[an error occurred while processing this directive]

Металлургия: ИТ-ответ на вызовы мирового протекционизма?

Металлургия, на протяжении всего своего существования продолжает оставаться одной из передовых отраслей российской экономики. В отечественном экспорте продукция металлургия занимает второе место после нефте-газовой промышленности. Ориентация на внешний рынок обязывает предприятия отрасли удовлетворять всем требованиям, предъявляемым мировой экономикой к основным игрокам на ее поле. Ясно, что это достаточно мощный вынуждающий фактор, ввиду которого российская металлургия, скорее всего, никогда не выйдет из тройки отраслей-лидеров информатизации. Как и любая другая, замкнутая на экспорт, экономическая деятельность металлургия довольно прибыльна. Годовые обороты отечественных металлургических комбинатов составляют как минимум $3-5 млрд. Кроме того, металлургические холдинги имеют достаточно сложную инфраструктуру деятельности. Все три фактора делают металлургические предприятия одними из самых крупных заказчиков дорогостоящих информационных систем.

Тем не менее в рейтинге отраслей-потребителей ИТ металлургия уже на протяжении двух-трех лет занимает только третью позицию, уступая нефтегазовому комплексу и машиностроению. Такая ситуация типична для отраслей так называемого «первого эшелона» информатизации, для которых основной этап внедрения информационных систем давно пройден и текущие объемы потребления ИТ формируются не за счет насыщения потребностей первой необходимости в сфере ИТ, но за счет качественного улучшения уже созданной в прошлом информационной инфраструктуры. Настоящий этап, скорее всего, проходит под знаком модернизации уже внедренных ранее систем.

Отраслевой индекс информационно-технологической емкости*

Отрасль

Затраты на ИТ в объеме произведенной продукции, %

Металлургия

0,54

Промышленность в целом

0,50

Экономика в целом

0,72

* Индекс ИТ-емкости может быть интерпретирован как вклад информационных технологий в производство единицы продукции, а информационные технологии при таком подходе могут рассматриваться как один из факторов производства.

По объему ИТ-затрат из расчета на единицу производимой продукции, металлургическая отрасль занимает некое промежуточное положение. С одной стороны, индекс ИТ-емкости у металлургический предприятий несколько выше, чем в среднем по промышленности, но, с другой стороны, ниже, чем в целом по экономике. Это неудивительно и, вместе с тем, не означает, что отрасль еще слабо информатизирована. Относительно низкий вклад ИТ в металлургическом производстве не недостаток, а специфическая черта ресурсоемких отраслей. Так, в структуре затрат черной металлургии затраты на сырье и материалы составляют более 75%, в цветной металлургии соответствующий показатель также достаточно высок — порядка 55%. Поэтому низкая доля затрат на ИТ в общем объеме валовой продукции — типичная для металлурги ситуация и не отражает ее низкую активность в сфере ИТ.

Анализ структуры потребления основных видов ИТ в металлургии указывает на два нетипичных для зрелых отраслей феномена. Во-первых, это необычно высокая доля затрат на чистые ИТ-услуги — аудит и консалтинг, которая, по нашим оценкам, в 2005 году составила около 23% (всего порядка 2,5 млрд.руб.), вместо типичных 13-15%. Во-вторых, это четко зафиксированная статистикой неустойчивость поведение отрасли на рынке ИТ в 2003-2004 гг.

Начнем с последнего. В 2003 году статистика зафиксировала резкое падение затрат металлургических предприятий на ИТ. Так, если к 2002 году, согласно данным Росстата, расходы отрасли на основные виды ИТ достигли отметки в 16 млрд. руб., то уже в следующем 2003 году они упали до 7 млрд.руб., т.е. более чем в 2 раза. Указанное колебание можно объяснить, пожалуй, только рядом ситуационных факторов, заставших отрасль врасплох.

2003-2004 гг. действительно стали тяжелым периодом для отечественной металлургии из-за мощных протекционистских мер, предпринятых крупнейшими мировыми импортерами российского металла. В конце 2002 года Дж.Буш-мл., не советуясь ни с Евросоюзом, ни с ВТО единовременно ввел 30%-ные пошлины на экспорт стали на американский рынок, которые в общей сложности действовали около 1,5 лет. Стоит ли говорить, насколько сильным ударом это стало для российской металлургии. Аналогичные действия вскоре предпринял Китай, установив в декабре 2003 года ставки антидемпинговых пошлин в отношении поставок холоднокатанного проката из России и ряда других стран-экспортеров в размере от 20% до 45% на 5 лет. Для российских производителей максимальная ставка пошлины составила 29%. Вопрос об отмене этих пошлин был в подвешенном состоянии практически весь 2004 год. По оценкам Минэкономразвития, результатом введения таких мер стала потеря российскими металлургами порядка $80 млн.

Не удивительно, что в условиях внезапного обрушения хорошо освоенных рыночных ниш, металлургические предприятия вынуждены были провести существенную экономию издержек. Мы полагаем, что именно расходы на ИТ стали статьей, пошедшей под сокращение. На наш взгляд 2005 год стал этапом выхода отрасли из ситуационного кризиса и определенной ее перестройки, преследовавшей цель обезопасить себя от подобных ударов в последующем и снизить возможные риски при их повторном возникновении.

Истекший год безусловно прошел под знаком, во-первых, мероприятий по повышению гибкости отрасли на внешних рынках и, во-вторых, модернизации управления пространственно распределенными холдинговыми структурами. Эта перестройка имеет, на наш взгляд, прямое отношение к ИТ, т.к. в значительной мере коснулась корректировки ИТ-концепции отрасли в соответствии с новым типом опасностей. Не случайно в 2003 году металлургами была приостановлена именно закупка ПО. Если в 2002 году на ПО было затрачено около 9,6 млрд.руб. и 4,6 млрд.на АО. То в 2003 году ПО практически не приобреталось — всего 442 млн. руб., снижение же затрат на АО было не столь сильным — около 3,3 млрд. Такое изменение в структуре потребления ИТ подтверждает идею о том, что большинство предприятий приняло решение в той или иной степени скорректировать существующую ИТ-концепцию, поскольку при смене ИТ-концепции становится неопределенным именно вопрос о том, какое необходимо закупать ПО. Наконец, нашу гипотезу о массово происходящей в отечественной металлургии смене ИТ-концепции подтверждают завышенные расходы на аудит и консалтинг — 23% вместо обычных 13-15%.

Итак, современная ситуация на рынках продуктов металлургии такова, что компании может быстро потерять экспортные рынки из-за введения импортных пошлин крупнейшими покупателями. В этой связи, ИТ-концепция металлургической отрасли модернизируется, во-первых, в сторону обеспечения более высокой гибкости производства и, во-вторых, в направлении оптимизации управления территориально-распределенными холдинговыми структурами. В своих оценках на 2005 год мы исходили именно из этих соображений, а также из условия, что за последний год не происходило каких-либо макроэкономических событий, способных сильно повлиять на ситуацию в отрасли.

Повышение гибкости. Стандарты качества и параметры продукции в различных странах могут отличаться. В этом случае наличие угрозы закрытия рынков крупных покупателей повышает требования к внедряемой ERP — в частности, требуется быстрое изменение параметров производства. Основная трудность, конечно, это перенастройка основных средств. Наличие хорошо поставленного управленческого учета уровней наработки и износа, а также прочих ключевых параметров, позволяет максимально оперативно подключать необходимые мощности, менять уровни загрузки, перераспределять степень концентрации производства на заводах, входящих в холдинг.

Оптимизация управления холдинговыми структурами. Для холдинговых структур и черной, и цветной металлургии принципиально правильное распределение производства между комбинатами. Поэтому плановый модуль ИС обязательно должен предусматривать возможности планирования распределенного производства и формирования консолидированной отчетности. Если менеджмент холдинга не ставит задачи внедрения одной ERP всеми предприятиями, то ERP комбинатов должны хорошо стыковаться с точки зрения доступа к данным, касающимся управления производством и консолидации отчетности.

Если предположить, что до сих пор эквивалентность между комбинатами, входящими в холдинг была выражена неявно, то теперь, в условиях повышения рыночной неопределенности, она воспринимается как насущная необходимость, и ERP различных комбинатов, входящих в холдинг начинают состыковываться, что должно одновременно повысить гибкость холдинга как мультидивизиональной структуры.

Владимир Карачаровский


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS