Андрей Попов

Андрей Попов:
Классический банк должен себя переосмыслить

Руководитель ИТ-дирекции, член правления Райффайзенбанка Андрей Попов рассказал CNews о стратегических ИТ-проектах банка в России и поделился своим видением банка будущего. По его мнению, в перспективе розничный банк превратится из классического института в API-магазин для взаимодействия с финансовым рынком.

CNews: Как изменился ИТ-бюджет банка в рублях в 2015 году по сравнению с предыдущим годом?

Андрей Попов: Существенных изменений в рублях мы не заметили. Если говорить про валютные составляющие, то мы пытались компенсировать менявшийся курс поиском внутренних резервов, что, конечно, сказалось на некоторых статьях бюджета, но серьезной пересегментации не произошло. В основном мы сфокусировались на качестве обслуживания, на расширении продуктовых линеек с точки зрения клиентских запросов.

CNews: Как вы считаете, стоит ли сокращать годовой объем ИТ-инвестиций за счет пролонгации проектов? 

Андрей Попов: Мы так не делаем. Наоборот, последние два-три года мы делаем упор на эффективность внедрений, мы заинтересованы в ускорении автоматизации. Дело в том, что пролонгация ничего не дает в долгосрочной перспективе. Общая стоимость владения сервисом останется прежней. При этом удлиняется срок внедрения и, соответственно, срок возврата инвестиций. Мне кажется, лучше отменить проект, чем растягивать его. 

CNews: Можете ли вы оценить динамику российского рынка в банковской информатизации в 2015 году по сравнению с 2014 годом?

Андрей Попов: На мой взгляд, рынок ускоряется. Сегодня банки сконцентрировались на эффективности, на том, чтобы извлечь максимальную выгоду из инвестиций. Опять же, регулятор дал дополнительные поводы.

CNews: Какие события оказали максимальное влияние на ход информатизации в банковской отрасли в 2014–2015 годах?

Андрей Попов: Известная тема импортозамещения актуальна для госбанков. Банкам с иностранным участием важно снизить долю издержек и затрат, привязанных к валюте, потому что с играющим курсом это приводит только к отрицательным последствиям. Но задачи минимизации зависимости от вендора, потому что вдруг могут что-то отключить или отменить, перед игроками явно не стоит. Регуляторы, как и всегда, оказывают на банковскую информатизацию существенное влияние: сейчас во главе угла тот же Базель, новые требования от ЦБ.

А дальше на выбор направления информатизации влияют приоритеты самой финансовой организации, ее вовлеченность в те или иные рыночные сегменты. Для кого-то важно совершенствовать рисковую политику, вне зависимости от Базеля, а просто потому, что в 2013–2014 году они слишком агрессивно наращивали кредитные портфели. И в результате к началу 2015 года получили отрицательный результат. Зато, может быть, до этого их политика приносила большие плюсы. Многие смотрят именно на снижение издержек, для того чтобы при повышающихся рисках по-прежнему иметь очень высокую маржу за счет снижения стоимости владения сервисами.

CNews: Каковы основные проекты Райффайзенбанка в 2014–2015 годах?

Андрей Попов: Тут все тесно связано с сегментом присутствия. Райффайзенбанк позиционирует себя как банк, который предлагает повышенное качество обслуживания клиентов, поэтому мы стараемся предоставить информационному центру и отделениям те инструменты, которые позволят более качественно работать с клиентами. Это и CRM, который дает возможность специалисту банка лучше знать и понимать клиента, не только розничного, но и юридическое лицо. Это и некий инструментарий, который мы предоставляем для коллег в отделениях, чтобы их ежедневная работа была эффективнее.

В этом году мы закончили масштабную программу по виртуализации рабочих столов с эффективностью 94% и провели оптимизацию рабочего пространства сотрудников в целом. В частности, с коллегами из Xerox мы активно работали над сервисом печати и полностью перестроили классическую модель – рабочее место и рядом принтер. Сейчас все полностью оптимизировано, отправляем задание на печать в одном месте, забираем готовое – в любом другом. Эти нововведения создают определенный рабочий климат, потому что когда сотруднику удобно работать, он качественнее обслужит клиента. Изменения внедрены не только в московских офисах, а в России в целом.

CNews: Можно ли оценить эффективность нового сервиса печати?

Андрей Попов: Сейчас мы тратим примерно в 3 раза меньше, чем тратили в 2013 году. Это было достигнуто за счет сокращения оборудования, но еще больше – за счет более бережливого и умного подхода к печати. Но первый контракт на аутсорсинг печати мы заключили с Xerox еще в 2006 году и с тех пор постоянно совершенствовали процесс. К примеру, в 2009–2010 годах мы внедрили сервис MPS. На тот момент мы печатали в среднем 160 млн листов в год, расходы на печать снизились на 30%. Так что повышение эффективности – процесс постоянный.

CNews: Вы сказали, что для вас на первом месте стоит повышение эффективности при работе с клиентом. Какие именно новшества вы предложили пользователям в 2014–2015 годах?

Андрей Попов: Все, что связано с мобильным банком, интернет-банком, – это один из важнейших приоритетов для розницы и корпоративного блока. Мы целенаправленно последние два-три года очень серьезно модифицировали наш R-Connect, который является платформой для физических лиц. Мы первыми внедрили использования Push-уведомлений для авторизации платежей в мобильном банке вместо SMS. А в этом году мы очень плотно занимались корневой перестройкой нашего онлайн-банка и скоро сможем начать тестовую эксплуатацию. Думаю, что в следующем году нам будет чем похвастаться перед клиентами – очень новым, очень удобным и интересным сервисом.

CNews: Вы не могли бы приоткрыть завесу, рассказать о какой-нибудь интересной функции, которая появится в обновленном интернет-кабинете?

Андрей Попов: Остаются некоторые сервисы, которые требуют физического присутствия человека, но мы пытаемся решить эту проблему. Например, если клиент является для Райффайзенбанка и физическим лицом, и владельцем небольшого бизнеса, мы предоставим ему доступ к более полной информации о пассивах и активах. Свое состояние как физического лица и как бизнес-владельца клиент сможет посмотреть через одно окно.

CNews: Как экономическая ситуация повлияла на ИТ-стратегию Райффайзенбанка? Появились ли в списке стратегических проектов новые направления?

Андрей Попов: Коренных изменений не произошло, потому что ИТ-стратегия строится на несколько лет вперед. И колебания экономики мы рассматриваем как среднесрочные. Возможно, что появилось более внимательное отношение к издержкам, мы ищем наиболее оптимальные решения. Если в прошлом году мы зачастую выбирали бизнес-системы, то сегодня склоняемся к внедрению решений на базе Open Source. Например, с точки зрения «железа» переходим с класса «бизнес» на generic – на x86, на Linux как платформу для хостинга и так далее. Текущий экономический цикл просто ускорил наше стремление двигаться от сложного и дорогостоящего к более гибкому и менее затратному.

CNews: В каких еще направлениях вы задумываетесь об использовании Open Source?

Андрей Попов: Эти решения вполне могут применяться для не бизнес-критичных приложений, к примеру PostgreSQL в качестве базы данных. Мы намерены шире использовать Linux как операционую систему и JBoss в качестве сервера приложений. Не исключено, что для простого документооборота вместо промышленных ВРМ-систем мы будем использовать Open Source. За последние 5–7 лет история Open Source перестала быть хобби, появилось много хороших качественных решений, которые можно применять в банке.

CNews: А как же распространенное мнение о том, что стоимость владения решениями Open Source выше, чем TCO проприетарного ПО?

Андрей Попов: По нашему опыту, плюсы от эксплуатации Open Source часто преувеличены. Вопрос не в том, компилировать, реконфигурировать ПО, от вендора или Open Source, – это может любой системный администратор. Проблема другая – как жить в этой инфраструктуре? При переходе на Open Source компания лишается привычных инструментов, поэтому необходимо инвестировать в экспертизу. И только тогда бизнес может выйти на иной уровень стоимости владения инфраструктурой, которая все равно не будет на порядок ниже, чем для IBM или Oracle. И надо понимать, что для наиболее критичных узлов все-таки нужны проприетарные решения.

CNews: Вы планируете начать новые стратегические проекты в 2015–2016 годах?

Андрей Попов: Мы планируем не начинать, а заканчивать. У нас идет довольно масштабная программа модернизации CRM, в этом году завершится ее основной этап, в следующем году стартует заключительный. Затем уже постепенно будем запускать новые проекты.

CNews: Расскажите, пожалуйста, подробнее о проекте модернизации CRM.

Андрей Попов: Это классический проект, стартовал для розницы чуть более года назад. Необходимо было перевести весь информационный центр банка на новую платформу Siebel, чтобы появилось единое рабочее пространство для взаимодействия с клиентом: вся информация о контактах, об истории общения, удобные настройки для назначения, выбора, изменения каких-то продуктовых предложений. Естественно, требовалась интеграция с аналитическим CRM, для того чтобы понимать, что нужно и что не нужно клиенту, какие продукты им не потребляются и так далее.

Сегодня информационный центр работает уже на новой платформе, и мы постепенно тиражируем решение на отделения, всего у нас примерно 2,5 тыс. пользователей. В ряде случаев для проведения операций мы реализовали функцию, когда CRM позволяет «проваливаться» в то или иное профильное приложение. На следующем этапе мы хотим сделать так, чтобы по наиболее востребованным продуктам операции можно было бы выполнять внутри самого CRM. Завершить этап мы планируем за следующие 12 месяцев ко второй половине 2016 года в виде 3–4 релизов, то есть примерно раз в квартал.

Главный эффект этого проекта в том, что сотрудник получит единое рабочее место. Пока в ряде случаев сотрудникам отделения или сотрудникам информационного центра или отделений приходится работать в десятке приложений, чтобы обслужить клиента. Естественно, это увеличивает временные затраты и сокращает качество обслуживания. 

CNews: Какие стратегические структурные изменения произошли в работе ИТ-департамента банка в 2014–2015 годах?

Андрей Попов: В этом году мы открыли центр разработки и сопровождения в Омске, для того чтобы эффективнее внедрять решения для бизнеса. ИТ-департамент должен быть активным партнером бизнеса, а не просто исполнителем тех или иных заказов. Сегодня команда ИТ сфокусирована на клиенте, на качестве сервиса. Наша задача – дать как можно более функциональный инструмент, чтобы пользователь мог выдать максимально интересный бизнесу результат.

Сейчас в центре примерно 80 сотрудников, ко второй половине 2016 года планируется расширение штата до 200 разработчиков. Параллельно создана структура поддержки, в которой сейчас 30 сотрудников, а будет около 160. То есть в общей сложности в новых ИТ-структурах будут работать примерно 400 человек.

Сотрудники центра будут вовлечены абсолютно во все ИТ-проекты банка, сейчас идет активная работа с фронт-офисом, с CRM. В центре также будет находится часть команды, которая занимается разработкой интернет-сервисов, там же будет располагаться команда, которая работает над ВРМ-решением и так далее. В общем, абсолютно вся линейка приложений и решений, которые у нас есть, будет отрабатываться центром. В Москве останется функция непосредственного общения с клиентом, а Омск будет центром экспертизы разработки. Постепенно, наверное, к этому добавится анализ и, возможно, архитектурные функции.

CNews: По вашему мнению, какие тенденции будут определять ход информатизации российских банков в среднесрочной перспективе?

Андрей Попов: Классический банк должен себя переосмыслить. Нет высокой науки в том, когда банк как некий институт осуществляет передачу денежных средств из точки А в точку В. Если посмотреть на Запад, сейчас появляется огромное количество финтеховских стартапов, которые банк использует как некий интерфейс. У нас тоже есть такие примеры, но они пока еще очень неольшие (тот же самый Рокетбанк). Тенденция будет нарастать вместе с консолидацией банковской системы, с укрупнением игроков. C одной стороны, сокращается число лидеров, с другой – появляются новые интересные игроки. Если ты можешь эффективно перемещать денежные средства, то твоя рентабельность будет выше. И неважно, рублевый или валютный это перевод, или выдача кредита, или прием депозита. И будучи эффективным игроком в передаче денег, ты можешь открыть двери для сторонних организаций. А ты будешь получать процент как партнер за то, что даешь возможность продать на рынке супермобильный банк или необычное приложение. Причем неважно, кто эти внешние игроки. Это могут быть твои же собственные «дочки», а банк выступает как витрина AppStore. Банк превращается из классического института в некий API-магазин для взаимодействия с финансовым рынком. 

В Австралии есть целый набор брендов, которые продаются в разные сегменты разным типам клиентов, но на рынок выходят в качестве совершенно индивидуальных брендов. Такой подход создает некую инфраструктуру вокруг классического банка, которая позволяет появляться новым интересным предложениям.

CNews: Какие технологии вы считаете для себя перспективными?

Андрей Попов: Большие данные, социальные медиа, мобильность и облака являются составляющими единого фронта изменений. Облака – это в первую очередь расширение возможностей виртуализации, которую, как я говорил, мы активно используем в своем ИТ-ландшафте. Я не уверен, пойдем ли мы в публичные облака, потому что остается много вопросов, вызванных действующим законодательством. Самая большая область развития для банков – это применение технологий больших данных. Крупный розничный банк буквально «сидит на золотой жиле» информации о клиентах. И мы стараемся добывать информацию из этого богатства как раз с помощью инструментария больших данных. И это не только транзакционная история клиентов, здесь начинается логичный переход на социальные медиа. И в этой области у нас есть пространство для дальнейшего развития, если мы хотим лучше понимать пользователя. 

CNews: Планируете ли вы использовать мобильность для корпоративных нужд?

Андрей Попов: В следующем году у нас появятся мобильные сотрудники, например мы предоставим сотрудникам в отделениях возможность активнее работать с клиентами на местах. Потом, наверное, расширим возможности выездных сотрудников. 

CNews: По вашему мнению, какую динамику можно ожидать от ИT-бюджетов российских банков в 2016 году?

Андрей Попов: Я не думаю, что бюджеты будут снижаться. Вряд ли также они будут расти на 20–30%, как росли лет пять назад. Скорее всего изменения, произойдут внутри бюджетов: на что-то будет тратиться больше, на что-то – меньше. И фокус для расходов будет задавать бизнес, а не ИТ.

Вернуться на главную страницу обзора