической службы и сказал: «К нам поступила заявка на возникновение проблемы, мы начали проверять, но что-то не видим на своей стороне ваш канал?…»

С таким организационным анахронизмом в этой компании мы столкнулись. И мы не знали, то ли смеяться нам в такой ситуации, то ли плакать.

Думаю, что эта компания спокойно переживет введение нового порядка взаимодействия сетей и правил оказания услуг IP-телефонии. Насколько я представляю, этот оператор всегда существовал вне рынка, и для него вполне естественна реакция, направленная не на собственную адаптацию к требованиям рынка, а на изменение действующих правил игры на рынке, на ограничение конкурентной среды.

Мы же в противовес этому полностью погружены в конкурентную среду. Мы не «приватизировали» у государства ни винтика. Мы начали наш бизнес практически «с нуля». Тем не менее, мы за четыре года построили коммутационное оборудование в нескольких городах, мы продаем более 200 тысяч телефонных карт в месяц, мы консолидировали объем порядка 12 миллионов минут в месяц дальнего трафика — приличный объем, сравнимый с объемом небольшой страны.

Причем весь этот трафик клиентский, а не транзитный; тот, кто работал на розничном рынке, представляет, насколько это тяжелый и кропотливый труд. Что нам это дало? Мы не замкнулись только в рамках данного проекта. В рамках нашей компании создано уникальное софтверное решение, которое нам позволяет минимизировать операционные издержки по технической поддержке сервисов (по крайней мере, на проблемы на своей сети мы реагируем значительно быстрее, чем за три недели) и по управлению бизнесом.

За последний год мы проложили 200 км волоконно-оптических кабельных сооружений и начали работать по телефонизации Подмосковья. Мы создали собственную информационно-справочную службу и начали предоставлять услуги call-центра, и, главное, у нас появился бренд, которому доверяют клиенты… и этого мы добились, исключительно работая на рынке услуг IP-телефонии, не прибегая к значительным заемным финансовым ресурсам.

И таких операторов как мы достаточно большое количество. Тех, кто начинал так же как мы, не имея за собой ни достаточных капитальных ресурсов, ни серьезной административной поддержки, и смог на поприще IP-телефонии создать серьезный бизнес, обладающий серьезными конкурентными преимуществами, — это уникальные люди, это и есть настоящие предприниматели с большой буквы.

Ведь лицензий «по телематике и передаче данных» выдано тысячи, десятки тысяч, а выжили в конкурентной гонке только десятки компаний. И теперь получается, этим людям говорят «извините, прошлое было ошибкой» и «спасибо, все свободны».

Изменятся правила игры? Что ж, придется от чего-то отказываться, приспосабливаться к ним — уверен, митинговать директора этих компаний не будут, и Ленинградское шоссе персонал этих компаний перекрывать тоже не собирается. Просто закроется еще одна страница нашей истории.

За короткий промежуток времени закроются несколько крупных и десятки небольших компаний со всеми вытекающими отсюда последствиями: всплеск безработицы в отрасли, несколько банкротств и цепочка неплатежей за взаимно оказываемые услуги обмена VoIP-трафиком, конкурентная среда ослабнет, цены поднимутся, качество сервиса ухудшится — это очевидно.

Что касается нашей компании, то надеюсь, наш бизнес достаточно диверсифицирован, чтобы выйти из этой ситуации без серьезных потерь. Скажу только одно, в «подполье» мы уходить не намерены — это не в наших традициях, мы всегда в полном объеме выполняли требования органов надзора за связью.

Мы по-прежнему намерены строить и развивать сеть телематических узлов и узлов служб интеллектуальной сети на территории всей Российской Федерации. Как бы не менялся порядок лицензирования, мы намерены подавать заявки для получения соответствующих лицензионных разрешений.

Мне, все-таки, кажется, что регулирующие органы прислушаются к голосу разума и воздержатся от шагов, ведущих к драматическим последствиям.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS