[an error occurred while processing this directive]

 

Обзор Рынок ИТ: итоги 2004 подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Kraftway

Евгений Шаблыгин: Через три года в России, наконец, возникнет настоящий рынок «интеграции»

Евгений ШаблыгинНа вопросы CNews отвечают Евгений Шаблыгин, президент компании «Инфосистемы Джет», и Илья Трифаленков, директор Центра информационной безопасности «Инфосистемы Джет».

CNews: Какие факторы, на ваш взгляд, определяли развитие российского рынка интеграции в 2004 году?

Евгений Шаблыгин: Главным фактором, как и в 2002–2003 годах, оставались высокие цены на нефть. 2004 год — одна из «тучных фараоновых коров». Свободные денежные средства позволяют компаниям вкладываться даже в те отрасли (подобные информационным технологиям), которые не стали в России пока еще (я оптимист — надеюсь, что станут) системообразующими.

CNews: Как вы оцениваете перспективы проекта правительства по созданию технопарков? При каких условиях в этом направлении можно достичь успеха?

Евгений Шаблыгин: Так же, как 5 лет назад оценивал перспективы «Электронной России». Очередной бессмысленный проект, без четко поставленных целей, сроков и критериев исполнения. Способ «освоить» небольшие свободные государственные средства нескольким «приближенным» компаниям. Ни при каких условиях этот проект не достигнет успеха с точки зрения полезности для страны или отрасли в целом. Единственный возможный позитивный эффект — некоторое количество нефтяных денег перейдет в руки частных компьютерных фирм, и какая-то их часть, возможно, будет использована не только на потребление, но и на развитие каки-либо внутренних проектов. КПД будет невелик, но, на мой взгляд, уж лучше так, чем совсем никак.

CNews: В 2004 году была утверждена концепция развития ИТ-рынка в нашей стране. Каковы ваши ожидания от реализации намеченной программы действий? Верите ли вы в то, что правительство может стимулировать предприятия к использованию ИТ путем оптимизации налогообложения?

Евгений Шаблыгин: Ожиданий никаких. Информационные ткхнологии — это средство. Если есть объективная необходимость в их использовании — они будут использоваться и развиваться вне зависимости от концепций. Если такой необходимости нет — никакие концепции не помогут. Взгляните на нашу промышленность. Есть две-три отрасли (прежде всего, телекоммуникации и банковский сектор), которые в современных условиях принципиально не могут существовать без информационных технологий. Там они и внедряются, вне зависимости от того, как устроено налогообложение. Во всех остальных — имитация. Коробки с программными продуктами ERP и тома, написанные консультантами, пылятся неоткрытыми — они были нужны только для того, чтобы отрапортовать о том, что у предприятия «есть ERP». Аналогичная ситуация и в госсекторе. Правительство Москвы реально внедряет информационные технологии — без них многомиллионный мегаполис задохнется. А вот федеральным властям информационные системы не нужны, управление сохраняется на уровне технологий, разработанных в 30-х годах прошлого столентия…

CNews: Повлияла ли на проекты «Инфосистем Джет» в госсекторе административная реформа?

Евгений Шаблыгин: Федеральные проекты как не шли, так и не идут. А региональные (те, которые действительно востребованы), как шли, так и идут. Как говорил Петр Первый, «нужда — челобитчик неотступный». Поскольку в отличие от многих компаний в отрасли мы не работаем «на полку», а решаем реальные задачи, у нас всегда есть, чем заняться.

CNews: Как бы вы оценили положение на рынке интеграции? Многие компании перепозиционируют себя в консультантов… Оправданно ли это, на ваш взгляд? Отмечаете ли вы заметный рост за прошедший год консалтинговой составляющей инфраструктурных проектов?

Евгений Шаблыгин: Я думаю, года через три в России, наконец, возникнет настоящий рынок «интеграции». Квалификация уже не 3–5, а нескольких десятков российских компаний вплотную подходит к тому порогу, за которым начинается реальная интеграция (а не способность включить большой железный ящик в розетку и установить IP-адреса на интерфейсах — хотя даже этому многие не научились за 15 лет). Еще немного, и термин «системная интеграция» перестанет в моих ушах звучать издевкой. Что же касается «консалтинга», то сегодня с ним состояние примерно такое, как с «системной интеграцией» в 1992 году, когда новички, ничего не смыслящие в предмете, но прочитавшие три-четыре статьи в модном журнале, стали называть себя «интеграторами». Теперь их младшие братья стали называть себя «консультантами». На мой взгляд, в нашей отрасли об этой профессии слишком рано говорить.

CNews: На ИТ-рынке в России все активнее набирает обороты процесс слияний и  поглощений. Какова стратегия «Инфосистем Джет» в этом вопросе?

