[an error occurred while processing this directive]

Анатолий Белайчук: Будущее за интеграцией независимых крупномасштабных систем

Анатолий Белайчук

На вопросы CNews отвечает Анатолий Белайчук, заместитель генерального директора компании «Бизнес-Консоль».

CNews: Насколько, по вашим наблюдениям, за последние годы изменилась структура спроса на ИТ в отечественной промышленности?

Анатолий Белайчук: Отмечу одну тенденцию: в отечественной экономике быстрыми темпами происходит укрупнение и консолидация, независимые предприятия объединяются или поглощаются холдингами. В области ИТ это приводит, с одной стороны, к унификации: большие корпорации стремятся к единообразию вычислительных ресурсов, включая программное обеспечение. С другой стороны, унифицировать все и сразу невозможно, поэтому растет спрос на высокоуровневую интеграцию — на уровне взаимодействия КИС между собой. К сожалению, отрасль тут пока не на высоте: попробуйте, например, обратиться к массовым системам — лидерам рынка ПО для управления предприятием — через вебсервисы. Скорее всего, у вас будут проблемы. А ведь это сегодняшний стандарт для межсистемного взаимодействия.

CNews: Сохраняется ли, на ваш взгляд, тенденция к внедрению предприятиями изолированных приложений для решения отдельных задач? Или же на этом рынке превалирует концепция ERP?

Анатолий Белайчук: Формулировка вопроса несколько устарела, ERP-система сама уже превратилась в «приложение для решения отдельных задач». Раньше концепция ERP, по сути, была концепцией окончательной интегрированной системы. Сегодняшний взгляд обнаруживает, что помимо ERP, есть еще и CRM, и системы бюджетирования, и системы оперативного управления производством. Это подтверждается статистикой: по данным Gartner, если 10 лет назад успешно внедренная ERP-система в среднем покрывала 70% потребностей предприятия, то сегодня — только 40%.

Теоретически перечисленные приложения могли бы быть частью ERP, но на практике они туда «не лезут». Этому есть частные объяснения — например, для задач бюджетирования и оперативного управления производством ERP-системы слишком неповоротливы, они просто не успевают выдавать результаты в нужном темпе. Но по-видимому, дело не столько в частностях, сколько в системном ограничении. Представьте себе, что вы все больше и больше расширяете функциональность своей единой интегрированной системы. С ростом масштаба темп внесения в нее изменений будет падать, поскольку ресурсы у вас все-таки ограничены. В конце концов наступит момент, когда характерное время внесения изменений в систему станет больше характерного времени изменения условий хозяйствования. То есть путь усложнения единой интегрированной системы — это тупиковый путь в принципе. Этот момент уже наступил, чему способствовало уменьшение второго характерного времени: сейчас на рынке господствует покупатель, а не производитель, и приходится под него подстраиваться. Плюс сказывается глобализация. 

Вариант решения этой концептуальной проблемы — BPM и SOA. Так что, в ответ на ваш вопрос можно сказать, что будущее не за изолированными приложениями и не за ERP, а за интеграцией независимых, но крупномасштабных систем.

CNews: Можно ли уже говорить о скором насыщении российских производственных предприятий ERP-системами, по вашим оценкам?

Анатолий Белайчук: Не очень понятно, что вы имеете в виду под насыщением. Рынок ERP был и останется весьма емким:  организуются новые компании, компании со стажем перестраивают бизнес-процессы или осваивают новую функциональность.  Известно ведь, что внедрение ERP-системы имеет начало, но не имеет конца.

Есть смысл говорить о зрелости рынка: ERP-системы перестают быть «хай-теком» и становятся практически товаром повседневного спроса. Я, конечно, утрирую, но факт тот, что рынок уже практически поделен между несколькими лидерами, и большинство заказчиков выбирают из одного и того же достаточно узкого набора систем.

CNews: Насколько актуальны на данный момент для этой отрасли решения класса ВРМ? Предприятия какого рода проявляют к ним наибольший интерес, из вашей практики?

Анатолий Белайчук: Как и везде в мире, интерес к BPM в первую очередь проявляют компании, которые вопрос с ERP уже более-менее закрыли и обнаружили, что, с одной стороны, ERP — это еще не все, а с другой, — что ERP не прорабатывает бизнес-процесс во всех деталях  и, главное, слишком громоздка и не способна меняться достаточно быстро. Ее перенастройка, не говоря уже о перепрограммировании — дело достаточно трудоемкое.
 
По своему опыту я могу сказать, что идеи BPM «на ура» воспринимаются представителями отечественного бизнеса и топ-менеджмента.  Я бы сказал, что бизнесмен инстинктивно мыслит процессно. Если у него в голове есть «картинка» бизнес-процесса — он видит, что бизнес есть, и действует. Если нет — будет думать дальше. Конечно, это справедливо не всегда: на стадии «дикого рынка» хватают то, что плохо лежит, и тут не до бизнес-процессов. Но потом наступает момент, когда бизнесмен хотел бы, чтобы все шло более-менее само по себе. Устраниться от бизнеса совсем — это для большинства чересчур, а вот придумать схему бизнес-процесса и спрашивать с наемных менеджеров за ее выполнение — в самый раз.  Это как раз и есть процессное управление.
Кроме того, бизнес-процесс — вещь тиражируемая.  Можно один раз его отработать и многократно внедрить —  например, через франчайзинговую схему или на предприятиях холдинга. А еще использование BPM позволяет  обходиться менее квалифицированным персоналом, он органично стыкуется с модным нынче BSC — в общем, преимуществ много, не зря в Америке о BPM говорят: "The Next Big Thing".

CNews: Какая доля ваших проектов приходится на промышленность? Какие из них вы могли бы выделить как наиболее интересные за последнее время?

Анатолий Белайчук: Со своего основания в 1992 г. наша компания разрабатывала программные продукты исключительно для промышленных предприятий. В последнее время, с появлением в портфеле наших предложений BPM-решений, наш рынок расширился, так как программное обеспечение BPM по сравнению с ERP более универсально, но все равно на промышленность приходится свыше 80% проектов.

Пожалуй, наиболее значимым и интересным стал наш первый проект BPM, выполненный в начале 2005 г. на Каменск-Уральском металлургическом заводе (КУМЗ). Всегда интересно "торить лыжню", ведь пока в области BPM много разговоров, но мало реальных дел. Среди открытий, которые мы для себя сделали в первых проектах, например такое: обнаружилось, что восприятие BPM заказчиками радикально отличается от традиционных программных средств. Если обычно поставщику автоматизированной системы или консультанту в этой области легче найти язык с ИТ-менеджерами заказчика, и основная трудность состоит в налаживании взаимодействия с лицами, принимающими решения, то в BPM все обстоит ровно наоборот: бизнесмены и топ-менеджеры быстро схватывают идеи BPM, а с ИТ-менеджерами зачастую возникают проблемы. Это наглядное подтверждение теоретического утверждения: с появлением BPM ИТ-отрасль наконец-то поворачивается лицом к реальным проблемам бизнеса, уходя от «автоматизации ради автоматизации». 

CNews: Спасибо.


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS