Роман Баранов

Роман Баранов:
BI растет на фоне стагнации ИТ-рынка

О том, как изменились потребности заказчиков за последнее время, и почему они как никогда заинтересованы в системах анализа и прогнозирования, в интервью CNews рассказал Роман Баранов, руководитель направления бизнес-аналитики компании «Крок».

CNews: Как развивался рынок бизнес-аналитики в 2014 году по сравнению с 2013 годом, как показывает себя ваше направление? Что принесет 2015 год?

Роман Баранов: Рынок бизнес-аналитики растет, несмотря на то что ИТ-проекты в целом схлопываются. Например, средний бизнес сейчас активно инвестирует в аналитику. И это видно не только по безумному количеству запросов, но и по реальному числу стартовавших проектов. Хотя некоторые инфраструктурные проекты были заморожены. Если говорить про большие компании, то у руководителей крупнейших банков, телекоммуникационных компаний, госструктур и появились свои школы анализа информации, они активно проводят конкурсы по аналитике открытых данных. Поэтому и по итогам 2015, и в 2016 году рынок должен показать положительную динамику. Ведь BI – это не только формирование отчетов и дашбордов, но и анализ бизнес-процессов, исполнительской дисциплины, показателей эффективности бизнеса. То есть всего того, что так важно анализировать в непростые для экономики времена.

Что касается направления бизнес-аналитики в «Крок», то в 2014 году оно выросло почти в 1,5 раза. По итогам первого полугодия 2015 года мы также видим существенный рост по отношению к соответствующему периоду 2014 года. Причем как в рублях, так и в количестве проектов и числе консультантов. Ситуация скорее всего сохранится и в 2016 году.

CNews: По вашим оценкам, как изменились бюджеты заказчиков на внедрение аналитических решений?

Роман Баранов: На рынке наблюдается интересное явление – ИТ-бюджеты как таковые максимально сокращаются, вплоть до стремления к нулю. Но зато у отделов маркетинга есть бюджет на внедрение omni-channel и клиентской аналитики, у отделов закупок – на анализ внутренней деятельности, а у финансового департамента – на составление отчетности и прогнозов, централизацию бюджетирования и т.д. Поэтому сегодня нам все больше приходится общаться по аналитике не с ИТ-директорами, а с руководителями конкретных бизнес-подразделений. И в этом есть свои плюсы, ведь мы обсуждаем непосредственно результаты проекта, а не инструменты его реализации.

CNews: Какие тенденции спроса, по вашему мнению, определяют внедрение аналитических решений в России?

Роман Баранов: Как я уже упомянул, сегодня заказчики хотят получить конкретный результат, и их не интересует, решение какого вендора позволит это сделать. Например, мы часто сталкиваемся с запросами наподобие: «Мы хотели бы отстроить методологию ведения системы сбалансированных показателей и в дальнейшем развивать ее сами. Сделайте нам такой проект «под ключ» и дайте гарантию на 3 года, что будете его сопровождать независимо от продукта, который будет внедрен по итогам». Немного по другому пути пошли крупные организации, но в целом похожая ситуация и со школами анализа данных, создаваемыми сегодня «Вымпелкомом», «Сбербанком», правительством Москвы и другими организациями. Они предоставляют данные и ждут от разработчиков решений по их анализу с помощью любого инструментария. А уже потом решают, как интегрировать эти решения в имеющуюся инфраструктуру.

CNews: Организации каких отраслей проявляют максимальную заинтересованность в проектах, связанных с внедрением аналитических решений?

Роман Баранов: Всю нашу выручку от направления бизнес-аналитики можно условно разделить на 4 примерно равные части – федеральные и региональные ведомства, компании с госучастием и коммерческие организации.

Среди представителей бизнеса я бы выделил ритейлеров, таких как X5 Retail Group, «Русский свет», OBI, «Азбука вкуса». Анализом основной деятельности они занимаются уже давно и сегодня сосредоточились на проблеме актуальности данных и создании программ лояльности. Например, во многих крупных торговых предприятиях до сих пор не решен вопрос управления рабочими местами в режиме реального времени. Но можно установить над кассами видеокамеры, собрать статистику и, используя прогнозную аналитику, с точностью до 85% построить модель их загрузки. Если же проанализировать еще и информацию о движении покупателей по торговому залу, то точность такой модели может быть увеличена до 95%. И сегодня такие решения очень интересны ритейлерам. Наряду с интеграцией данных об онлайн и оффлайн-покупках и созданием программ лояльности для клиентов.

Еще одна категория бизнес-заказчиков BI – банки. Сейчас началась волна массовой смены АБС, и это требует перенастройки ПО для хранения и анализа данных. Кроме того, как я уже говорил, крупнейшие из них всерьез заинтересовались возможностями обработки больших данных и создают специальные подразделения по их анализу. Третье – банки наконец-то поняли важность правильной работы с клиентами и активно занялись клиентской аналитикой, созданием всевозможных персонализированных сервисов, развитием omni-channel. Примером такой успешной работы вполне заслуженно является деятельность «Тинькофф Банка».

Существенную часть наших заказчиков составляют госведомства и организации с государственным участием. В них часто используются устаревшие системы, которые не позволяют обеспечить должное качество управления. Но в последнее время в такие структуры все чаще приходят квалифицированные управленцы, которые начинают наводить порядок. Яркий пример – департамент информационных технологий Москвы, результаты работы которого может оценить каждый житель города.

Сегодня мы реализуем большой проект в одном научно-производственном центре. Это огромный комплекс предприятий, разбросанных по всей стране. «Крок» создает для него систему управления нормативно-справочной информацией. Следующим шагом, возможно, станет внедрение хранилища данных со всей аналитической отчетностью.

Это весьма положительный пример, так как, к сожалению, далеко не во всех госструктурах заинтересованы во внедрении полноценных BI-систем и единых систем управленческой отчетности. Причина проста – им просто не нужна прозрачность и объективная оценка их эффективности. К счастью, новые руководители все чаще хотят иметь именно эффективно работающую организацию и понимают, что ИТ – это инструмент повышения качества их деятельности.

CNews: С какими запросами приходят к вам заказчики?

Роман Баранов: Довольно часто приходят запросы из серии «Предложите нам BI-решение». Но, конечно, с подобными запросами лучше обращаться к вендорам, а не к системным интеграторам. Встречаются и такие заказчики, которые хотят проанализировать все и желательно бесплатно.

Но идеальный случай, когда заказчик спрашивает не «какая ситуация была у меня некоторое время назад?», а «что мне делать завтра?». Таких запросов становится все больше – это и клиентская аналитика, и omni-channel, и возможность прогнозирования выхода из строя оборудования, и оптимизация энергозатрат и многое другое. И наша главная задача – именно решить проблему заказчика. А уж на чем строить решение – это вопрос вторичный. Возможности прогнозирования есть и в OpenSource платформах, и в продуктах SAP, Oracle, IBM, Prognoz и многих других вендоров. За основу можно взять любой из них.

CNews: Расскажите, пожалуйста, о ваших крупнейших/самых интересных проектах в 2014–2015 годах.

Роман Баранов: Один из самых интересных проектов был реализован нами для Центральной пригородной пассажирской компании (ЦППК). Используя данные из хранилища компании, а также открытые данные о социально-демографической ситуации в Москве и Московской области, погоде, государственных праздниках и пр. мы создали решение, способное с точностью свыше 90% прогнозировать пассажиропоток. Для заказчика это выливается в возможность более оптимального подхода к стратегическим вопросам изменения расписания, оптимизации тарифов и планирования действий в случае внештатных ситуаций. А другая подсистема аналитики – в рамках ситуационно-аналитического центра – позволяет анализировать все события и инциденты, строить отчетность и прогнозы по ключевым показателям деятельности перевозчика.

Еще один проект – внедрение системы контроля ключевых показателей в «Евразийском банке развития». Здесь BI-платформа позволяет анализировать эффективность банка и его сотрудников по стратегическим и операционным показателям деятельности, есть удобный интерактивный интерфейс для контроля за всеми KPI.

Также можно привести в пример проект для одного из федеральных государственных унитарных предприятий, где мы внедрили единое информационное пространство бюджетирования и формирования оперативной отчетности по исполнению бюджетов. Это комплексный проект из двух направлений. Кто-то внедряет просто бюджетирование, а кто-то – просто финансовую отчетность. Заказчик пожелал создать единую версию правды. Результат – это не только автоматизация процесса бюджетирования во всех филиалах ФГУП, но и повышение его прозрачности, сокращение времени формирования оперативной отчетности по исполнению бюджетов.

Кроме этого, внедряли единую систему аналитической отчетности о телефонных звонках и функционировании IVRв рамках проекта по модернизации контакт-центра крупного банкa. Помогли одной страховой компании мигрировать на новую платформу хранилища данных для ускорения подготовки отчетности. Делали пилотный проект для крупного телеком-оператора по выявлению склонных к уходу абонентов.

Также в качестве примеров можно привести несколько проектов в области обработки больших данных, реализованных «Крок» для себя. Например, мы внедряли решение собственной разработки для контроля за информационным фоном, проведения конкурентного анализа и исследования трендов рынка. Похожую систему используем и для мониторинга госзакупок – она может автоматически определить заказчика, необходимый класс решений и департамент, либо отдел, которые могут принять участие в конкурсе. Из общения с заказчиками могу сказать, что подобные решения интересны многим крупным компаниям на рынке услуг, например, в энергетике, для оценки лота, на которую тратится очень много времени.

CNews: Кстати, а как вы объясняете потенциальным бизнес-заказчикам, что такое большие данные, каковы возможности этого пула технологий?

Роман Баранов: Термин «большие данные» постепенно умирает. Для себя я решил, что есть BI, то есть аналитика данных, а есть большие данные – это такая же возможность обрабатывать данные, только в больших объемах и в идеальном случае – с минимальными финансовыми вложениями. Хотя если делить принципиально, то можно сказать, что результатом BI-обработки являются показатели чего-нибудь, а итогом Big Data – какие-то прогнозы. В «Крок» и тем и другим занимается одно направление, наши специалисты имеют компетенции и по аналитике и по обработке больших данных. Мы предлагаем заказчику решение его проблемы с использованием различных технологий. И, в зависимости от бюджета, он может выбрать конкретный инструментарий. К тому же сейчас большие вендоры в области бизнес-аналитики пришли к тому, что начали встраивать функционал больших данных в свои продуктовые стеки, создавать коннекторы, добавлять возможность подгрузить метаданные и пр. И в итоге, если BI-специалист прошел какие-нибудь курсы повышения квалификации, то он прекрасно может работать с инструментами для обработки больших данных.

Собственно говоря, когда я перечислял проекты, я не делал деления на BI и большие данные. Но если вдаваться в тонкости, то первые проекты «Крок» в области обработки больших данных были реализованы в 2013 году, по итогам которого объем этого направления достиг 1% в выручке компании. В 2014 году число проектов у нас выросло еще примерно в 2 раза.

CNews: По вашему мнению, каковы перспективы больших данных в России?

Роман Баранов: Думаю, в ближайшее время спрос на такие решения будет только увеличиваться. Свидетельство тому – все большее число марафонов программирования, так называемых хакатонов, целью которых является создание решений по обработке огромных массивов открытых данных, которые предоставляет организатор хакатона или можно свободно скачать. Что касается корпоративных проектов, то их число тоже будет расти. Но развитие может тормозить отсутствие оборудования в крупных компаниях, которые создали data-центры, внедрили виртуальные среды и избавились от старых серверов. Поэтому сегодня, в условиях сокращения затрат на инфраструктуру, у них может просто не быть мощностей для развертывания полноценных решений по анализу больших данных. Поэтому спешить расставаться с устаревшими мощностями все же не стоит.

CNews: Может быть, выходом из сложившейся ситуации могут стать облака?

Роман Баранов: Облака идеально подходят для решения узких задач. Но при этом публичное облако должно полностью соответствовать требованиям закона о персональных данных. А SaaS-сервис – предоставляться заказчику в течение минут или часов. К сожалению, сервисов уровня Amazon в России не много, но рынок развивается. Например, на базе публичного облака КРОК мы уже готовы предоставлять аналитические решения как в виде PaaS, так и SaaS. Причем вариантов продуктов, лежащих в основе, может быть несколько – от коммерческих до open source. Если появится спрос, то можем и полностью – с нуля – разработать решение под заказчика.

Вернуться на главную страницу обзора