oбзор

Обзор: Рынок ИТ: итоги 2014

Круглый стол: ИТ-рынок восстановится через 4 года, основной спрос – на облака

Круглый стол: ИТ-рынок восстановится через 4 года, основной спрос – на облака

Лидеры российского ИТ-рынка поделились с CNews своим видением основных тенденций развития отрасли. Павел Адылин, исполнительный директор компании Artezio, Борис Бобровников, генеральный директор «Крок», Владимир Грибов, вице-президент, исполнительный директор «Ланит», Сергей Корнеев, президент группы компаний «Техносерв», Дмитрий Черных, председатель правления корпорации «Галактика», Антон Чехонин, генеральный директор «Норбит», Александр Калинин, президент НКК, дали оценку текущей ситуации, проблемам и положительным моментам. Главной тенденцией 2015 года большинство назвали переход рынка XaaS в новую стадию развития, как количественно, так и качественно. В перспективе на восстановление ИТ-отрасли до уровня 2014 года в долларах США потребуется 3–5 лет.

CNews: Как вы оцениваете динамику российского ИТ-рынка в 2014 году по сравнению с 2013 годом? Насколько ваши оценки коррелируются с финансовыми показателями вашей компании?

Александр Калинин (НКК): Из-за дельты в курсах валют и способов подсчета рынок в рублях упал всего на несколько процентов. У компаний НКК суммарно объем выручки в рублях снизился на 2%.

Помимо общих проблем, лежащих на поверхности, а именно: рост курса доллара из-за падения стоимости нефти и санкций, нереальная волатильность рубля (своего рода ежедневные «американские» или, если хотите, «русские» горки), резкое удорожание и дефицитность банковских кредитов, есть еще и привнесенные причины. Например, изменение в сфере госзакупок: в первом полугодии произошло изменение законодательства: переход с 94-го закона к Федеральной контрактной системе. Новые правила игры – это всегда невероятно сложный период. И пока игроки рынка приспосабливались к этим правилам, время было утеряно, рубль начал девальвироваться, хотя и не так сильно поначалу.

Потом, в самый активный, и, казалось бы, самый «хлебный» для участников рынка период года, в 4 квартале, произошла резкая девальвация рубля. Это была очень жесткая ситуация для рынка. Все, кто связан с поставками из-за рубежа, а это почти весь рынок – и ИТ-компании, и заказчики, попали в очень плохую ситуацию. И даже такие инструменты, как фьючерсы, хеджирование не могли полностью спасти финансовые результаты. В результате из-за курсовых разниц компании получили громадные потери.

Ведь что такое скачок курса на два-три рубля? Это существенная потеря маржи на очень конкурентном ИТ-рынке. Особенно пострадали компании с, казалось бы, самыми надежными большими долгосрочными контрактами со значимой импортной составляющей.

Борис Бобровников (Крок): 2014 год стал достаточно сложным для всех игроков ИТ-рынка, но «Крок» неплохо справляется с трудностями, выручка сократилась незначительно – на 2%.

Сергей Корнеев (Техносерв): Российский ИТ рынок в долларовом выражении упал на 15%, а в рублевом вырос на 2,2%. Несмотря на кризисную ситуацию в стране, сокращение бюджетов на ИТ, «Техносерв» закрыл 2014 год с ростом в 12% в рублях. Это положительный результат, ведь многим нашим коллегам, в том числе представительствам западных вендоров, приходится сокращать штат. Для нас появился шанс привлечь в команду уникальных специалистов, которые в докризисных условиях навряд ли задумывались о смене работы. Мы же за 2014 год увеличили штат группы на 7%.

Дмитрий Черных (Галактика): Ситуация на рынке очень неопределенная. Нам удалось показать запланированный уровень роста – более 15%, был закрыт ряд крупных проектов. Дело в том, что масштабные внедрения планируются заблаговременно и не могут быть остановлены в один день. Отказываться от систем, способных резко повысить прозрачность и управляемость, неразумно. Это обойдется намного дороже для бизнеса.

CNews: Какие технологические тренды 2014 года вы считаете ключевыми? Как они соотносились с тенденциями мирового рынка?

Александр Калинин (НКК): Хочется заострить внимание на трендах в сфере аппаратных платформ. Интеграция функциональности и понижение энергопотребления процессоров и систем на кристалле приводят к появлению «умных» гаджетов. Десктопы постепенно вытесняются компактными неттопами, ноутбуки вытесняются устройствами 2-в-1, продолжает расти функционал планшетов и смартфонов.

Среди серверов и систем хранения появляются платформы, в которых функциональность и отказоустойчивость обеспечиваются за счет распределения задач по узлам кластера. Еще одно интересное событие – появление спецификаций, в которых многие элементы конструкции являются открытыми и доступны для повторения без каких-либо лицензий.

Борис Бобровников (Крок): В 2014 году мы увидели интерес к технологиям 3D-разработки, моделирования, визуализации и даже 3D-печати со стороны промышленных, медицинских и образовательных учреждений в целях ускорения НИОКР или повышения эффективности образовательного процесса. В 2015 году мы ожидаем рост этих направлений в нашей деятельности.

Сергей Корнеев (Техносерв): Состоялся фактический переход основных участников ИТ-рынка к модели предоставления ИТ-сервисов из облака. Почти все вендоры, с которыми мы работаем, от маркетинговых заявлений и формирования предложений перешли к реальному предоставлению клиентам различных услуг из облачных сред и развернули очень жесткую конкуренцию в этом сегменте.

Второй фактор можно определить как «программно-определяемое все». Процессы коммодитизации ИТ и развитие облачной модели предоставления ИТ-сервисов требуют оперативного выделения ресурсов по запросу. Это, в свою очередь, требует гибкой, адаптируемой инфраструктуры. Поэтому прошедший год ознаменовался серьезным развитием таких технологий как SDN (software-defined networks), SDS (software-defined storage), а также концепции SDDC (software-defined Data Centre).

Дмитрий Черных (Галактика): Активно развивается рынок дискретного машиностроения, и это радует. Мы долго на него ориентировались, и сейчас я выделяю его как приоритетный. Если раньше основной акцент был на автоматизации отдельных предприятий машиностроения, то сейчас резко вырос интерес к управлению группами предприятий с однотипными технологическими процессами. Сегодня время виртуального стирания границ между этими предприятиями и развития межзаводской кооперации. Изменилась и политика инвестирования холдингов в послепродажное обслуживание и ремонт проданных изделий. Сейчас предприятия стали отвечать за полный жизненный цикл того, что произвели. Но фактически они оказались не готовы к контролю этой ответственности.

Если говорить о мировых тенденциях, то до сих пор в тренде мобильность, облачные услуги, большие данные. Но для российского рынка они пока не являются актуальными. Когда у нас будут решены первоочередные задачи, связанные с обновлением активов, умением планировать, перепланировать, управлять ресурсами, работать в условиях кооперации, тогда дело дойдет и до мобильности и использования облачных моделей.

Павел Адылин (Artezio): В том, что касается виртуализации, российский ИT-сектор стремится за мировым рынком. Существуют отечественные продукты, обеспечивающие построение облачных хранилищ данных и защиту информации. В целом наметилась уверенная тенденция перехода в облако. Внешнеполитическая ситуация обусловила тенденцию перехода на ПО с открытым кодом. Также для России постоянным трендом является очень высокий темп внедрения беспроводных технологий, что связано с географическими особенностями нашей страны.

CNews: По вашему мнению, какую динамику покажет российский ИТ-рынок по итогам 2015 года, исходя из сегодняшней ситуации?

Владимир Грибов (Ланит): По моим оценкам, в 2015 г. можно ожидать падение российского рынка минимум на 10–15%.

Дмитрий Черных (Галактика): Предполагаю, что российские компании могут достигнуть значимых результатов при определенных обстоятельствах. Мы надеемся, что будут введены ограничения на закупку иностранного софта, что приведет к росту отечественного ИТ. Объем внедрений трудно прогнозировать. Например, сейчас активно обсуждается пара проектов, связанных с импортозамещением, которые могут дать до 30–40% роста ИТ-рынку, если состоятся.

Павел Адылин (Artezio): Экономический кризис оказал существенное, но краткосрочное негативное влияние на ИТ-рынок, связанное со снижением количества новых проектов, в первую очередь в корпоративном секторе. В 2015 году такая тенденция может сохраниться, но в менее значительной степени.

CNews: Какие позитивные тенденции вы видите на ИТ-рынке России?

Сергей Корнеев (Техносерв): Сегодня ИТ-компании развивают те направления, работы по которым могут выполнять самостоятельно: сервисные услуги, собственные решения и программные продукты. Для любой сферы бизнеса на первом месте стоит предложение – конкретное решение либо сервис, с которым выигрываются конкурсы и тендеры. Остальное – это просто технологическая платформа, которая мало интересна в разрезе развития бизнеса заказчика.

Борис Боброников (Крок): Западные санкции относительно поставок ИТ-оборудования и ПО дали такое заметное отличие российскому рынку от мирового, какого до 2014 года не давал ни один внешний фактор. Нельзя считать этот фактор сугубо негативным, это не только угроза, но и возможность. Невозможность закупок мощного вычислительного и телекоммуникационного оборудования подстегнет рынок его аренды, аутсорсинга. А страх потерять техподдержку программных продуктов уже стимулируют рынок разработок на ПО с открытым кодом. Все это сделает отечественный рынок, поставщиков услуг и потребителей более зрелыми.

Антон Чехонин (Норбит): Основная позитивная тенденция этого года – несостоявшийся резкий спад отечественного ИТ-рынка из-за экономического кризиса. Особенно если сравнивать ситуацию с кризисом 2008–2009 годов, когда отрасль сократилась в разы. Сегодня заказчики стараются довести до логического завершения начатые проекты.

Павел Адылин (Artezio): Главная позитивная тенденция – желание государства, несмотря на кризис, не останавливать информатизацию общества. Это повлекло за собой ряд крупных ИТ-проектов и привлечение российских ИТ-компаний к их реализации. Кроме этого, к позитивным тенденциям можно отнести государственную поддержку ИТ-стартапов и лояльность налоговой системы (налоговый вычет), несмотря на нестабильную экономическую ситуацию.

CNews: Можно ли считать госзаказ поддерживающим фактором для российского ИТ-рынка на фоне сегодняшней непростой экономической ситуации?

Александр Калинин (НКК): Да, особенно в сфере обороны и безопасности. Для российских производителей заказы от этих госпредприятий будут главным драйвером роста.

Борис Боброников (Крок): ИТ-бюджеты заказчиков всех отраслей сократились. Особенно чувствительно для рынка то, что компании из санкционного списка – очень крупные покупатели. Если учесть, что оборудование и ПО в большинстве своем импортное, а бюджеты в госсекторе выделяются в рублях, то не стоит ожидать от этого сегмента роста спроса, компенсирующего падение в других отраслях. Безусловен интерес всех видов заказчиков к ИТ-решениям на базе открытого кода. Очевиден рост числа проектов в сфере защиты персональных данных. Но вряд ли спрос, вызванный этими тенденциями, сможет выправить общее падение ИТ-рынка.

Думаю, что решающее влияние окажет совокупность факторов. Произойдет изменение структуры ИТ-рынка России. Рост спроса на облачные решения, аутсорсинг в самых разных его проявлениях, внедрение или создание новых для российского рынка финансовых инструментов еще больше сдвинут ИТ-рынок в сторону услуг.

Владимир Грибов (Ланит): Создание крупных федеральных информационных систем в первую очередь направлено на повышение эффективности управления отраслями, снижение зависимости бизнеса и граждан от действий чиновников. Такие проекты по силам только лидерам отрасли, поэтому я бы не рассматривал госзаказ как поддержку отечественного ИТ-рынка.

Сергей Корнеев (Техносерв): Государство было самым крупным заказчиком в России в течение последних пяти лет. Если ситуация сохранится, это станет самой лучшей поддержкой отрасли.

CNews: Какие тенденции спроса характерны для этого года?

Александр Калинин (НКК): Сохранятся объемы продаж серверов и СХД благодаря решению об ускорении переноса персональных данных россиян в Россию. Как следствие, вырастет спрос на российское ПО, а также на другие продукты импортозамещения и локализации.

Сергей Корнеев (Техносерв): Задача номер один для большинства компаний и ведомств — обеспечить непрерывность бизнеса и защититься от потери данных на существующей архитектуре. Внимание большинства организаций направлено на снижение текущих затрат и оптимизацию бюджетов. Для этого некоторые заказчики отказываются от поддержки АО и ПО от производителей, другие используют различные финансовые модели и изменения в лицензировании или аренде необходимых мощностей и ПО.

Тенденции спроса Доля голосов
1 Аутсорсинг, XaaS, облачные технологии 30%
2 Импортозамещение 20%
3–6 Большие данные, мобильность, Open Source, модернизация СХД по 10%

Источник: CNews Analytics, 2015

Борис Боброников (Крок): Перечислю основные тенденции: наши заказчики охотнее реализуют проекты с применением различных моделей аутсорсинга, многие готовы обратиться к свободному ПО. Российскую ERP-систему 1С выбирают уже по-настоящему крупные компании, распределенные холдинги.

Востребованы все решения, позволяющие повысить эффективность использования существующей ИКТ-инфраструктуры, как альтернатива закупки новой. Особенно востребованы решения по оптимизации трафика приложений и продление сервисных контрактов по поддержке оборудования. Аналогичные тенденции наблюдаются и в сфере оптимизации обработки и хранения данных. Например, мы увидели всплеск интереса к инновационным для российского рынка технологиям флеш-СХД, которые позволяют в разы увеличить скорость обработки данных и сократить совокупную стоимость владения.

Владимир Грибов (Ланит): Растет интерес к облачным моделям бизнеса и аутсорсингу, их вклад в оборот компании постоянно увеличивается. Второй тренд – переход все большего числа регионов к предоставлению государственных услуг населению в электронном виде и сокращение бумажного документооборота неизбежно порождает интерес к развитию СЭД.

Антон Чехонин (Норбит): Хотя у большинства коммерческих заказчиков деньги есть, они осторожничают с бюджетами и не начинают новые крупные проекты, закрывая лишь самые острые проблемы. Одновременно растет спрос на облачные технологии.

В госсекторе также заметно стремление сократить ИТ-бюджеты, но при этом государство продолжает глобальные проекты, рассчитанные на несколько лет и начатые до кризиса. Госкомпании и органы власти начали движение в сторону импортозамещения.

Дмитрий Черных (Галактика): Сегодня обращения заказчиков касаются в основном решения специфических задач, которые ликвидируют болевые точки в управлении предприятием. Будет расти спрос на системы сквозного управления процессами. Наибольший интерес чувствуется со стороны производственных компаний. Рыночная обстановка вынуждает наращивать собственные мощности, а это просто невозможно без глобальной модернизации.

В этом году оборонно-промышленный комплекс также станет одним из ключевых потребителей информационных систем. В ОПК практически все этапы разработки, создания и последующего обслуживания вооружения и военной техники можно автоматизировать при помощи отечественных продуктов.

CNews: По вашему мнению, сколько времени потребуется на восстановление отечественного ИТ-рынка до уровня 2014 года?

Александр Калинин (НКК): Не менее пяти лет.

Владимир Грибов (Ланит): При самых удачных обстоятельствах потребуется минимум три года.

Борис Боброников (Крок): Возврат даже к уровню 2013 года не будет быстрым, так как непонятно, что будет происходить с ценой на нефть, курсовой разницей валют, развитием событий на Украине. И тем не менее он возможен, если коммерческие и государственные компании для повышения эффективности обратятся к аутсорсингу. Только рост производительности труда поможет победить кризис.

Сергей Корнеев (Техносерв): По прогнозам ЦБ, восстановление экономического роста в России следует ждать не ранее 2017 года. К этому моменту ВВП страны вырастет на 5,5–6,3% благодаря росту цен на нефть, развитию импортозамещения и выходу на азиатские рынки капитала. Если прогноз окажется верным, то именно в это время пройдет восстановление ИТ-рынка, который напрямую зависит от развития реального сектора экономики.

Наталья Анищук

Вернуться на главную страницу обзора