[an error occurred while processing this directive]

 

Обзор Рынок ИТ: итоги 2004 подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Kraftway

Александр Давыдов: Коррупционный потенциал ПО Open Source слишком мал

Александр ДавыдовНа вопросы CNews ответил Александр Давыдов, генеральный директор компании Naumen.

CNews: Какие ключевые события и тенденции, на ваш взгляд, определяли лицо ИТ-рынка России за последний год?

Александр Давыдов: Было два заметных события. Во-первых — «Связьинвест», компания под контролем государства, заключила контракт на $500 млн. на покупку зарубежной биллинговой системы. Сравните с действиями Китая, который инвестирует в национальную операционную систему $1 млрд. и получит ее вместе с новым китайским конкурентом Microsoft. А после подобных решений нашего правительства остается ощущение некомпетентности руководства.

Второе событие — президент в декабре резко подтолкнул господдержку бизнеса ИТ. Кто станет государственным лицом развития бизнеса ПО? Будут ли это те же чиновники, которые одобряли со стороны государства проекты «Связьинвеста»?

CNews: Какие ожидания вы связываете с правительственной инициативой по созданию технопарков? Насколько реализация этого проекта упрочит бизнес российских разработчиков программных продуктов? Какие условия необходимы для успеха этого начинания?

Александр Давыдов: Необходимо вести две линии проекта. Первая линия — развитие бизнеса жизнеспособных компаний. Для этого нужна помощь в подготовке кадров, в сертификации, в управляющем ПО, в политике государственных заказов, в выходе на зарубежные рынки. Адекватная помощь государства даст отдачу в росте продаж уже на горизонте 2–3 лет. Потребуется развитие отраслевых кластеров компаний в 10–11 центрах. Для региональных компаний нужны места для фронт-офисов в Москве. Можно назвать все это технопарками.

Вторая линия — создание новых компаний через бизнес-инкубаторы, что даст рост оборота через 5–6 лет. Такие бизнес-инкубаторы могут возникать в большем количестве городов при местных университетах. Но волна новых компаний после бизнес-инкубаторов сработает на западный бизнес, если к тому времени не возникнет собственный инновационный масштабный бизнес ПО.

Для успеха программы необходимы личности, не чиновники, а люди, которые дорожат своим именем. Никакой чиновничий аппарат самостоятельно неспособен сделать успешный проект. Сейчас мне известна единственная персона — министр Фурсенко, но он не отвечает за ИТ.

CNews: Екатеринбург — точка опоры Naumen — не попал в число городов, в которых планируется открытие технопарков. Известно, что вы сторонник принятия мер, необходимых для включения города в создающийся технологический скелет страны. Какие компании и ресурсы вы планируете объединить для решения этой задачи?

Александр Давыдов: После того, как в Москву переехал фронт-офис уже второй моей компании, я понял две вещи. Первая — значимый кадровый потенциал рождается и мужает в провинции. Второе — центральный офис продаж может быть только в Москве.

Екатеринбург — именно та точка опоры, которая дает жизненную силу нашей компании. Екатеринбург известен деловой активностью, предприимчивостью, но регион пока индустриальный, в нем почти нет собственного рынка заказного ПО. Достаточный для развития рынок есть только в постиндустриальной Москве и за рубежом. При этом у Екатеринбурга еще нет таких развитых коммуникаций с Европой, как у Санкт-Петербурга, поэтому основная ориентация города — на рынок России, СНГ и только затем — на западный.

В Екатеринбурге есть с десяток компаний выполняющих федеральные проекты, но они не позиционированы на заказные проекты. Идею целенаправленного движения компаний на российский и зарубежные рынки я озвучил недавно, и сейчас ищу понимания с общественно активными и известными компаниями, такими, как СКБ Контур, Корус-АКС, СИАМС, а также с учебными заведениями. Если компании смогут осознать и сформулировать общие требования к окружающей среде, к государству для своего успешного развития, консолидировать свои позиции, тогда можно будет создать «программный Екатеринбург». В отрасли ПО город малоизвестен, и компаниям пока невыгодно ассоциировать себя с ним. Кроме согласия компаний, нужна воля и преференции региональных властей, тогда компаниям будет выгодно называться екатеринбургскими.

CNews: Ранее ваша компания выступала одним из активных сторонников проектов на основе Open Source. Похоже, что заказчики в нашей стране оказались пока не готовы к столь быстрой и кардинальной смене подходов к информатизации. В чем основные сложности в развитии открытого кода в нашей стране?

Александр Давыдов: Дело не в коммерческих заказчиках, им все равно, какое решение — Open Source или частное. Мы сейчас успешно продаем коммерческие продукты без упоминания, что они сделаны на платформах Open Source. Дело исключительно в государственной политике. Коды Open Source используют для создания коммерческих продуктов множество компаний-разработчиков, это такая же инфраструктура, общий ресурс в ПО, как, например, дороги для транспортного бизнеса. Общую инфраструктуру ПО может создать только государство, но пока не создает.

Дело в том, что сами по себе такие госзаказы не появляются, чиновники в этом не заинтересованы, так как коррупционный потенциал ПО Open Source слишком мал. Пока только в Федеральной целевой программе ведомства министра Фурсенко появился конкурсный лот на ПО с требованием лицензии Open Source. Этот проект под названием «Разработка открытой и свободно распространяемой системы поддержки процесса разработки программных продуктов» — самое реальное сегодня в развитии отрасли ПО, оно создает движение.

CNews: Стоит ли рассчитывать на то, что государство будет относиться к открытому коду серьезно? Могут ли в этом секторе появиться крупные проекты на Open Source в ближайшие годы?

Александр Давыдов: Не знаю ничего более существенного для отрасли ПО, чем государственные заказы на ПО с лицензией Open Source. Это создает ресурсный задел отечественным компаниям, повышает их технологический уровень, качество проектов и снижает сроки и себестоимость. Это основной вклад государства в развитие отрасли ПО.

Поэтому неизбежно будет появляться все больше госзаказов на ПО Open Source по мере роста дееспособности власти и повышения управляемости чиновничьего аппарата. Вопрос только — когда это произойдет, и кто будет делать.

CNews: Как вы оцениваете рыночные позиции отечественных поставщиков ПО для телекоммуникационного сектора? Последние крупные проекты инициировались здесь по внедрению продуктов западных разработчиков. Это проблема уровня разработок или имиджа страны?

Александр Давыдов: Могу только предположить, что отказ МТС от отечественной биллинговой системы был вызван архитектурными слабостями решения. От ошибок никто не застрахован, но именно этот риск снимается только пристальным вниманием топ-менеджмента компании разработчика ПО. Мало кто из руководителей наших компаний ПО уделяет столько внимания архитектуре решений, сколько Билл Гейтс в Microsoft.

Правда, не менее важна и незрелость заказчиков ПО, которые не в состоянии заказать проект заранее, за 1–2 года, и сэкономить 70–80% процентов затрат. Что мешает крупнейшим операторам связи за 2–3 года заказать свои основные системы? Возможно, что не пройдет и 2 лет, как крупные операторы связи начнут покупать готовые системы Inventory за десятки и сотни миллионов долларов, вместо того, чтобы заказывать проекты сейчас.

Брэнды действуют магически, всем требуется простая модель мира, и брэнды ее формируют. Значительно проще сказать волшебные слова «IBM, Cisco, SAP» и спустить задачу подчиненным, чем разбираться в структуре проекта, вырабатывать требования, думать и напрягаться. Это основная проблема, ввиду которой не используются отечественные разработки.

Потом заказчик получает головную боль и понимание, что лучше было делать заказную разработку, но уже загнан в угол контрактом на универсальную систему. А ведь потом еще будет поддержка. В экстренных случаях наша компания в течение часа изменила для заказчика стек H.323 call-центра, подстраиваясь под ошибки новой версии операторского шлюза. Что сделала бы крупная западная компания?

CNews: Насколько высок сейчас, из вашей практики, уровень спроса на решения класса CRM? Какая доля вашего оборота приходится на CRM-проекты?

Александр Давыдов: Продажи CRM у нас в компании растут наиболее быстро. Причем покупают самые разнообразные предприятия, единственное сходство между которыми — продажа услуг. Финансовый ритейл, представительство американской компьютерной компании, авиационный выставочный салон и другие компании, которых привлекает продуманная концепция и функциональность решения. Мы начали продажи CRM в секторе среднего и малого бизнеса, но в конце года пошли контракты систем большой размерности — на сотни тысяч клиентов (customers).

CNews: Какие существенные изменения произошли в бизнесе Naumen в 2004 году?

Александр Давыдов: В 2004 объем продаж программного обеспечения (ПО) компании NAUMEN удвоился, компания перестроила управление, перенесла все продажи в Москву и ввела схему внутреннего аутсорсинга, по которой московский офис ведет продажи и управление проектами, а офис в Екатеринбурге выполняет разработку ПО. Численность компании незначительно выросла с 80 до 90 человек.

Главное достижение 2004 года — разработка Naumen Telecom, комплексной системы для операторов связи (BSS), в составе модулей Naumen CRM, Help-Desk, Call-центр/IP-АТС, Inventory, Order Management, e-Learning. Решение работает у операторов связи СЦК (Екатеринбург), Центел (Москва), Комлайн (Челябинск), что повысило качественно их уровень обслуживания без увеличения численности персонала. Система вызвала интерес у операторов связи и не имеет российских аналогов.

CNews: Как изменялась структура спроса на решения Naumen? Предприятия каких секторов и какого масштаба формируют сегодня преимущественно ваш оборот?

Александр Давыдов: Если в начале года мы продавали наши продукты для малого и среднего бизнеса, то к концу года реализовали проекты для РАО РЖД, ТМК, ЮКОС, ТЕТРАПАК. Крупным компаниям понравилась функциональность и гибкость наших продуктов на основе встроенной «легкой» ERP-системы — Naumen RP. Перевод платформы на JAVA позволил ввести масштабирование и выполнять проекты CRM большой размерности.

Call-центр/IP-АТС Naumen Phone за год хорошо развился и внедрен в ряде известных компаний. В телекоммуникационных — Зебра-Телеком, Центел, Стартелеком, и в интернет-магазинах 003.ru, Himart.ru. В контакт-центре IVOX решение заработало вместе с бизнес-системой Naumen. Решение Naumen Phone имеет встроенную IP АТС, программные телефоны на ПК абонентов, легко и быстро устанавливается, вводится в эксплуатацию в считанные часы. Аналогичных решений от других российских компаний на рынке нет.

Система управления документооборотом NauDoc развивается и включает все больше функций управления бизнес-процессами компании. Легко автоматизируются такие процессы, как прохождение заявок на оплату счетов, заключение договоров, исполнение решений менеджмента и подобные. Уральская архитектурная академия автоматизировала больше 40 процедур управления, включая сессионные процессы, перевод на курс, в академический отпуск и другие. В решении Naumen Telecom система документооборота применяется, как Order Management система.

Система дистанционного обучения и управления учебным процессом Naumen Learning выиграла конкурс журнала e-Learning World 2004, что было для нас неожиданно. Мы развивали эту систему для нашего учебного центра, чтобы поддерживать дистанционное обучение для своих продуктов, но со временем она превратилась в средство управления всем учебным центром, навыками персонала и стала применима в ВУЗах. Систему покупают российские ВУЗы и корпорации, при этом кажется примечательным, что ее приобрел также белорусский ВУЗ.

Хотя мы присутствуем только в России, выполняли также заказы из Украины, Польши, Казахстана, Узбекистана. В целом, несмотря на всю напряженность и даже критичность, високосный год 2004-й год стал успешным для нашей компании.

CNews: Каковы ваши планы по развитию бизнеса в ближайшие годы? Какие задачи стоят перед компанией?

Александр Давыдов: Наша особенность в том, что мы можем экономично разрабатывать сложные бизнес-системы в короткие сроки, но нам необходимо донести до потенциальных заказчиков такую возможность. Так были разработаны CRM, Service-Desk, Inventory. Мы можем разработать системы управления персоналом, управленческого учета, управления проектами в срок до 6 месяцев, у нас для этого есть ресурсы и готовая платформа. Заказы могут быть и для голосовой связи — так, по заказу мы за 1,5 месяца сделали телефонное рабочее места поездного диспетчера для транковой системы «Тетра».

CNews: Какие факторы, по вашим ожиданиям, будут определять дальнейшее развитие российских рынков системной интеграции и разработки ПО, на ваш взгляд?

Александр Давыдов: Основной фактор по моему ощущению — последействие событий Беслана и Украины. Общее осознание реальности потери суверенитета страны неизбежно заставит государство стремиться к эффективности управления. В этих условиях придется обратить внимание на отечественную отрасль ПО, как критическую отрасль для «постиндустриализации» страны. ПО создает «станки и машины постиндустрии», поэтому рост внимания к нему неизбежен. На рынке ПО будет продолжать расти доля заказчиков, оказывающих услуги, и уменьшаться доля промышленности.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS