[an error occurred while processing this directive]

ERP для промышленников

ERP-системы изначально создавались для использования на промышленных предприятиях. Соответственно, если говорить об особенностях внедрения этих корпоративных информационных систем, то эти особенности будут вне промышленного сектора. В промышленности максимально полно используется функциональность MRPII, осуществляется интеграция с системами САПР, PDM и АСУ ТП, SCM и CRM. При том, что корпоративные информационные системы этого класса несомненно полезны для отрасли, далеко не всегда у предприятий есть возможность их внедрить. Многие производственники предпочитают усовершенствовать сами технологии.

Информатизация различных отраслей российской промышленности, в целом, соответствует уровню направляемых в эти отрасли инвестиций. Лидирует здесь ТЭК и металлургия, неплохо выглядит пищевая промышленность, немного хуже дела обстоят в машиностроении (при инвестициях, сопоставимых по объёму с цветной металлургией количество предприятий в отрасли почти в 30 раз больше), хуже всего с инвестициями легкой промышленности. Для того, чтобы активизировать развитие машиностроения, необходимо каким-то образом перенаправить туда поток инвестиций от ТЭК.

Что такое ERP

В первую очередь, говоря о «ERP для промышленников», следует помнить, что сами эти системы произошли от систем планирования производственных ресурсов (MRPII — Manufacturing Resource Planning), которые создавались именно для автоматизации и интенсификации промышленного производства. Правда, целый ряд специалистов считает, что произошла лишь смена аббревиатуры в рекламных целях. Как бы то ни было, формально переход от MRPII к ERP принято объяснять необходимостью учёта не только производственной, но и бизнес-стратегии, поскольку даже идеальная производственная стратегия может не соответствовать конкурентной ситуации на рынке и быть невыгодной для предприятия. Таким образом, корректнее было бы выделять “ERP не для промышленников”, однако огромные объёмы рынка ИТ в непроизводственной сфере несколько изменили общие представления о системах планирования ресурсов предприятия, создав сильную ассоциацию между термином ERP и непроизводственным сектором (телеком, торговля, страхование и т.п.). 

Отличием систем ERP от MRPII является включение в ERP-системы модулей управления персоналом, управления проектами и управления документооборотом, а также средств моделирования бизнес-процессов. По мнению западных специалистов это отличие является существенным. Например, до сих пор управленцы лишь 27% своего времени работают именно с документами, остальное время они тратят на поиск информации, причём в 50% случаев этот поиск оказывается безрезультатным. Затраты, связанные с персоналом, составляют примерно 36% от доходов крупных компаний, а переход сотрудника в другую компанию может «обойтись» работодателю в сумму от 30% до 150% годового заработка уволившегося сотрудника. Если в рамках методологии MRPII в фокусе внимания находятся вопросы: «Что мы собираемся производить?»; «Какие материалы для этого потребуются (и сколько)?»; «Какие материалы у нас есть в наличии (и сколько)?»; «Какие материалы нам необходимо закупить (и сколько)?»; «Какие ограничения должны быть соблюдены сейчас и в будущем?», то ERP добавляет ещё один — «Как будет планироваться, моделироваться, измеряться и повышаться эффективность?».

Кроме этого, ERP-системы действительно объединяют все бизнес-процессы и информационные системы предприятия в рамках единого информационного поля, обеспечивая высокую эффективность управленческой деятельности, что, вкупе с оптимизацией производственных процессов, позволяет существенно сократить операционные издержки и «время реакции» компании на заказы и различные изменения в конкурентном окружении. NIST (National Institute of Standards and Technology) оценивает потери американской промышленности от недостаточной интеграции внутренних информационных систем компаний в 15,8 миллиардов долларов ежегодно.

Системы ERP позволяют осуществлять планирование и моделирование бизнес-процессов и управление ими на всех уровнях управления предприятием. На уровне менеджмента компании осуществляется планирование финансов, бизнеса, маркетинговых мероприятий и продаж, моделирование управления ресурсами (анализ вариантов их распределения). На промежуточном уровне обеспечивается возможность планирования потребностей в распределении, составления производственного плана, общего и детального планирования загрузки производственных мощностей, управления изменениями в проектной документации, планирования потребностей в материалах. Наконец, на операционном уровне планируются закупки, производится управление инструментальными средствами и материальными ведомостями, формирование рабочих заданий, осуществляется контроль производственной деятельности, планируется работа цехов, рассчитывается себестоимость готовой продукции. При этом все указанные возможности доступны в любой момент времени, обеспечивая менеджменту компании оперативную и достоверную информацию с нужной степенью детализации.

Системы ERP также обеспечивают интеграцию подсистемы MRPII с системами CAD/CAM/CAE, PDM (реализуя концепцию PLM) и АСУ ТП. Также интегрируются (или входят в ERP-системы) подсистемы управления цепочками поставок, управления отношениями с клиентами, а также средства бизнес-разведки и анализа данных. В результате объединения всех этих прежде разрозненных источников данных возникает ряд системных эффектов, которые позволяют компании поднять общую результативность своей работы  за счёт выстраивания иерархии «бизнес-стратегия → производственная стратегия → организационная тактика → операции» и реализации информационных и управляющих обратных связей между каждым уровнем и каждым объектом управления в рамках её деловой деятельности.

Зачем ERP отечественным промышленникам?

Следует сразу отметить, что лишь довольно небольшая часть отечественных промышленных предприятий способна и готова осуществлять комплексную автоматизацию своих бизнес-процессов при помощи ERP-систем (исключением здесь является топливно-энергетический комплекс и металлургия, где высокая рентабельность производства обеспечивается благоприятной конъюнктурой на международных рынках). Тому есть ряд причин.

В первую очередь, из-за высокой степени износа технологического оборудования главной целью отечественных предприятий является техническое перевооружение производства, на которое и тратятся имеющиеся в наличии финансовые средства (материя, как известно, первична). Предприятия, не обладающие достаточными для перевооружения средствами, не будут автоматизировать своё производство ради повышения эффективности использования устаревшего и изношенного оборудования, так как после обновления парка оборудования (если таковое, всё же, состоится) и, вероятнее всего, изменения производственного цикла им необходимо будет нести повторные затраты на перестройку ERP-системы. Да и привлечь инвесторов только лишь внедрённой ERP-системой едва ли удастся. Кроме того, отечественные инженеры и технологи небезосновательно полагают, что оптимизация технологических процессов, как правило, значительно дешевле внедрения корпоративных систем, а эффект от неё (прямой и достаточно легко исчислимый) порой может значительно превзойти таковой от внедрения систем ERP.

Таким образом, внедрение систем управления ресурсами предприятия в отечественной промышленности происходит (и, скорее всего, будет происходить и далее) при соблюдении следующих условий: предприятие слишком крупное либо производство слишком сложное, чтобы им можно было эффективно управлять без использования автоматизации; обладает современным оборудованием (чаще, управляемым АСУ ТП); использует вычислительную технику для автоматизации проектирования продукции; технологические процессы оптимизированы;  получает стабильный доход от своей деятельности, рентабельно; конкурирует с отечественными или зарубежными производителями; выходит на международные рынки или желает привлечь крупных инвесторов.

Разумеется, описанный выше “психологический портрет” промышленного предприятия, которое будет внедрять ERP, — не догма, Возможны различные отступления. Например, когда ERP внедряют как дань моде или в соответствие с договорённостью с деловыми партнёрами. С другой стороны, предприятие, полностью соответствующее этому описанию, может не внедрить ERP по каким-то собственным соображениям. Тем не менее, описанные признаки обеспечивают благоприятные условия для внедрения систем планирования ресурсов предприятия в отечественных промышленных компаниях. Соответствуют они и международному опыту (в частности, американскому) в области автоматизации  промышленности.

Что касается эффекта от внедрения ERP-систем на российских промышленных предприятиях, то он может быть разноплановым (в зависимости от целей внедряющего ИТ предприятия): экономия средств за счёт повышения точности учёта (в частности, от снижения дебиторской задолженности); экономия средств за счёт снижения складских и транспортных расходов; экономия средств за счёт оптимизации загрузки оборудования; экономия средств за счёт своевременной замены оборудования и недопущения аварий; экономия средств за счёт снижения численности сотрудников; привлечение внешних инвестиций; получение конкурентного преимущества. Как правило, в результате внедрения системы планирования ресурсов предприятия достигается сразу несколько результатов из перечисленных, могут также возникать дополнительные положительные эффекты, связанные со спецификой предметной области, например, снижение потерь от хищения полуфабрикатов и готовой продукции.

В целом, факторы информатизации стали ощутимыми в отечественной промышленности ещё в 70-80-х годах прошлого века, практически одновременно с таковыми в промышленности развитых стран. В результате их осознания началась проводиться работа по внедрению АСУ и АСУ ТП на советских предприятиях. Любопытно, что в соответствующей литературе приводятся те же факторы и условия, которые описываются и сейчас при обсуждении тематики корпоративных информационных систем, а также схожие проблемы, возникающие при внедрении. Единственной существенной разницей между внедрением АСУ на советских предприятиях и внедрением систем MRP/MRPII/ERP (кроме используемых терминов) является отсутствие рисков, связанных с изменением рыночной ситуации во время внедрения. В остальном же никаких принципиальных различий нет. Иными словами, мы сейчас возвращаемся к проблеме, решение которой было отложено почти на 20 лет в силу произошедших глубоких структурных изменений в нашем государстве.

Перспективы автоматизации в вертикальном разрезе

Компании, занятые в топливной промышленности, энергетике и металлургии, воспользовавшись благоприятными экономическими условиями, начали активно обновлять устаревшее оборудование, реструктурировать предприятия, создавать холдинги, концентрируя капитал вслед за концентрацией производства. С расширением объектов управления внедрялись и корпоративные информационные системы.

В настоящий момент практически все крупные предприятия ТЭК и металлургической промышленности уже внедрили ERP-системы. Как правило, это “тяжёлые” ERP: SAP R/3 («Газпром», «Татнефть», ТНК-ВР, «Сургунефтегаз», «Иркутскэнерго»), Oracle E-Business Suite (Сибнефть, Итера, «Объединенная металлургическая компания», Магнитогорский металлургический комбинат, РАО ЕЭС), IFS Application («Русский алюминий»). Сейчас происходит информатизация дочерних предприятий и самостоятельных средних и мелких компаний. Здесь используются как «облегчённые» варианты систем SAP и Oracle, так и продукты Epicor, MBS, Ross Systems, а также отечественных поставщиков (в частности, Галактика).

Довольно активно развивается пищевая промышленность, здесь внедряются как «тяжелые», так и средние системы: MBS Axapta, Navision (Останкинский молочный комбинат, Московский завод «Кристалл»), Ross Systems iRenaissance (Липецкий хладокомбинат), Epicor iScala (TETRAPAK-Кубань, фабрика "Большевик"), QAD MFG/PRO («Кока-Кола», «БЫСТРОВ», Kraft Foods), Галактика (Каффа Индастрис, Магнитогорский комбинат хлебопродуктов, ОАО  «Русский Продукт», ЗАО «Микояновский мясокомбинат»).

В машиностроении ситуация неоднозначна: существуют гиганты индустрии с высоким уровнем информатизации, но есть и множество предприятий, пребывающих сейчас в крайне сложном финансовом положении. Об их автоматизации пока не идёт и речи. В отрасли используются решения Oracle E-Business Suite (ОАО «АвтоВАЗ», ОАО «Ульяновский автомобильный завод»), SSA Global Baan ERP («УралАЗ», «Балтийский завод», «ИРКУТ», «КАМАЗ», «Завод им. Дегтярева»), Epicor iScala (Луцкий подшипниковый завод, Новошип), MBS Axapta, Navision (ОАО ААК «Прогресс», «Юрмаш», КАМАЗ, Уралхиммаш, ИжМашМото), Галактика (ОАО «Владимирский тракторный завод», ОАО «Шадринское тепловозо-ремонтное объединение», ЗАО «Металлист — Пермские Моторы»). Хуже всего обстоят дела в лёгкой промышленности, которая уже несколько лет пребывает в состоянии стагнации.

В целом же, уровень информатизации и, в частности, внедрения ERP-систем в российской промышленности по отраслям соответствует уровню инвестиций в конкретную отрасль. Соответственно, если мы хотим поднять отечественное машиностроение и изменить структуру экспорта с сырьевой на высокотехнологичную, необходимо менять и структуру инвестиций, перенаправляя их, в первую очередь, из топливной промышленности в машиностроение.

Сергей Середа / CNews Analytics


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS