oбзор

Обзор: Рынок ИТ: итоги 2014

Российский рынок ПО: влияние кризиса и импортозамещения

Российский рынок ПО: влияние кризиса и импортозамещения

Российский рынок ПО по итогам 2014 г. сократился приблизительно на 20%. Положительную динамику на уровне 10% продемонстрировал лишь один его сегмент – экспортная разработка ПО. Однако, стартовавшая в России политика импортозамещения и поддержки отечественных разработчиков может положительно сказаться на динамике этого сегмента уже в ближайшее время.

Согласно данным IDC, по итогам 2014 г. российский ИТ-рынок сократился на 16% в долларах США. Что касается отдельных сегментов, то глава российского офиса компании IDC Роберт Фариш в интервью в начале 2015 г. говорил о падении продаж «железа» минимум на 15%, а программного обеспечения – на 20% по сравнению с 2013 г.

Аналитики IDC считают, что 2015 г. будет не менее сложным для российского рынка ИТ. Не стоит ожидать существенного его оживления и в 2016 г., говорят они. Однако, с ними согласны не все эксперты. Так, по мнению Павла Адылина, исполнительного директора компании Artezio, уже в этом году рынок ПО может вырасти на 6–8%. Владимир Львов, директор по стратегическому развитию, член совета директоров компании «Ай-Теко», уверен в том, что в 2015 г. на российском рынке программного обеспечения объемы продаж ПО иностранных производителей сократятся на 20–30% при ощутимом росте доли отечественной разработки ПО. «Это обусловлено главными трендами – импортозамещением и сокращением бюджетов на ИТ, что влечет за собой оптимизацию затрат на поддержку и модернизацию», – говорит эксперт.

ПО на экспорт

Информацию о состоянии российского рынка экспорта программного обеспечения обнародовала ассоциация «Руссофт». Согласно представленным данным, по итогам 2014 г. этот сегмент российского рынка ПО вырос на 10% до $5,7 млрд, однако темпы его роста замедляются – в 2013 г. они составляли 13%, в 2012 г. – 15%. В 2015 г. «Руссофт» ожидает ускорения роста рынка до 18–20% и достижения показателя $6,7–7 млрд.

Столь обнадеживающие показатели обусловлены целым рядом факторов. Так, по словам Павла Адылина, практически ни у кого из российских компаний не возникли обусловленные политической ситуацией сложности при получении новых проектов в США и странах Евросоюза. Более того, российские производители ПО стали более конкурентоспособными и эффективными в условиях падения курса национальной валюты – ведь зарплаты разработчиков зафиксированы в рублях, а доходы компании – в долларах. «При этом мы видим интересную ситуацию, что многие российские компании, которые использовали центры разработки в Беларуси или Украине, сейчас предпочитают в меньшей степени задействовать их в своих проектах, – говорит Юрий Овчаренко, коммерческий директор компании Epam Systems. – Это вызвано тем, что зарплаты ИТ-специалистов в этих странах, как правило, привязаны к доллару или евро, что делает подобный аутсорсинг уже экономически менее выгодным по сравнению с привлечением отечественных специалистов и развитием ИТ-центров в российских регионах».

В 2015 г., по мнению Александра Егорова, генерального директора компании «Рексофт», спрос на отечественную разработку, в том числе и со стороны российских клиентов, будет расти. «Санкции заставили большинство российских компаний заняться собственными разработками программных продуктов, – говорит он. – Прежде всего, она будет ориентирована на ведомства, силовые структуры, предприятия, имеющие в акционерах государство, а также проекты, идущие в рамках госпрограмм».

Потребности рынка

Среди наиболее востребованных российскими заказчиками решений опрошенные CNews эксперты называют взаимодействие с клиентом через цифровые каналы, электронную коммерцию, фронт-офисные решения, аналитику и все связанные с ними задачи. «Именно такие технологии в последнее время «двигают» российский рынок вперед и будут определять его развитие в перспективе», – уверен Юрий Овчаренко.

Не обошли Россию стороной и мировые тренды, связанные с проектами по анализу больших массивов данных, переходом к облачным вычислениям (облачные хранилища данных, ЦОДы), мобильным решениям, а также по социализации компаний (CRM, collaboration, корпоративные социальные сети). «В целом речь больше идет не об автоматизации бизнес-процессов, а о повышении их бизнес-эффективности, например средствами BI», – уточняет Павел Адылин.

Борис Бобровников, генеральный директор «Крок», отмечает рост направления разработки заказного ПО, в особенности на основе ПО с открытым кодом, а также внедрения ERP-систем на базе 1С. Кроме того, он говорит о росте интереса к решениям по автоматизации совместной работы, портальным и мобильным решениям, а также внедрению бизнес-аналитики и ИБ, особенно в части защиты от мошенничества и DDoS-атак, и ПО, позволяющего оптимизировать трафик приложений, диагностику производительности ИТ-инфраструктуры.

Владимир Львов акцентирует внимание на резком росте спроса на свободное ПО. Александр Егоров среди наиболее востребованных решений прошедшего года выделяет переход на новые платформы, более экономичные и открытые, оптимизацию ТСО существующего портфеля систем, электронный документооборот и управление бизнес-процессами, создание корпоративных порталов, форумов, различных электронных площадок.

Крупнейшим заказчиком по-прежнему остается государство, которое реализует проекты по автоматизации процессов, связанных с социальным обеспечением и функционированием государственных институтов. «В технологическом плане это крупные высоконагруженные системы, например порталы госуслуг», – уточняет Павел Адылин.

Выбираем отечественное

Прошедший год останется в истории как год, когда государство всерьез озаботилось импортозамещением в сфере ПО. «Мы выступаем за полный информационный суверенитет России, и он принципиально возможен, — заявил глава Минкомсвязи Николай Никифоров. — Наша страна всегда славилась программистами. У нас действуют всемирно известные ИТ-компании, такие как «Яндекс», Mail.ru и другие. Мы готовим комплекс мер, чтобы шаг за шагом, год за годом поддерживать развитие и становление целой отрасли импортозамещающего ПО. Это небыстрый путь, который займет 3 года, по некоторым направлениям — 5–7 лет. Это значит, что России понадобится как минимум 1 млн программистов, которые смогут выполнить такую масштабную задачу».

План импортозамещения был утвержден в апреле 2015 г. Минкомсвязи разделило рынок ПО на 3 группы. Во-первых, это средства обеспечения информационной безопасности и антивирусы. Сейчас на рынке имеется достаточное число российских аналогов этой продукции, что дает возможность к 2025 г. снизить долю импорта таких решений до 40% с сегодняшних 60%. Подобным образом будут обстоять дела и с бизнес-приложениями (ERP, CRM, ECM и PM-системами), импорт которых планируется сократить с 75% до 25% к 2025 г., а также с корпоративными интернет-сервисами (электронная почта и файловый обмен, браузер, обмен мгновенными сообщениями) – здесь речь идет о падении импорта с 50% до 10%.

У ПО, отнесенного ко 2 группе, еще нет конкурентоспособных отечественных аналогов. Это клиентские и мобильные операционные системы (доля импорта 95%), средства управления облачной инфраструктурой (93%), офисное ПО (97%), СУБД (86%), серверные операционные системы (75%). По мнению министерства, для организации совместной разработки таких решений в России необходимо создать автономную некоммерческую организацию, которая будет сотрудничать в том числе и со странами БРИКС. В результате к 2025 г. доля импорта подобных решений должна сократиться до 50%.

В 3 группу вошли отраслевые решения, доля импорта которых в зависимости от сегмента сегодня колеблется от 70% (финансовый сектор) до 95% (ТЭК). Согласно планам министерства, к 2025 г. она также снизится до 50%.

По мнению Александра Егорова, утвержденный Минкомсвязи план импортозамещения не охватывает новые ниши, которые станут актуальными через 5–10 лет. «В то время, когда Минкомсвязи беспокоит импортозамещение СУБД и ОС, в новых перспективных направлениях доминирующее место занимают новые, пока малоизвестные международные игроки, – говорит он. – Самое интересное, что у российских молодых компаний есть реальный шанс завоевать в этой категории уверенные лидерские позиции по целому ряду направлений. Регулятору, возможно, следовало бы большее внимание уделять игре на опережение, а не просто ликвидации имеющегося отставания по традиционным темам, где порог вхождения, зачастую, весьма значителен». Тем не менее, по словам спикера, профильные министерства проводят консультации с представителями отраслевых ассоциаций, и это внушает надежду на то, что эта тема будет более детально проработана.

«Очевидно, что лидеры мирового рынка инвестировали в создание своих продуктов многие годы и серьезные ресурсы. И, что важнее, их активные действия, стремления улучшать свои продукты, стимулировала конкуренция, – говорит Борис Бобровников. – Конечно, всегда ожидаешь лучшего. Но вряд ли получится, даже и навалившись всем миром, заместить все импортные программные продукты российскими. Более реальной я вижу перспективу применения решений на базе свободного ПО взамен решений западных производителей». В качестве примера он приводит создание на базе ПО с открытым кодом инфраструктуры Единой медицинской информационно-аналитической системы г. Москвы, которая сегодня обслуживает более 20 тыс. рабочих мест.

«Умы, взращенные в стенах нашей российской математической школы, имеют все необходимые знания, умения и технические наработки. При решительной поддержке государства задача импортозамещения будет успешно решена силами российских программистов с помощью своих, уникальных технологий и большого количества открытого ПО», – уверен Андрей Терехов, профессор, генеральный директор «Ланит-Терком», заведующий кафедрой системного программирования Санкт-Петербургского государственного университета.

Господдержка и преференции

Одной из мер по импортозамещению должно стать создание преференций для отечественного ПО при госзакупках. В конце февраля 2015 г. Минкомсвязи опубликовало для общественного обсуждения проект постановления, согласно которому госзаказчики обязаны либо ограничивать закупки отечественным ПО, либо обосновать в документации невозможность или нецелесообразность такого ограничения. Ограничения должны затронуть операционные системы, сетевое программное обеспечение, СУБД, приложения для повышения эффективности бизнеса и др.

Также при закупке услуг по проектированию и разработке ИТ, техподдержке, предоставлению облачного ПО и инфраструктуры как сервиса, проектом постановления предусматривается установление дополнительного требования к участникам закупок о преимущественном использовании отечественного программного обеспечения и (или) ПО с открытыми исходными кодами.

Отечественным будет считаться программное обеспечение, исключительное право на которое «на территории всего мира и на весь срок действия исключительного права принадлежит Российской Федерации, субъекту РФ или муниципальному образованию, российской организации, подконтрольной россиянам или непосредственно гражданам России». При этом программное обеспечение должно быть доступно в свободной продаже, а общая сумма выплат иностранным компаниям по лицензионным договорам, связанным с его разработкой, не должна превышать 30% от выручки правообладателя за календарный год. Предполагается также создание и ведение соответствующего реестра отечественного ПО.

В конце мая 2015 г. проект постановления был одобрен Минэкономразвития, и для окончательного принятия его осталось согласовать с Минфином.

Тогда же сразу несколько российских компаний подали заявки на господдержку разработки отечественных СУБД и клиентских и серверных приложений. Среди них «Постгрес профессиональный» и «Ред Софт», претендующие на господдержку в разработке СУБД, «Альт Линукс» и «НТЦ ИТ Роса», подавшие парную заявку на господдержку в разработке серверной ОС, и «Реактос» с заявкой на создание клиентской и серверной ОС. Все они выступают в качестве якорных исполнителей работ во главе группы разработчиков-партнеров с разной степенью участия. В интервью РИА «Новости» Николай Никифоров рассказал, что финансирование грантов для поддержки разработки отечественного ПО должно произойти за счет средств антикризисного фонда правительства. Заявка министерства на получение этих денег сейчас находится на этапе подготовки, в котором помимо профильного ведомства участвует «ряд заинтересованных ведомств», Минфин и Минэкономразвития. Как надеется министр, финансирование отечественных разработчиков может начаться уже в 2015 г.

Наталья Рудычева

Вернуться на главную страницу обзора