Евгений Шаблыгин: «Джет» — нишевой игрок. Процесс слияний и поглощений пока наметился только в секторе, в котором действует много компаний, занимающихся сходным бизнесом с однородной продукцией. В нашей нише компаний мало, а составляющая know how достаточно значительна. Это, во-первых, затрудняет оценку стоимости, во-вторых, резко снижает спектр интересных (с точки зрения возможности слияний) компаний, и, наконец, повышает риски. Говоря коротко, мы сейчас слишком малы для того, чтобы приобретать интересные компании, и слишком велики для того, чтобы кто-либо из реальных игроков мог бы претендовать на поглощение нас. Поэтому на ближайшие несколько лет вопрос о поглощениях и слияниях мы на первый план не ставим.

CNews: Достаточно ли вам ресурсов для развития в условиях все возрастающей конкуренции? Планируются ли заимствования и если да, то в какой форме?

Евгений Шаблыгин: Финансовых ресурсов хватает. Главный дефицит — качественные кадры и свежие идеи. Вот и тех, и других мы охотно позаимствовали бы.

CNews: Насколько активно вы развиваете направление аутсорсинга ИТ-услуг? На западе сегодня оно является одним из наиболее приоритетных. Следует ли российский заказчик этому тренду?

Евгений Шаблыгин: Не очень понятен вопрос. Как потребители услуг, мы «аутсорсим» очень многие функции. Как продавец своих услуг, мы берем на себя те функции, которые составляют основу нашего бизнеса (например, проектирование и поддержку информационных систем). Я бы поостерегся говорить о приоритетности этого сектора на западе — там четко виден баланс. Что же касается «российского заказчика», то учитывая более чем двадцатилетнее идеологическое отставание российского рынка (в нашем сегменте, разумеется) от мирового, говорить о параллелях вообще считаю преждевременным.

CNews: По оценкам ваших коллег, продажи на рынке защиты информации достигли 170 млн. долл., а в 2005 году этот показатель составит 230 млн. Вы согласны с этими цифрами?

Илья ТрифаленковИлья Трифаленков: Это сильно зависит от методики подсчетов. В целом соглашаясь с цифрами за 2004 год, мы придерживались бы более скромных оценок в 210–220 млн.долл. в наступившем году. Есть, правда, фактор расширения рынка за счет слияния технологий информационной безопасности и классической защиты объектов. Сегодня на рынке все чаще спрашивают системы безопасности информационных ресурсов, интегрированные с системами доступа и видеонаблюдения. Понятно, при добавлении этих компонент объем рынка возрастет радикально.

CNews: Насколько активно российские поставщики решений в сфере информационной безопасности осуществляют сертификацию своих продуктов в соответствии со стандартом 15408–2002, вступившим в силу в начале 2004 года? Какова стратегия «Инфосистем Джет» в этом вопросе?

Илья Трифаленков: В целом, темпы сертификации по новым стандартам невысоки. Это связано с непроработанностью процедур и «правил игры». Сегодня компания должна быть достаточно опытной в области ISO 15408, чтобы решиться на сертификацию. Поскольку наш опыт достаточно велик, мы такие действия проводим и в этом году сертифицируем все наши решения с использованием нового стандарта. А дальше, как всегда, процесс будет понемногу отлаживаться, и новый стандарт будет входить в повседневную практику.

CNews: Насколько российские продукты в сфере ИБ востребованы сегодня рынком в контексте активного продвижения продуктов западных поставщиков? Как вы оцениваете риски отечественных разработчиков средств защиты информации в случае предполагаемого вступления России в ВТО? Похоже, что в отличие от автомобилестроителей эти компании защищать не будут…

Илья Трифаленков: В отличие от автомобилестроителей, российские ИТ-компании не предлагают решения двадцатилетней давности, соответственно, они гораздо более конкурентоспособны. Чего не могут российские компании — это позволить себе маркетинговые бюджеты, как у крупных западных производителей. В этой ситуации, если будут сравниваться реальные свойства, а не маркетинговые заявления, риски невелики — российские продукты работают не по всему спектру средств защиты, но свои сектора держат уверенно. А умение работать на внутреннем рынке у российских компаний лучше. Так что, видимо, катастрофы не будет.

CNews: Насколько вырос оборот компании в 2004 году? За счет каких проектов удалось обеспечить этот рост?

Евгений Шаблыгин: Примерно на треть. Невозможно выделить отдельные проекты. В отличие от многих «монокультурных» компаний, прорывы которых связаны с одним-двумя проектами (и когда эти проекты «кончаются», компании исчезают), у нас десятки заметных и важных проектов, и большинство из них дает свой вклад в рост.

CNews: Какая доля вашего оборота приходится сейчас на поддержку и сопровождение систем, по сравнению с продажей новых продуктов?

Евгений Шаблыгин: Заметная, и она растет. Это приятно.

CNews: Какие задачи ставит перед собой компания на 2005 год?

Евгений Шаблыгин: Планируем расти дальше.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS