[an error occurred while processing this directive]

 

Обзор Рынок ИТ: итоги 2004 подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Kraftway

Михаил Солнцев: Программа технического перевооружения электроэнергетики, принятая в 2003 году, перешла в стадию реализации

Михаил СолнцевИнтервью CNews дал Михаил Солнцев, генеральный директор ОАО «Оптима».

CNews: Какие тенденции, на ваш взгляд, определяли в 2004 году развитие российского ИТ-рынка? Какие события в отрасли вы могли бы назвать ключевыми?

Михаил Солнцев: В течение последних лет ИТ-рынок растет как количественно — увеличивается объем инвестиций в информационные технологии со стороны практически всех отраслей, так и качественно — многие поставщики услуг и решений стали ориентироваться на вертикальные рынки. 2004 год в этом плане не был исключением. Практически все крупнейшие разработчики оборудования и программного обеспечения уже заявили о своих решениях для конкретных отраслей, а ведущие поставщики ИТ-услуг начали работать с заказчиками по проектам внедрения этих решений.

Среди основных событий, определивших направления развития отрасли информационных технологий в прошлом году, я бы, в первую очередь, отметил реформирование электроэнергетики. Программа технического перевооружения и развития электроэнергетики, принятая в 2003 году, в 2004 г. перешла в стадию реализации. Помимо обновления парка устаревшего оборудования энергообъектов, одним из главных шагов в направлении реформирования отрасли является создание оптового рынка электроэнергии (ОРЭ). Для выхода предприятия на ОРЭ требуется выполнить ряд условий по подключению к торговой системе и соблюсти все необходимые регламенты Администратора торговой системы оптового рынка. Прежде всего, это касается внедрения на предприятии систем коммерческого учета электроэнергии (АСКУЭ) и автоматизированных систем управления технологическими процессами (АСУ ТП). Это в 2004 году, в большей степени, определило развитие АСКУЭ и АСУ ТП, а также повлияло на объем предложения услуг по их внедрению.

Поскольку одним из основных потребителей электроэнергии является промышленность, на фоне реформирования энергетики в 2004 году мы отметили своеобразную «оттепель» по отношению к информационным технологиям со стороны промышленных предприятий — эти заказчики стали все чаще проявлять интерес к комплексным ИТ-решениям.

Вторым по значимости событием, повлиявшим на развитие рынка ИТ, можно назвать проект «Электронная Россия». Многие компании, задействованные в «Электронной России», в 2004 году представили свои решения по построению ведомственных информационных систем, защите информации, обработке и накоплению данных, специализированное программное обеспечение.

И, как было бы ни печально об этом говорить, в 2004 году была усилена борьба с международным терроризмом. Это также наложило свой отпечаток на развитие информационных технологий — на рынке появились не только в значительной степени усовершенствованные старые решения, но и специализированные новые. К ним относятся различные газоанализаторы, металлодетекторы, обнаружители взрывчатых и наркотических веществ, измерители температуры и влажности тела, специальные технические средства досмотра и т.д. Отдельно хотел бы отметить далеко шагнувшие вперед в своем развитии технологии распознавания образов и обработки биометрической информации, инструментариев информационно-аналитической обработки информации. Уже в этом году можно ожидать появления на рынке комплексных информационных систем обеспечения безопасности, предназначенных для крупных организаций и предприятий.

CNews: «Оптима» много работает с органами государственной власти. Как вы оцениваете влияние административной реформы на ход информатизации в министерствах и ведомствах?

Михаил Солнцев: Я думаю, что административная реформа и информатизация министерств и ведомств — это два достаточно коррелированных процесса. Вместе с тем, мы не заметили какого-либо снижения интереса к информационным технологиям со стороны госзаказчиков. Подтверждением тому служит ход работ по проектам, которые мы ведем в органах государственной власти: все этапы выполняются в срок, финансирование проектов носит регулярный характер. Кроме того, мы постоянно участвуем в тендерах на поставку ИТ-решений, которые проводят министерства и ведомства.

CNews: Изменилась ли структура затрат на информационные технологии со стороны бизнеса?

Михаил Солнцев: Сегодня ни один из ИТ-проектов не заключается в простой поставке оборудования заказчику, как это было несколько лет назад. Теперь на первое место выходят услуги по внедрению и интеграции разнородных информационных систем, услуги по расширению и модернизации ИТ-ресурсов заказчика, а также их дальнейшего технического сопровождения. К слову, на Западе доля услуг в стоимости проекта уже достигла 70%, и только 30% приходятся на поставку оборудования. Мы, конечно, пока еще не приблизились к такому распределению, но тенденция налицо: в 2003 году услуги «стоили» порядка 30–35% от бюджета наших проектов, в 2004 г. доля услуг перевалила за 40%. В перспективе, я думаю, эта тенденция сохранится, и уже через 3–4 года мы сможем вплотную приблизиться к зарубежным показателям.

Если говорить о решениях, то здесь я бы отметил, что в 2004 году были по-прежнему востребованы инфраструктурные решения, например, такие, как построение сетей и систем связи, но при всем этом четко прослеживалась тенденция повышения интересов заказчиков к системам оптимизации деятельности предприятий на всех уровнях производства, начиная от низкого, технологического, и закачивая офисным.

CNews: Из вашей практики, как изменялись за последние несколько лет ИТ-потребности отечественной промышленности? Что является ИТ-приоритетом сегодня?

Михаил Солнцев: Если примерно 5–7 лет назад уровень информатизации промышленного предприятия определялся, во многом, исходя из количества компьютеров и серверов, наличия на предприятии простой ЛВС и, может быть, внедренного бухгалтерского ПО и общей базы данных, то сегодня ситуация значительно изменилась.

Если раньше ИТ-потребности предприятия финансировались по «остаточному» принципу, то теперь любое современное промышленное предприятие имеет выделенную статью затрат на информационные технологии. Менеджмент этих предприятий все больше и больше понимает необходимость внедрения не только низкоуровневых АСУ ТП, но и интегрированных систем управления предприятия (ИСУП) для решения таких задач, как управление складскими ресурсами, персоналом, сбытом продукции, финансовыми потоками и т.д.

Кроме того, в связи с укрупнением бизнеса, созданием холдингов и промышленных корпораций актуально встает вопрос о построении единых центров обработки данных с необходимым резервированием и построением надежных каналов связи между предприятиями.

Все эти тенденции заставляют промышленность взглянуть на информатизацию с другой стороны. В настоящее время на первый план выходит не отдельно функционирующая инфраструктура предприятия и «расплодившиеся» по ней прикладные программы для решения конкретных задач, которые иногда даже дублируют друг друга, а создание единой информационной системы холдинга или корпорации. Эта система играет роль единой среды, в которой решаются производственные и офисные задачи управления ресурсами предприятия.

CNews: Можно ли говорить о том, что с усилением налогового контроля по отношению к предприятиям российского бизнеса их интерес к инвестициям в целом и к ИТ в частности несколько сократился?

Михаил Солнцев: Я бы так не сказал. Скорее всего, российский бизнес просто задался вопросом оптимизации инвестиций с целью их долгосрочного распределения, в том числе и на информационные технологии.

По различным оценкам, рынок ИТ-услуг в 2004 году вырос на 20–30%. Основными заказчиками стали государственные учреждения (40–45% от объема рынка), крупные топливно-энергетические компании и коммерческие организации (45–50%) и средний бизнес (10–15%). Если говорить о нашей компании, то в 2004 году у нас немного изменилась структура оборота в процентах — долевые показатели по некоторым отраслям «упали» по сравнению с 2003 годом, но в абсолютных показателях оборот по ним вырос.

Сейчас многие аналитики утверждают, что в 2005 году рынок продолжит расти теми же темпами, и я с ними, скорее всего, соглашусь — нет предпосылок для развития какого-либо негативного сценария.

CNews: Как бы вы оценили уровень информатизации российской энергетики на фоне других отраслей промышленности?

Михаил Солнцев: Примерно полтора года назад РАО «ЕЭС России» провело внутреннее исследование состояния технических ресурсов энергообъектов. Это исследование показало, что большинство предприятий работают на оборудовании, которое было установлено 30 лет назад, а то и еще раньше. 25–30 лет — это расчетный срок службы основного оборудования энергообъектов, и при тех темпах его замены, которые проводило РАО «ЕЭС России» в период с 2001 по 2003 годы, всю отрасль удалось бы «перевооружить» примерно за 25 лет.

В 2004 году инвестиции, выделенные на техническое перевооружение, были значительно увеличены. Кроме того, изменился сам подход к реконструкции энергообъектов — от практики «латания дыр» к логике комплексной реконструкции ключевых объектов и поддержания должного уровня их информатизации.

Таким образом, сегодня на некоторых предприятиях энергетики созданы диспетчерские центры, оснащенные по последнему слову техники, построены высокоскоростные каналы передачи данных, внедрены системы управления технологическими процессами и системы коммерческого учета электроэнергии, установлены SCADA-системы. Ряд предприятий уже использует в своей работе мощные ERP-системы и системы управления электронным документооборотом. Но таких предприятий немного — вся основная работа по автоматизации энергообъектов еще впереди.

Поэтому сегодня энергетику нельзя назвать развитой отраслью с точки зрения уровня информатизации — пока она еще не может «похвастаться» повсеместным внедрением современных ИТ-решений.

CNews: По вашим наблюдениям, какого рода автоматизация сегодня более востребована предприятиями энергетики — «точечная», покрывающая отдельные участки деятельности, или комплексная?

Михаил Солнцев: Большинство наших заказчиков понимает, что комплексная автоматизация более выгодна, чем «точечная». Тем не менее, чаще всего выбор делается в пользу «точечной» автоматизации, потому что она дешевле.

Например, перед проектом по внедрению АСУ ТП или АСКУЭ необходимо построить достаточно развитую систему связи — основу всех будущих автоматизированных систем, установить серверное оборудование, систему обработки и хранения данных. В идеальном случае, данные, с которыми работает АСУ ТП или АСКУЭ, было бы неплохо выводить в наглядном виде на экран коллективного пользования (ЭКП). Построение ЭКП требует сооружения инженерных систем здания, последние, в свою очередь, могут потребовать перепланировки помещения. Кроме того, все аппаратное и программное обеспечение должно быть интегрировано между собой в единой информационной системе. Заказчик понимает, что именно так должен быть реализован проект, но он ограничен бюджетом и выбирает лишь отдельные участки для автоматизации, например, АСКУЭ и сеть. Через некоторое время, например, 2–3 года, когда у заказчика встанет необходимость создания ЭКП, существующей пропускной способности сети может не хватить, и проект придется начинать с ее расширения, а это дополнительные затраты. Но даже если мы предусмотрим еще на этапе проектирования сети возможность ее масштабирования, нельзя не принимать во внимание факт технического и морального старения оборудования.

Да, комплексная автоматизация — достаточно дорогое удовольствие, но, как показывает практика, затраты на нее окупаются быстрее, чем на решения, внедренные по отдельности и решающие локальные задачи, возникающие в процессе деятельности предприятия.

CNews: В каких отраслях были реализованы в 2004 году наиболее масштабные проекты «Оптимы»?

Михаил Солнцев: «Оптима» по-прежнему тесно работает с предприятиями энергетики, нефтегазовыми компаниями и государственными министерствами и ведомствами. Именно в этих отраслях нами были реализованы крупнейшие проекты по внедрению ИТ. Некоторые из этих проектов мы начинали еще в 2002–2003 годах, а в 2004 г. закрыли один из этапов реализации. Кроме того, у нас появился ряд проектов в промышленности, транспорте, банковском секторе, т.е., тех отраслях, которые мы рассматриваем для себя как «перспективные».

CNews: За счет каких направлений бизнеса компании удалось увеличить оборот в прошлом году?

Михаил Солнцев: Прежде всего, мы все больше и больше становимся компанией, ориентированной на вертикальные рынки, и уделяем особое внимание разработке и внедрению средств автоматизации под конкретную отрасль, под конкретного заказчика. Это понимают и сами заказчики, когда обращаются к нам с просьбой рассмотреть возможность автоматизации их объектов.

Перечень услуг, которые мы сегодня предлагаем на рынке, за последний год практически не изменился — мы остаемся инжиниринговой компанией, выполняющей полный спектр работ по созданию и внедрению информационных систем.

Немного изменилась доля услуг в обороте нашей компании. Особо хочу отметить увеличившийся объем ИТ-консалтинга и услуг технического сопровождения информационных систем — теперь заказчику важно не только получить «правильный» инструмент для решения своих задач, но и переложить «головную боль» по его поддержке на интегратора.

CNews: Какие новые технологии, на ваш взгляд, будут востребованы в обозримом будущем в промышленном секторе России?

Михаил Солнцев: Говорить о каких то конкретных технологиях я бы не стал — промышленность уже идет по пути внедрения различных автоматизированных систем. Это и будет в целом определять развитие технологий и решений, ориентированных на отрасль, в ближайшие 2–3 года.

Как я уже отмечал ранее, в связи с укрупнением бизнеса большинство российских промышленных предприятий сегодня тяготеют к ИСУП. Поэтому будут востребованы и инфраструктурные решения — ведь именно на их базе осуществляется внедрение ИСУП.

CNews: Какое место в вашей стратегии занимает расширение географии бизнеса?

Михаил Солнцев: Сегодня доля наших региональных проектов составляет порядка 70% (без учета международных проектов), остальные 30% приходятся на Центральный и Северо-западный регионы. И доля региональных проектов будет увеличиваться, по крайней мере, в силу следующих причин.

Первая причина заключается в том, что сегодня практически все новые ИТ-решения «уходят» в регионы с центрального рынка с небольшой задержкой. Если многие московские предприятия уже работают с этими решениями, то регионы только планируют их внедрение.

Вторая причина — это жесткая конкуренция между производителями и поставщиками услуг на московском и питерском рынках. В этом плане регионы являются настоящей «отдушиной».

И третья причина — это наш опыт и квалификация. Практика внедрения проектов показывает, что региональные заказчики отдают большее предпочтение крупным московским компаниям, в отличие от небольших местных. Ведь у крупной компании есть и проверенные решения, и подготовленные кадровые ресурсы, и партнерские связи, обеспечивающие гарантированные поставки оборудования и ПО.

Работа на международном рынке проектов также лежит в сфере наших интересов. Зарубежные проекты дают бесценный опыт, позволяют расширить сеть партнеров и субподрядчиков, а также повышают интеллектуальный потенциал компании. В этом направлении мы также будем работать в 2005 году.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS