[an error occurred while processing this directive]

Алексей Гвинепадзе: Экстенсивный путь развития ведомства не возможен

Алексей Гвинепадзе

Роспатент — одна из немногих организаций, которая работает исключительно с информацией, и объемы этой информации колоссальны. О том, как решаются вопросы автоматизированного сбора, обработки и хранения данных в Патентном ведомстве России рассказал в интервью CNews Алексей Гвинепадзе, заместитель директора по информационным технологиям Федерального института промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентами и товарным знакам (Роспатент)

CNews: Какие основные задачи в сфере информатизации стояли перед Роспатентом в последние годы?

Алексей Гвинепадзе: Прежде чем ответить на этот вопрос, кратко опишу наши основные функции и задачи. Роспатент, а это центральный аппарат и его подведомственные организации — Федеральный институт промышленной собственности и Палата по патентным спорам — выполняют функции Патентного ведомства, а именно предоставляют правую охрану на объекты интеллектуальной собственности, определенные национальным законодательством. В Российской Федерации можно получить охрану на изобретение, полезную модель, промышленный образец, товарный знак и наименование места происхождения товара. Для этого, во-первых, надо создать эту интеллектуальную собственность, а во-вторых, подать заявку в Роспатент. Эксперты рассматривают поданные заявочные материалы в соответствии с критериями, определенными для каждого из объектов интеллектуальной собственности, и либо признают объект охраноспособным, и тогда выдается соответствующий патент, публикуются в официальных изданиях сведения об этом объекте и вносится запись в государственный реестр, либо обоснованно отказывают. В 2005 году в Роспатент поступило почти сто тысяч заявок по разным объектам интеллектуальной собственности, и по статистике примерно 60-70% из них будут признаны охраноспособными. На основании чего принимается решение экспертом? На основании высокого профессионального уровня подготовки в соответствующей области знаний и информации, необходимой для принятия решения.

При экспертизе изобретений теоретически необходимо учитывать всю общедоступную мировую информацию, способную опорочить заявляемое решение, практически же существует понятие минимума документов, которое обязательно должно быть принято во внимание при экспертизе. Этот минимум сегодня — примерно 35 миллионов документов, и он ежегодно увеличивается почти на миллион.

При экспертизе промышленных образцов необходимо принимать во внимание все дизайнерские решения, которые были защищены в других странах или опубликованы в журналах, выставочных буклетах и т.д. И это тоже миллионы документов (фотографий, рисунков, эскизов и т.д.).

У товарных знаков своя специфика. При экспертизе приходится принимать во внимание семантическое сходство товарных знаков, выраженное либо через графику, либо через фонетику, либо через первое и второе вместе.

Уже из этого краткого описания понятно, что Патентное ведомство получает информацию, обрабатывает ее с использованием информации и выдает тоже информацию. Это идеальный объект для автоматизации. С 80-х годов прошлого века развитые страны (основные производители интеллектуальной собственности) активно развивали автоматизацию патентных ведомств, постепенно превращая их в безбумажные производства. В силу известных причин Россия в этом процессе отстала, хотя в целом патентная система, доставшаяся России от СССР, считается одной из лучших в мире. Ситуация начала меняться только в новом тысячелетии.

При автоматизации Патентного ведомства перед нами стояли и стоят две основные задачи:

  • обеспечить потребности экспертизы эффективными инструментами;
  • обеспечить информационные потребности разных категорий пользователей во всем мире.

К настоящему времени, по первой задаче удалось, в целом, внедрить автоматизированные системы, позволяющие эффективно управлять бумажным документопотоком по всем объектам интеллектуальной собственности, а на некоторых критических участках внедрить безбумажные технологии.

По второй задаче был решен целый ряд важных проблем:

  1. Восстановлена доступность отечественного патентного фонда.
  2. В СССР с 1924 по 1991 год было создано более 1,5 миллионов изобретений. Описаниями этих изобретений комплектовались региональные патентные фонды, патентные фонды в технических библиотеках, крупных научно-исследовательских центрах и институтах. Это ценнейшая информация для инновационной деятельности и создания новых изобретений. В 90-е годы практически все эти фонды были либо расформированы, либо перестали актуализироваться и потеряли свою ценность. Только в Роспатенте сохранились полные базы данных как отечественных, так и зарубежных изобретений. Когда интерес к патентной информации в России стал расти, встал вопрос — как восстановить потерянное. Восполнить бумажные фонды невозможно — дорого. И тогда было принято решение перевести в электронную форму весь этот фонд. Его обработали, проиндексировали, "упаковали" в информационно-поисковую систему и выпустили коллекцию из 86 DVD-дисков. На данный момент все желающие уже восстановили свои фонды и проблема полностью решена.

  3. Все официальные издания выпускаются в электронной форме.
  4. В этом направлении мы догнали или почти догнали ведущие мировые патентные ведомства. Наши официальные издания выпускаются на CD-дисках. На каждом из них информация представлена в двух формах — в виде электронного журнала, очень похожего на привычные бумажные издания (формат .pdf), и в виде информационно-поисковой системы с большими возможностями поиска.

    Текущие официальные издания размещаются на нашем сайте в Интернете, и параллельно там же формируются кумулятивные информационно-поисковые системы. Во всех электронных изданиях максимально задействован механизм гиперссылок как на наши информационные ресурсы, так и на ресурсы других ведомств.

    Что дальше?

    Надо готовиться к выполнению задачи, поставленной президентом — удвоению ВВП за счет развития высокотехнологичных, наукоемких отраслей экономики. Для нас это означает удвоение, а то и утроение объемов работ по предоставлению правовой охраны на создаваемые объекты интеллектуальной собственности.

CNews: Каковы основные факторы эффективного развития ведомства?

Алексей Гвинепадзе: Экстенсивный путь развития ведомства не возможен. Нет ни рабочих площадей, ни персонала, готового работать по-старому. Необходимо комплексное внедрение безбумажных технологий и полная автоматизация всех рабочих процедур. Для достижения этой цели существуют реальные предпосылки: это понимание руководством ведомства безальтернативности этого пути, наличие готовности и воли решить эту проблему.

Созданный задел — первоклассная сетевая инфраструктура, способная обеспечить высокоскоростной доступ к ресурсам с трех тысяч рабочих мест; современная многоуровневая архитектура внедряемых программных приложений, использующая такие компоненты, как Oracle, Documentum, Convera; отлаженная технология преобразования в электронную форму полного потока бумажных документов по всем объектам интеллектуальной собственности (сканирование, в том числе цветное, OCR- преобразование текста, включая математические и химические формулы, форматирование); эксперименты по подаче заявок в электронной форме с использованием электронной цифровой подписи и механизмов шифрования; международное сотрудничество, кооперация и гармонизация в сфере правовой охраны объектов интеллектуальной собственности.

CNews: Каким образом строилась работа, пока она базировалась на «бумажной основе»? Существует ли преемственность старых и новых методов работы?

Алексей Гвинепадзе: По каждому объекту интеллектуальной собственности формировались поисковые фонды — это определенным способом организованные массивы бумажных документов. Например, поисковый фонд для экспертизы изобретений формировался в соответствии с рубриками международной патентной классификации, т.е. все патентные документы (35 миллионов) были разложены по 70 тысячам рубрик. Физически — это папки, в которые подобраны патентные документы по определенной тематике на разных языках (русском, английском, немецком, французском). Все крупные ведомства постоянно обмениваются между собой на безвозмездной основе патентной документацией по выданным ими патентам на изобретения (Роспатент обменивается документацией с 60 патентными ведомствами). И вся эта регулярно поступающая документация раскладывается по этим папкам. В папках должно быть место для новых документов, когда они переполняются, надо заводить новую папку. Папки в свою очередь стоят на полках стеллажей. На них тоже должно быть место для новых папок и т.д. Это десятки километров полок, несколько этажей хранилища. При экспертизе изобретений эксперт берет нужную ему по тематике папку и просматривает ее всю, подыскивая близкие к рассматриваемому решения. Ведение такого фонда (пополнение, слежение за полнотой, восстановление потерь) и поиск в нем информации очень трудоемки, требуют все новых и новых площадей.

Вся текущая заявочная документация и переписка с заявителем также в хронологическом порядке комплектуется в папки, называемые "делом заявки". Эти папки хранятся в оперативных хранилищах экспертных отделов в течение всего срока экспертизы. После завершения экспертизы — несколько лет в архиве ведомства. Это тоже несколько сотен тысяч папок. Не удивительно, что такая трудоемкая технология требует большого количества обслуживающего персонала. Отношение экспертного персонала Патентного ведомства к обслуживающему — один к двум.

Автоматизация и безбумажная технология должны изменить это соотношение на противоположное. Труд же самого эксперта практически не возможно автоматизировать — это профессиональный анализ новейших решений, опирающийся на мировой уровень знаний. Поэтому, в целом, сохранится вся методологическая база экспертизы.

CNews: Как вы оцениваете текущий уровень информатизации Роспатента и подведомственных организаций? В том числе — уровень оснащения сотрудников современными персональными компьютерами и программными средствами?

Алексей Гвинепадзе: Я считаю, что уровень информатизации достаточен для решения задачи автоматизации "бумажного делопроизводства". В локальной сети ведомства (центральный аппарат, федеральный институт промышленной собственности, палата по патентным спорам) две тысячи компьютеров и несколько десятков серверов. Все программное обеспечение лицензионное. Подписано корпоративное соглашение с Майкрософт на использование клиентского и серверного ПО. Большая часть персональных компьютеров работает под управлением Windows 2000 или XP. Планируем к концу 2006 года полностью перейти на Windows XP и Office XP на клиентских местах и Windows 2003 на серверах (кроме Unix — серверов).

На технологических участках используется разнообразное прикладное ПО. Пользователям доступны правовые информационно-поисковые системы «Гарант» и «Кодекс», тематические и специальные базы данных по разным направлениям науки и техники, электронные издания. Обеспечен доступ к коммерческим информационным ресурсам на крупных международных хостах, таких как STN, к информационным ресурсам других патентных ведомств и сетей (например, Esp@ceNet). Поддерживается доступ к внутренним ресурсам Европейского патентного ведомства (через сеть PatNet) и Всемирной организации интеллектуальной собственности (через сеть WipoNet).

CNews: Расскажите подробнее об информационной инфраструктуре Роспатента.

Алексей Гвинепадзе: Территориально Роспатент компактно размещается в нескольких корпусах на Бережковской набережной. Это облегчило создание сетевой инфраструктуры. Между зданиями проложены оптоволоконные магистрали по воздушным и подземным каналам, обеспечивающие высокую надежность и пропускную способность. Основные вычислительные и информационные ресурсы сосредоточены в двух залах, размещенных в разных корпусах. Создается собственная система резервного электропитания, способная обеспечить длительную автономную работу всей компьютерной системы, включая три тысячи рабочих мест персонала, и система централизованного мониторинга и управления инфраструктурой.

Каждый из объектов интеллектуальной собственности поддерживается своей автоматизированной системой. Это наши внутренние разработки, поэтому их трудно классифицировать по общепризнанной системе классификации программного обеспечения. Основной недостаток — разноплатформенность, так как создавались они на протяжении десятилетия. Но на текущий момент времени они свои задачи выполняют, обеспечивают контролируемый доступ к информации разных категорий персонала с разными правами по обработке и доступу к сервисам. Все действия протоколируются, и имеется возможность проследить — кто, когда и на каком месте выполнил то или иное действие. Кроме специализированных автоматизированных систем, в сети имеются общие ресурсы — правовые и специализированные базы данных, справочники, системы автоматического перевода и словари, общие каталоги и т.д. Электронной почтой и доступом в Интернет обеспечен основной персонал ведомства.

Доступ к вышеперечисленным ресурсам имеют сотрудники центрального аппарата Роспатента, Федерального института промышленной собственности (ФИПС) и Палаты по патентным спорам (ППС), но принадлежит и управляется вся система персоналом ФИПС. В центральном аппарате Роспатента имеются и свои собственные ресурсы, такие как финансово-бухгалтерская система со средствами электронного взаимодействия с казначейством Минфина России, сегмент сети Минобрнауки России с общеминистерской системой делопроизводства. Федеральный институт промышленной собственности подключен к ряду корпоративных сетей, таких как PatNet, WipoNet.

CNews: Какие информационные и аналитические системы используются для ввода, обработки и представления (визуализации) информации? Как вы видите развитие этого направления?

Алексей Гвинепадзе: Текущее состояние обозначено выше. Вряд ли представляет интерес конкретный набор программных средств и технологий, используемых нами в процессе обработки информации. В перспективе, мы делаем ставку на электронный документооборот и безбумажные технологии, стандартизацию и структурирование патентной документации на базе XML и создание на этой основе цифровых библиотек. Это позволит сократить внутриведомственные затраты на обработку информации; запустить механизмы автоматического обмена документацией с патентными ведомствами и другими потребителями патентной информации; обеспечить новые сервисы для потребителей, такие как доступ к электронным делам заявок, находящихся в рассмотрении, к электронным реестрам и другим внутриведомственным информационным ресурсам, не доступным в настоящее время.

Это касается и аналитики. Структурированная информация позволит достаточно просто, используя стандартны OLAP системы, проводить разноаспектный анализ патентной информации (чрезвычайно интересный и важный для прогнозирования).

CNews: Применяется ли на рабочих местах сотрудников Роспатента и подведомственных организаций программное обеспечение с открытым исходным кодом? Если «да», то на каких участках/при выполнении каких работ и с чем связано такое решение? Если «нет», то каковы планы использования такого ПО?

Алексей Гвинепадзе: Если имеется в виду системное и стандартное программное обеспечение с открытым исходным кодом, то в Роспатенте и в подведомственных организациях оно не используется и нет планов по его использованию. На мой взгляд, не достаточно обеспечена надежность, безопасность, стабильность и поддержка таких продуктов. Что касается заказного программного обеспечения, то исходный код его нам доступен, мы сопровождаем его силами собственных программистов с целью развития и интеграции с собственными разработками.

CNews: Удавалось ли злоумышленникам «ломать» ваши базы данных? Какие меры принимаются для предотвращения утечки информации?

Алексей Гвинепадзе: Нет, внутрисетевые информационные ресурсы не взламывались и не похищались. Атаки имеют место, особенно на Интернет-ресурсы. Больше досаждают вирусные атаки и спам. Используем стандартный набор средств защиты: файрвол, димилитаризованная зона, файрвол, внутренняя сеть. В сети антивирусные программы на серверах и рабочих станциях, фильтрация электронной почты и интернет-трафика, контролируемый доступ ко всем внутренним ресурсам, протоколирование, подбор персонала на участки, где возможен массовый съем информации. Стремимся к максимальной информационной открытости, поэтому нашими "злоумышленниками" могут быть только начинающие хакеры и вандалы. Атаки профессионалов маловероятны.

CNews: Испытывает ли Роспатент какие-либо сложности в информационном взаимодействии с другими органами государственной власти федерального и регионального уровней?

Алексей Гвинепадзе: Нет, не испытываем. В своей основной работе мы достаточно автономны. Когда же наши партнеры предлагают электронные формы взаимодействия, мы с охотой откликаемся. Я уже упоминал о взаимодействии Роспатента с Министерством образования и науки и Казначейством. Другой вопрос — использование наших информационных ресурсов. Они интересны правоохранительным органам при проведении мероприятий по защите интеллектуальной собственности, пресечения контрафактного использования и др. Но им, как правило, требуются официальные заключения на бумаге, заверенные должностными лицами Роспатента.

CNews: Каковы планы ИТ-модернизации Роспатента на 2006 г. и, в перспективе, на 2007 г.?

Алексей Гвинепадзе: Внедрение безбумажной технологии обработки патентной документации по товарным знакам, включая электронную подачу заявок, ведение электронных дел заявок, электронную обработку документов в среде рабочих потоков, электронную публикацию и т.д. Эта технология и архитектура программного обеспечения в дальнейшем будут внедрены в экспертизу других объектов интеллектуальной собственности. Планируем внедрить в 2006 году и первую очередь поисковой системы по изобретениям с объемом информации в 10 миллионов документов.

Если добьемся достаточного финансирования, то завершим работы по модернизации к 2010 году.

CNews: Спасибо.


Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2006 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS