Михаил Дробышевский

Михаил Дробышевский:
На рынке ДБО грядут перемены

В ближайшее время дистанционное банковское обслуживание может измениться так радикально, что мы не узнаем привычные системы и будем привыкать к новым методам платежей. Подробно о том, что ждет банки и их клиентов, в интервью CNews рассказал заместитель генерального директора компании R-Style Softlab Михаил Дробышевский.

CNews: Какие тенденции сейчас правят бал на рынке банковской информатизации в целом и дистанционного банковского обслуживания (ДБО) в частности? Что вы наблюдаете и что прогнозируете в отношении рынка и своей компании?

Михаил Дробышевский: Среди тенденций на рынке следует отметить, что в последнее время несколько изменился характер проектов. Если раньше банкиры хотели экспериментировать, пытались охватывать новые категории пользователей финансовых услуг, то сейчас они стараются предпринимать только те шаги, которые дадут гарантированный результат. Такая ситуация, я считаю, будет и в 2016 году – я не вижу оснований для каких-то взлетов рынка банковской информатизации.

Общая экономическая напряженность, существующая в стране, отражается на нашем рынке еще и меньшей активностью клиентов. Если в 2013 и начале 2014 года у нас был просто вал заказов, то начиная с конца 2014 года клиенты, образно говоря, ужимают свои требования к проектам. С другой стороны, если посмотреть на наши показатели по выручке, то виден рост по итогам 2014 года, и я прогнозирую, что в 2015 году они также вырастут.

Если оценивать причины роста наших показателей, нужно назвать ряд новых крупных контрактов, которые мы заключили в последнее время. Например, в конце 2014 года мы подписали контракт с МТС-банком на реализацию системы дистанционного банковского обслуживания для физических лиц.

В этом году заключен договор с Россельхозбанком – одной из крупнейших финансовых организаций страны. Кстати, тоже на внедрение системы ДБО. По масштабам, организационной структуре и сложности задач информатизации Россельхозбанк можно, пожалуй, сравнить только со Сбербанком.

CNews: Как меняются ИТ-бюджеты банков? В какие проекты банки готовы инвестировать и почему?

Михаил Дробышевский: В финансовом секторе уменьшаются не только банковские ИТ-бюджеты, но и число самих банков. На это влияет ряд факторов, в том числе и снижение доходности. Например, сегодня стала очень актуальной проблема невозврата кредитов. Еще год назад банки с удовольствием выдавали кредиты, а сегодня не могут их собрать. Это вынуждает их искать другие пути: они пытаются минимизировать работу отделений, чтобы сэкономить на площадях, персонале, других расходах. Банки пытаются уйти в электронный бизнес – дать клиенту максимум возможностей совершать транзакции, не отходя от компьютера, будь это платежи за интернет, ЖКХ, оплата штрафов или переводы денег.

Кроме того, растет популярность предоставления услуг людям, не являющимся клиентами банка. Не могу сказать, что все этим увлекаются, но я знаю много примеров, когда банк предлагает посторонним пользователям, не имеющим даже счетов у него, установить себе приложение для ДБО и через него получать информационные услуги, оформлять заявки на банковские продукты. Более того, сейчас банки хотят даже разрешить «привязывать» к своей системе карту чужого банка или электронный кошелек и с их помощью проводить платежи. И, если в этом банке более выгодные тарифы, то человек вполне может сделать такой шаг. В дальнейшем он может открыть в нем счет, завести депозит или получить кредит. Такой способ привлечения новых клиентов уже начал реализовываться, и в дальнейшем, я думаю, этим путем пойдут многие.

Еще один пример относится к расширению клиентоориентированности систем. Так, мы первыми внедрили в систему ДБО для юридических лиц интересную функциональность, связанную с аккредитивами. Банки подсказали нам, что существует проблема: форма заполнения аккредитива очень сложная, занимает не одну страницу, и, как правило, клиент самостоятельно ее заполнить не может. Поэтому мы сделали так, что инициировать создание аккредитива может как клиент, так и сотрудник банка по просьбе клиента: создал, отправил на согласование, клиент поставил электронную подпись и все – документ ушел на исполнение.

Отдельного внимания заслуживает тема социальных сетей. Сегодня почти все розничные банки активно занялись этим вопросом. При интеграции системы ДБО с соцсетями с финансовые организации получают целый ряд дополнительных возможностей. Например, можно более качественно проанализировать клиента как заемщика, основываясь на данных его аккаунтов в соцсетях, получить доступ к списку друзей, которым тоже можно предлагать продукты и услуги, реализовать систему переводов денег друзьям и так далее.

CNews: В каком направлении сегодня развивается информационная безопасность применительно к ДБО? Интеграция с соцсетями, рост популярности мобильных приложений – не вызывает ли это повышения рисков?

Михаил Дробышевский: На мой взгляд, проблема заключается в том, что активнее пользоваться системами ДБО стала молодежь, а она серьезным подходом к безопасности не отличается. Да и у многих людей в принципе отсутствует грамотность в сфере информационной безопасности. Они записывают свои логины и пароли в текстовых файлах, хранят их в облаке, забывая, что любой почтовый ящик может быть взломан, и информация из него и из привязанного к нему аккаунта облачного хранилища станет доступна. Всем известно, что существуют разнообразные вирусы, трояны, кейлогеры и другое вредоносное ПО, которое может перехватить и отправить злоумышленнику конфиденциальную информацию. Но пользователи все равно не защищают свои данные, создавая себе и банку проблемы.

Решать уже возникшие проблемы довольно сложно, поэтому банки всеми силами стараются их не допустить. К примеру, в ДБО для юридических лиц уже давно применяются и электронные подписи, и USB-токены, и более дорогие устройства, показывающие на своем экране реальные реквизиты подписываемой платежки.

В отношении частных клиентов такая защита не всегда применима, потому что она стоит денег. Есть совсем дешевые токены, ценой ниже 1000 рублей, но достаточно много людей пока не готовы платить за безопасность общения с банком в принципе. Поэтому сейчас основной метод подтверждения подлинности платежа – это SMS с кодом подтверждения на мобильное устройство. Но мы знаем немало примеров, когда злоумышленники выбирают жертву, делают дубликат сим-карты, дожидаются, когда телефон жертвы будет выключен, и проводят операцию по списанию денег, при этом SMS приходит на дубликат карты. То есть одноразовый пароль не гарантирует защиту транзакции.

CNews: Как можно бороться за повышение уровня защищенности транзакций?

Михаил Дробышевский: Большинства недостатков SMS лишены программные токены. Это могут быть как алгоритмы, встроенные в систему ДБО, так и программы, которые устанавливаются из официальных магазинов AppStore или Google Playи позволяют генерировать одноразовые пароли. Это более безопасный способ, поскольку данные по сетям не передаются, перехватить пароль нельзя. Конечно, и здесь есть нюансы, потому что одноразовый пароль подтверждает только подлинность транзакции, а не самого документа, в который вредоносное ПО могло внести изменения.

Так или иначе, но рынок приближается к вопросу применения электронных цифровых подписей частными клиентами. В ближайшие 2–3 года технологии позволят нам использовать полноценные ЭЦП для физлиц, которые можно было бы приравнять к рукописным. И, несмотря на нежелание основной массы клиентов покупать дополнительные решения для безопасности, некоторые банки уже начали продажу токенов и смарт-карт для подписания физлицами платежных документов.

Формат смарт-карты достаточно удобен, люди его признали, например в виде проездной карты «Тройка» в Москве, и в ближайшее время такие карты получат широкое распространение для различных целей. Их станут применять банки, коммерческие организации, госучреждения, с их помощью можно будет и в магазине расплатиться, и в метро пройти, они же будут идентификатором личности. Сейчас появляется довольно много устройств для чтения смарт-карт. Они дешевые, так что любой частный клиент может купить такой ридер и использовать его, в том числе для подтверждения банковских транзакций.

Еще один тренд – все флагманские модели смартфонов сегодня имеют чип NFC и могут обмениваться информацией на коротком расстоянии с другими устройствами. Благодаря этой технологии телефон может быть использован как платежное средство, определенные программы даже позволяют ему «прикидываться» банковской картой. Я считаю, что в ближайшее время этот сегмент ждет лавинообразный рост, потому что мобильные телефоны на текущий момент есть у всех, и статистика говорит, что, например, больше половины клиентов Сбербанка пользуются мобильными устройствами для платежей.

CNews: Это влияет на ваши планы разработки систем ДБО?

Михаил Дробышевский: Эта ситуация в целом радикально меняет подход к разработке решений ДБО, потому что, если раньше мы нацеливались в основном на обычные компьютеры и ноутбуки, то сейчас одно из основных направлений – мобильные приложения для телефонов и планшетов. Клиенту нужно легко, быстро и безопасно совершать операции. И, пожалуй, среди преимуществ настольных компьютеров остается только более высокая безопасность, потому что мобильные устройства люди часто теряют.

Из нашей практики могу привести пример одного из новых проектов. В его рамках физлица получат доступ ко всем своим продуктам через систему ДБО и смогут оплачивать услуги всех поставщиков. Из интересных функций будущей системы можно назвать вход в программу по отпечатку пальца, если на устройстве есть такой сенсор, а также платежи с помощью модуля NFC, использование фотокамеры для сохранения информации о банковской карте в системе ДБО и многое другое. То есть банк идет в русле максимального упрощения работы с системой и еще большей свободы для клиента.

CNews: Продолжая тему трендов, можете подробнее рассказать о возможностях персонального финансового менеджмента (ПФМ)?

Михаил Дробышевский: Банки традиционно работают как на привлечение, так и на удержание клиентов. ПФМ – это как раз удержание, хотя в определенной степени функциональность работает и на привлечение. Тему ПФМ нужно рассматривать с двух сторон: как персональный финансовый мониторинг и как персональное финансовое планирование, ПФП.

Мониторинг есть практически у всех банков. Сначала банки относились к нему как к баловству, игрушке для клиентов, но тем не менее все внедрили. И оказалось, что он клиентов удерживает. Мониторинг показывает им расходы в наглядном виде, и это помогает клиентам понять, на что уходят деньги и как можно экономить. Есть система рекомендаций – например, напоминания клиенту, что в этом месяце он не заплатил за детсад для ребенка. Это самая простая реализация, которая действительно у всех есть.

Гораздо больший интерес вызывает планирование. Оно есть не у всех банков, хотя, например, в Сбербанке мы уже достаточно давно эту систему сделали. Чем оно интересно: банк предлагает клиенту обозначить цели, которых желательно достичь, и в ответ, используя возможности как своих, так и партнерских продуктов, формулирует пути их достижения.

Конечно, в ответ на запрос клиента «хочу машину» можно сразу же предложить ему кредит, но это неинтересно, для этого продвинутая система не нужна. Я думаю, многие банки пока не внедряют ПФП как раз потому, что у них нет понимания, как правильно строить этот бизнес.

Легко предложить клиенту положить средства на депозит или взять кредит. Это работает, но плохо. Значительно лучше работает, когда клиента начинают изучать, подробно анализировать: какой у него ежемесячный доход, на что он тратит, сколько может откладывать, как он может тратить лучше, чтобы получить дополнительные бонусы. Соответственно, каким образом он может сэкономить необходимую сумму, чтобы положить эти деньги на депозит. Посмотрите, что предлагает «Тинькофф Банк» – это большое число программ, позволяющих клиентам возвращать часть денег за покупки у партнерских организаций.

По опыту одного из крупнейших заказчиков компании, где планированием пользуется достаточно много клиентов, могу сказать, что эта система хорошо работает на удержание. Мы с банком тщательно прорабатывали комплексный подход, при котором система могла бы стать персональным консультантом, расположить клиента к себе и помочь, с одной стороны, банку продавать свои продукты, с другой – клиентам преумножить свои средства.

Персональный финансовый менеджмент заслуживает, наверное, даже того, чтобы создать отдельную систему для него, потому что у клиента деньги чаще всего хранятся не в одном банке (и не только в банке), а управлять финансами нужно комплексно. Нужно точно так же анализировать, куда и как расходуются средства, чтобы советовать, как лучше поступить и как можно получить от этого какие-нибудь проценты или бонусы. Думаю, функциональное развитие таких систем личной бухгалтерии – дело ближайшего будущего.

CNews: Некоторые банки расширяют возможности своих систем, встраивая в ДБО функциональность документооборота. Какие тренды вы видите, какие сервисы будут присоединяться к ДБО?

Михаил Дробышевский: Юрлица уже освоили возможность интеграции ДБО с документооборотом – не со всем, а только с относящимся к сдаче отчетности в налоговую службу, ФМС, различные фонды. Здесь центральную роль играют операторы электронного документооборота, предоставляющие услуги компаниям, – под их решения и дорабатываются банковские системы, чтобы, например, документы в системе ДБО снабжались ЭЦП. А клиент даже не видит эти разработки, не тратит время на заключение договора на ЭДО с банком – он просто работает в своей системе клиент-банк.

Среди систем, которые мы делали по этому направлению, интересно решение для взаимодействия сразу трех участников процесса: продавца, покупателя и факторинговой компании. Мы реализовали и бесшовную интеграцию систем, и передачу документов между факторинговой компанией и оператором ЭДО. Обычно в системах ДБО есть только два участника процесса: сам банк и клиент. А здесь их три, и это значительно усложняет систему.

Кстати, R-Style Softlab решила развивать похожую концепцию, в соответствии с которой банк не просто обеспечивает ДБО для клиента, но и предоставляет целый портал для взаимодействия с другими компаниями. Это решение имеет сходство с социальной сетью, только оно предназначено для юридических лиц. На портале они могут что-то рассказывать о своей компании, публиковать прайс-листы, завязывать контакты между собой, обмениваться документами. В данном случае банк может выступать в роли гаранта клиентов и строить определенные рейтинги. Например, если компания обслуживается в банке более пяти лет, если у нее недельный оборот выше определенной суммы и так далее – это все будет влиять на позицию в рейтинге. У таких порталов большое будущее.

CNews: Насколько вероятно сближение решений ДБО для физлиц и юрлиц?

Михаил Дробышевский: Процессы сближения уже начались. Они связаны с тем, что банки стремятся привлекать клиентов. Исторически сложилось так, что юрлица и физлица обслуживались совершенно по-разному, и системы клиент-банк для них были разными. Но, в связи с развитием мобильных устройств и увеличением числа клиентов из сектора SMB, появилась необходимость делать более простые, понятные и красивые системы для юрлиц.

Банки вынуждены бороться за клиента. И они учитывают, что индивидуальному предпринимателю легко принять решение и перейти в тот банк, в котором на создание платежного поручения он потратит одну минуту, а не 15. Поэтому сейчас системы ДБО для юрлиц развиваются по тому же пути, который был обкатан при разработке систем для физических лиц: простота, наглядность, минимум лишних движений, максимум функциональности. Уже появляются решения, позволяющие клиенту работать с ДБО и как юридическому, и как физическому лицу, переключаясь между интерфейсами буквально нажатием одной кнопки. Такие решения пользуются спросом. Один из банков, внедривших объединенную систему нашей разработки, обслуживал в ней более 100 тысяч клиентов.

CNews: Мы наблюдаем, что крупные банки отказываются от своих собственных самописных систем. Почему это происходит?

Михаил Дробышевский: Они отказываются от решений, которые их больше не устраивают и не соответствуют требованиям рынка. Я не знаю ни одного банка, который смог бы разработать систему ДБО с расчетом на использование в течение 8–10 лет. Поэтому особый интерес вызывает конкуренция на рынке ДБО для физлиц. Если система не будет современной, красивой, быстродействующей, многофункциональной, то клиенты уйдут, и достаточно быстро. Мы наблюдали этот эффект на практике: в одном небольшом банке был довольно существенный отток частных клиентов. Стоило заменить нашу же старую систему ДБО на новую, как отток значительно снизился. То есть, исключительно за счет удобства использования системы была частично решена такая серьезная проблема.

CNews: Что изменится, если в России все-таки будут разрешены криптовалюты?

Михаил Дробышевский: Во многих странах операции с криптовалютой разрешены, рано или поздно, я думаю, нас это тоже коснется. Сами по себе электронные деньги ничего плохого в себе не несут. Операции проводятся достаточно защищенные, но в них участвуют только две стороны, без всякого контроля. И это с точки зрения государства не очень хорошо.

Если оборот криптовалюты все-таки будет разрешен, рынок банковской автоматизации ждет некоторое потрясение, потому что появится инструмент для совершения платежей, которого раньше не было. Появятся вопросы по бухучету, как эти деньги отражать. Придется серьезно дорабатывать системы, в том числе и ДБО. Это будет интересный вызов.

Вернуться на главную страницу обзора