[an error occurred while processing this directive]

Школа ИТ
 

Обзор подготовлен при поддержке Rover Computers

Scala

Андрей Шабанов: Конкуренции между российскими и западными ERP-системами практически не существует

 
На вопросы CNews.ru ответили Андрей Шабанов, глава московского представительства Scala Business Solutions, Патрик Пандо, вице-президент Scala по операциям в Центральной и Восточной Европе и Алексей Сараев, коммерческий директор московского представительства компании. В ходе интервью эксперты уделяют особое внимание вопросам сходства российского рынка ERP-систем и рынков европейских стран, стратегии компании Scala в сотрудничестве с заказчиками.

CNews.ru: Какие тенденции на рынке ERP-систем, на ваш взгляд, являются ключевыми сегодня?

Андрей Шабанов: Основной тенденцией, которая видна невооруженным взглядом, является попытка смещения позиционирования систем, попытка их проникновения в другой, несвойственный им, сектор рынка. Как это происходит в реальности? Большие системы смещаются в сторону среднего бизнеса; системы, предназначенные для среднего бизнеса, предлагаются крупным заказчикам; системы, разработанные для малого бизнеса, активно продвигаются на средний бизнес и их поставщики развивают консалтинговые услуги. Кроме того, в настоящий момент, если говорить о России, достаточно четко определились основные игроки на рынке. Мы это чувствуем, потому что постоянно сталкиваемся в тендерах с этими игроками. Раньше, даже если определялся короткий список из 3–4 компаний, состав компаний-участниц тендера в каждом случае был разным. Сейчас этот список почти всегда один и тот же, одни и те же имена. И что интересно — конкуренции между российскими и западными системами практически не существует. Как показывает практика, решение о том, какую систему приобрести — российскую или западную — принимается заказчиком уже на ранней стадии, поэтому в коротких тендерных списках, как правило, или одни российские, или одни западные компании. Таким образом, мы постоянно видим одни и те же имена и считаем, что они и есть основные игроки рынка.

 Патрик Пандо
Патрик Пандо: Сейчас мы наблюдаем рост производства во многих регионах, в том числе в России, Чехии, Польше и Венгрии (страны региона, которым руководит Патрик Пандо, Прим. Ред.). Именно поэтому регион CEE (Центральная и Восточная Европа) является привлекательным с точки зрения бизнеса. В качестве примера могу сказать, что в Германии, с моей точки зрения, сейчас заводы строиться не будут, и это, естественно, положительным образом отразится на позициях Венгрии, Чехии и Польши. В Центральной и Восточной Европе есть много факторов, которые объясняют, почему компании стремятся развивать свой бизнес именно здесь: повышенный уровень комфорта, присущий европейским странам, дешевое первичное сырье и относительно дешевый рынок труда. Эта ситуация, безусловно, влияет на рынок ERP-систем, поскольку компании, которые развивают свой бизнес, не могут не понимать необходимости использования высокотехнологичных решений, каковыми являются ERP-системы. И конечно, такая система должна быть разработана лидером в этой области (Scala является одним из них). Это первое.

Второй тенденцией является тот факт, что рынок ERP-систем растет как для российских, так и для международных компаний, работающих на рынке России. Еще 10 лет назад международные компании выполняли лишь функции дистрибьюторов (distribution centers) или офисов торговли (trading offices), и в тот момент их больше всего заботили модули «Финансы» и «Расчет заработной платы». Что касается сегодняшнего дня, то инвесторы все больше и больше вкладывают в Россию, многие запускают долгосрочные программы, понимая перспективность развития своего бизнеса. Следствием этого стал тот факт, что к двум вышеуказанным модулям прибавились модули «Производство», «Управление заказами на обслуживание», «Управление проектами» — бизнес компаний растет и развивается. И что самое интересное, российские компании стали активно конкурировать с западными представительствами. Российские компании поняли, что если они хотят стать конкурентоспособными, им следует вкладывать средства в современное оборудование, улучшение и усовершенствование инфраструктуры предприятия, в рабочую силу, хорошую ERP-систему. Таким образом, на современном этапе потребности российских компаний аналогичны потребностям западных компаний.

Что касается компании Scala Business Solutions, то тенденции развития ее бизнеса положительные: среднее количество пользователей при первоначальной покупке Scala возросло — их стало от 16 и выше (например, в прошлом годом, клиент, принимая решение о покупке Scala, приобретал лицензии в среднем на 10–12 пользователей). Показатели по новым клиентам и количеству пользователей таковы: число новых клиентов за 9 месяцев 2002 равно числу новых клиентов за весть прошлый 2001 год — эти показатели характерны как для Центральной и Восточной Европы, так и для России. Данный показатель свидетельствует о том, что рынок растет.

CNews.ru: Вы упомянули об одной из важных, на наш взгляд, тенденций — стремлении крупных вендоров перепозиционировать свои системы на средний и малый бизнес. Например, SAP летом 2002 года объявил о смещении акцентов в этом направлении. Говорит ли это о том, что рынок крупных заказчиков в России относительно насыщен и лучший потенциал роста спроса на информатизацию именно у средних и малых компаний?

Андрей Шабанов: Исходя из нашего опыта, могу сказать, что смещение акцентов в другое направление — дело очень сложное. Scala пыталась этим заниматься в разных странах и в разные годы и тот опыт, который мы приобрели, прежде всего, говорит о том, что для этого сначала необходимо поменять целиком модель бизнеса внутри компании или в какой-то степени поменять «стратегично». Это касается не только прайс-листа и структуризации стоимости продукта, но и того, как происходит внедрение, как работают консультанты, и какие именно консультанты, чего хочет достичь компания.

Если говорить о наполнении рынка, то движение, естественно, происходит. Российский рынок считается развивающимся рынком для ERP-систем и заказчики ожидают быстрой отдачи от проекта. Но процесс внедрения может длиться многие месяцы, а иногда и больше года, что присуще для крупных заказчиков. В таких компаниях внутренняя структура с течением времени изменяется, при этом процесс внедрения затягивается, поскольку постоянно меняются требования заказчика в виду перестройки бизнес-процессов. В средних компаниях внедрение идет быстрее и проект внедрения может быть завершен быстрее.

Если говорить об экономике вообще, то, на мой взгляд, за последний год наблюдается определенный рост интереса к ERP-системам, и я думаю, что он продолжится. Естественно, что поставщики пытаются охватить как можно больший сектор рынка, чтобы выявить всех заинтересованных. Их много, потому что ERP-система — это своего рода скелет корпоративных систем, на который можно нанизывать дополнительные приложения: CRM-решения, системы по управлению поставками, системы интернет-приложений, возможность удаленной работы, мобильные устройства. И поскольку корпоративная система всегда базируется на ERP, то рост интереса к созданию корпоративных инфраструктур, может повлечь рост интереса к ERP-системам и, как следствие, к активному внедрению CRM-решений, интернет-приложений. В этой связи можно ожидать дальнейшего роста. Вопрос только в том, как долго он продлится.

Если анализировать ситуацию, при которой крупные системы идут в средний рынок, а по нашим наблюдениям это действительно происходит, то многое зависит от внешних факторов. Внедрение ERP-системы длится более полугода в крупных компаниях, за это время происходит огромное количество изменений, что не дает невозможность закончить проект согласно тому техническому заданию, которое было первоначально составлено. В крупных российских компаниях перестройка идет практически непрерывно — диверсификация бизнеса, покупка и продажа компаний внутри холдинга, слияния, поглощения и т.д. — поэтому техническое задание должно постоянно меняться в соответствие с теми изменениями, которые происходят в бизнесе. Принимая во внимание все эти причины, становится понятным, почему сейчас востребованы те системы, от которых можно увидеть отдачу в течение нескольких месяцев, необходимо, чтобы системы была поставлена и заработала. Если даже бизнес будет меняться, система будет сама подстраиваться. Вот почему крупные системы, требующие стабильности бизнеса в течение длительного промежутка времени лет не могут быть внедрены быстро и эффективно.

Патрик Пандо: Рынок технологий всегда был диверсифицирован и подвержен разным веяниям и изменениям. Что касается SAP то, насколько мне известно, они уже давно проникли вглубь крупного бизнеса западноевропейского рынка и распространяют свои действия в сектор среднего и малого бизнеса не по стратегическим причинам, а так как им необходимо найти рынок для решений этого уровня. Navision планирует активно работать в малом бизнесе, Microsoft Business Solutions заявляет, что обладает различными решениями — и для малого, и для крупного, и для среднего бизнеса — и бизнес-приложениями. Трудно сказать, как все эти изменения отразятся на рынке. Но для клиентов, конечно, данный факт будет положительным: чем больше конкуренция в различных секторах бизнеса, тем больше выбора в решениях. Scala, отвечая данным рыночным изменениям, сфокусирует свои действия на рынке средних и отчасти крупных предприятий, предлагая бизнес-функциональность и возможность быстрого и качественного внедрения. Под бизнес-функциональностью я подразумеваю сильную «Логистику», сильное «Производство», «Управление заказами на обслуживание», «Управление производством» и многое другое. Четыре вышеперечисленных модуля являются той функциональностью, которая используется и внедряется в России уже более 11 лет, с каждым годом совершенствуясь и улучшаясь. Совершенствование подразумевает, что данный модуль может быть внедрен качественнее и быстрее. Для многих клиентов очень важен срок возврата инвестиций (return of investments). Так вот один из способов сократить этот срок — быстро и качественно внедрить ERP-систему, что и предлагает Scala.

CNews.ru: На какие ключевые моменты обращает внимание добросовестный заказчик в вопросе выбора ERP-системы в России?

Андрей Шабанов: Возможность использования интернет-технологий. Интернет технологии сами по себе остаются всего лишь технологиями, которым необходимо найти правильное приложение. Будучи ERP-поставщиком, мы считаем, что для интернет-технологий очень хорошим приложением является дальнейшее развитие функциональности и возможностей ERP-систем. Попытки развивать интернет сам по себе, как это было в 2000 году, закончились неудачей. Если развитие хороших идей в интернете обособленно от других приложений (скажем ERP), то такое развитие не приносит тех доходов и оборотов, которые ожидаются. Даже крупные интернет-магазины только недавно начали приносить прибыли. Я думаю, что роль интернет-технологий в дальнейшем развитии бизнеса будет постепенно расти лишь в том случае, если эти технологи станут прикладными. Если говорить о совершенствовании ERP-систем и их востребованности, то использование интернет-технологий, безусловно, является следующим шагом в их развитии.

CNews.ru: В последнее время действительно произошел существенный спад интереса к такому понятию как «электронный бизнес». Между тем, похоже, что на деле рынок активно продвигается в этом направлении. На наш взгляд, технологические препятствия преодолеваются достаточно стремительно.

Андрей Шабанов: Наш новый продукт iScala 2.1 уже работает по стандартам интернет-технологий. В России бизнес медленно, но верно идет в этом направлении: без бума, но с хорошим поступательным ростом. Как правило, новые продукты Scala брались на тестирование и покупались в первую очередь в Скандинавии, поскольку, на мой взгляд, в скандинавских странах много компаний и людей, которые стремятся попробовать что-то новое. Затем мы переносим эти разработки сюда, в Россию. Вообще, Восточная Европа для Scala является хорошим развивающимся рынком. Но при этом востребованным является прежде всего стабильный продукт.

Патрик Пандо: Когда я несколько лет назад пришел работать в Scala, на рынке существовал следующий слоган: «ERP умерло (is dead)». Мы слышали такой слоган в России, мы слышали это в Западной Европе, Северной Америке. Но слухи о том, что ERP умерло, были сильно преувеличены. Чтобы работать с интернет-технологиями, вам необходимо иметь хорошо разработанную back-office систему, которая интегрирована с бизнес-процессами. Вы не можете иметь Supply Chain Management систему, если у вас все учитывается на бумаге и вручную. В свою очередь Supply Chain Management не будет верна, если вы используете только модуль «Финансы» ERP-системы и не используете «Логистику». И если снова вернуться к первому вопросу о различиях между Россией и Центральной и Восточной Европой и возможностей для Scala — то компании и в тех и других странах настаивают на ускорении интеграции с Supply Chain Management. Это происходит потому, что компании инвестируют не только в Supply Chain Management, но и в покупку и внедрение ERP-системы, которая должна быть интегрирована с Supply Chain Management.

CNews.ru: Какую роль играет ваша компания в последних разработках ERP-концепции?

Андрей Шабанов: Мы считаем, что задачей Scala при создании новых ERP-систем является дальнейшая проработка бизнес-логики и предоставление возможностей подключения различных интерфейсов для работы с ERP-системой (это и web-interface, и Windows, и интерфейсы работы в режиме удаленного доступа с беспроводными устройствами). Мы понимаем, что сейчас невозможно быть специалистом во всех областях, поэтому для себя выбрали специализацию бизнес-логики ERP-системы: в трехслойной структуре ERP-системы посередине находится бизнес-логика, внизу — база данных, а наверху — интерфейс.

CNews.ru: На рынке еще совсем недавно было распространено мнение, что при выборе крупной ERP-системы сторона заказчика руководствуется исключительно вопросом «отката». Вероятно, по этой же причине многие проекты внедрения так и не были доведены «до ума». В какой части проектов, на ваш взгляд, «откат» остается ключевым фактором выбора системы сегодня?

Андрей Шабанов: Если оглянутся на 5–6 лет назад или даже на более долгий период, когда Scala только разворачивалась на российском рынке, то мы иногда сталкивались с ситуациями, когда результат тендера ставился в зависимость от личной выгоды тех, кто выбирает систему. Ситуации, когда так называемый «откат» может сыграть решающую роль при выборе системы, на мой взгляд, уходят в прошлое. Сейчас информация о поставщиках и их системах является открытой, ее можно проверить, существует огромное количество экспертов, услугами которых можно воспользоваться. Кроме того, каждый поставщик при внедрении системы ставит на кон свою репутацию и поэтому никто не станет заниматься проектом, заведомо предполагая, что проект не будет удачен.

Алексей Сараев 
Алексей Сараев: Я абсолютно согласен со сложившимся на рынке мнением относительно того, что некоторые проекты по внедрению крупных ERP-систем увенчались провалом, потому что в этих проектах применялись технологии так называемого «отката». Когда во время выбора системы возникает желание получить так называемый «откат», естественно решение принимается необъективно, здесь присутствуют некие субъективные факторы. Эти субъективные факторы мешают выбрать оптимальную систему — ту систему, которая действительно позволит оптимизировать необходимые бизнес-процессы конкретного предприятия и решить существующие проблемы на предприятии. Поэтому, на мой взгляд, в случае возникновения подобного рода желаний, проект по сути дела гарантировано обречен на провал (мотивация автоматизировать бизнес, сделать его прибыльным в данной ситуации не присутствует). Кроме того, хотел бы добавить, что так называемый «откат» не может являться ключевым фактором на любых этапах внедрения проекта: отсутствуют объективные факторы, которые позволяют решить конкретные задачи конкретного предприятия.

Компания Scala постоянно принимает участие в тендерах. И если на этапе квалификации потенциального клиента (выявление проблем предприятия и постановка целей и задач) у нас возникает ощущение, что представители данного потенциального клиента заинтересованы в так называемом «откате», то мы отказываемся от участия в подобных тендерах. Наша компания дорожит своим именем, которое в течение многих лет сформировалось не только на западных рынках, но и на российском рынке, рынке СНГ. Мы работаем на рынке СНГ уже более 11 лет, у нас более 550 клиентов и мы должны быть уверены в том, что любой проект, за который мы беремся, закончится успешно. Нам не нужны подобного рода риски, мы не хотим заниматься «нечистым» бизнесом. А вот руководителям предприятия, действительно заинтересованным в автоматизации бизнес-процессов, мы готовы помогать решать их вопросы и помогать этому предприятию развиваться более эффективно, быть более конкурентоспособными на своих рынках. В этом мы видим свою основную задачу.

CNews.ru: На какие ключевые моменты обращает внимание добросовестный заказчик в вопросе выбора ERP-системы в России?

Алексей Сараев: Интересным фактом является то, что в процессе выбора ERP-системы уровня Scala добросовестный заказчик предъявляет в процессе выбора те же самые требования, какие предъявляет заказчик на европейских рынках. Чем это вызвано? Сейчас уже недостаточно простого программного обеспечения для управления бизнесом, которое позволит автоматизировать внутренние бизнес-процессы, а именно «Финансы», «Логистику», «Производство», «Расчет заработной платы», «Управление персоналом» и т.д. Сейчас с учетом перспектив роста бизнеса заказчик хочет быть уверен в том, что все возможные бизнес-процессы на его предприятии, а также в случае диверсификации или расширения его бизнеса, будут решены компанией — поставщиком ERP системы. Заказчик хочет быть уверен, что поставщик сможет не просто автоматизировать производство (чтобы калькулировать себестоимость произведенной продукции или незавершенного производства — стандарт MRP), а полноценно автоматизировать производство в соответствие со стандартом MRP-II (что позволяет полностью планировать производственную деятельность, включая планирование производственных мощностей или даже отдельных особенно ценных сотрудников).

На сегодняшний день к вышеуказанным пунктам предъявляются очень серьезные требования. Следующим важным требованием является возможность простого расширения системы. В случае если предприятие разрастается до размера холдинга, очень важно, чтобы система могла «закрывать» (покрывать) растущие предприятия, автоматизировать новые бизнесы, что в конечном итоге позволить получать консолидированную информацию в штаб-квартире холдинга. Возможность получения консолидированной информации, возможность в целом использовать синергетический эффект от использования ERP системы также являются жесткими требованиями со стороны заказчиков в процессе выбора системы.

Таким образом, традиционной ERP-системы в России уже недостаточно. В нашей стране бизнес развивается очень динамично, часто предприятия территориально разбросаны по Российской Федерации (а также СНГ). Следовательно, очень важными становятся наличие возможностей, которые предлагают системы класса ERP-II. Наш последний продукт — iScala 2.1 — является именно такой системой. (iScala 2.1 предоставляет возможность получать доступ к функциональности системы — системы iScala — с помощью различных способов: с использованием удаленного доступа — интернет, web-browser, Windows Terminal Server, Сitrix, возможность работать с системой через мобильный телефон, через переносные маленькие компьютеры (PDA). Все это решено в iScala уже сейчас. Вторым отличием ERP II системы от обычной ERP является возможность и способность достаточно просто интегрироваться с другими системами. Система уровня ERP II должна быть легко масштабируемой в рамках крупного холдинга, бизнес которого можно вестись в различных отраслях, должна существовать возможность простой интеграции с другими системами — они должны работать как единый интеллектуальный механизм. Система iScala уже сейчас предоставляет эти возможности. Если в системе, как например, в iScala, есть устройство, позволяющее интегрировать данную систему с другими системами, даже с системами других поставщиков, конкурентоспособность такой системы существенно возрастает (на порядок).

В Scala есть устройство под названием Data Exchange Server — сервер обмена данными, который использует всемирно известный стандарт xml документов. Таким образом, эта функциональность системы iScala позволяет интегрироваться достаточно легко и масштабировать систему не только в рамках холдинга, закрывая внутренние бизнес-процессы холдинга и конкретных предприятий, но и «внешние» бизнес-процессы, в том случае, если Вы работаете с системой, выходящей за рамки уровня Вашего холдинга, с компанией, которая не входит в Ваш холдинг. И эта компания использует какую-то другую систему. Таким образом, технологии сервера обмена данными xml документов позволяют достаточно просто и недорого интегрировать эти системы, которые будут работать, как единый интеллектуальный механизм). Идея ERP-II заключается в том, что традиционная back-office система должна позволять конечному пользователю использовать все последние достижения в области интернет-технологий, а также в области коммуникаций, позволяющих достаточно просто интегрировать систему. Говоря об интернет — очевидно, что возможность удаленной работы с системой и получать доступ к любому функционалу с использованием простого web-browser без наличия клиента на конкретной удаленной машине (терминале) — может быть достаточно критично на некоторых предприятиях. Возможность удаленного размещения информации в системе с использованием мобильных телефонов, PDAs, (казалось бы технологии завтрашнего дня, на самом деле это возможно уже сегодня, многими заказчиками уже востребованы) — к наличию таких возможностей также предъявляются серьезные требования в процессе выбора системы.

Для предприятий, которые имеют распределенное большое складское хозяйство — возможность использования беспроводных устройств по штрих-кодированию также достаточно критична. Все вышеуказанные нюансы должны быть решены в ERP-системе, если она хочет быть конкурентоспособной. В iScala 2.1 они уже решены.

CNews.ru: Можно ли говорить о том, что российский бизнес прошел этап информатизации финансового блока и теперь на повестке дня стоят исключительно вопросы расширения функционала системы в сторону аналитического блока, управления персоналом и управлением производства.

Алексей Сараев: В определенной степени, так говорить можно. На мой взгляд, российский рынок прошел предварительный этап автоматизации финансового блока. Еще несколько лет назад вопрос автоматизации и ведения финансового и бухгалтерского учета, управленческого учета вызывал у многих удивление. В лучшем случае речь шла об установке отдельных машин, на которых отдельный специалист вел бухгалтерский учет, получал баланс, налоговые декларации и т.д. Потом появились сетевые системы, которые решали вопросы малого и среднего бизнеса. Определенный прогресс был достигнут в течение последних лет — мы перешли от бумажного учета к компьютеризированному. Но уже сейчас этого недостаточно — стоят новые задачи: каким образом вести учет не только финансовый, не только налоговый, но и управленческий учет, который очень важен для руководящего состава компании, для принятия правильных управленческих решений.

Понятно, что выполнять такие задачи можно различными способами. Но если вопрос стоит о том, как избежать двойного, тройного или просто многократного ввода информации, с тем чтобы информация вводилась в одну базу данных единожды и эффективная система должна позволять работать с ней без дополнительных проблем. Такие задачи сейчас решают немногие компании. Кроме того, вопросы консолидации информации также очень важны. Для того, чтобы окончательно оптимизировать финансовый учет — еще есть над чем работать. Подавляющее большинство среднего и крупного бизнеса так или иначе вопросы компьютеризации (не автоматизации) финансового учета в некоторой степени решили. Это позволяет им получать более-менее доступную информацию, чтобы принимать решения и дальше руководитель хочет получать более многогранную информацию, глубокую и детальную информацию. И здесь возникает потребность создания аналитического блока в формировании так называемых Olap-решений (кубов информации), которые позволяют рассмотреть финансово-хозяйственную деятельность предприятия в различных разрезах — не только бухгалтерских проводках, но и посмотреть, к примеру, как развиваются продажи на конкретном рынке конкретного продукта конкретным менеджером продаж и т.д. Такая система является востребованной, и мы ощутили на себе, что она пользуется спросом. Кроме того, мы ощутили тенденцию возрастания интереса к автоматизации производства. Это ощущение пришло от российских производственных предприятий.

Однако здесь я хочу провести грань между стандартами MRP и MRP II (см. Описание выше). Количество поставщиков, предлагающих систему действительно стандарта MRP II — единицы, как в России, так и во всем мире. И среди них находится Scala. У нас в России есть достаточно примеров внедрения модуля Управление Производством, например, компания Coca-Cola, Polarcup, Wirtgen, ОАО Светогорск (компании которые используют систему Scala для управления производством в соответствии со стандартом MRP II уже в течение многих лет) и многие другие.

CNews.ru: Какие шаги вы намерены делать в будущем?

Патрик Пандо: В этом году мы выпустили новую версию продукта- iScala 2.1. Этот продукт разработан на платформе .Net компании Microsoft. ERP-система и команда, которая ее поставляет должна нести ответственность (обязательства). Scala в будущем (кстати, это возможно уже сегодня) будет иметь намного больше возможностей по соединению и интеграции с другими системами. А также бизнес-логика, которая находится вне пакета модулей ERP. Мы планируем выпустить несколько приложений, которые позволят нашим клиентам и третьим сторонам лучше интегрировать систему к другим системам (CRM, Supply Chain Management).

Мы сейчас работаем над новым сервисным релизом iScala 2.1, который предполагаем выпустить в 1 квартале 2003 года. Мы всегда предоставляем возможность нашим клиентам работать на более усовершенствованных версиях (причем процесс конвертации происходит бесплатно в рамках технической поддержки), причем обновления и усовершенствования к платформе iScala 2.1 мы планируем выпускать каждые полгода. Мы надеемся, что для Scala и следующий год пройдет под лозунгом «Scala is On the Move» (перевод — Scala находится в движении).

CNews.ru: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2002 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS