В России появился онлайн-сервис по пересылке оцифрованных онкологических анализов

Интернет E-commerce
мобильная версия
, Текст: Денис Воейков
Российский стартап Unim, начавший свою деятельность с пересылки физических образцов пораженных раком тканей для удаленной их оценки сторонними специалистами, вывел на рынок технологию обмена оцифрованными анализами.

Как сообщил CNews руководитель стартапа Unim (United medicine), специализирующегося в области онкологической диагностики, Алексей Ремез, в рамках его проекта открылось новое направление — телепатоморфология.

Речь идет о получении с огромным разрешением фотографических изображений анализируемого физического материала (тканей больного), которые врач удаленно сможет изучать с той же степенью свободы, что и при работе с препаратом, лежащим перед ним под микроскопом. Для создания оцифрованных анализов задействуются соответствующие сканеры, а для пересылки и диагностики файлов используется специальное ПО — в данном случае собственной разработки Unim.

О планах по открытию данного направления телемедицины Ремез в разговоре с CNews сообщал еще в июле 2014 г. В тот момент его компания запустила интернет-сервис Unim Histology, с помощью которого пользователи получили возможность удалено направлять свои физические (неоцифрованные) онкологические анализы (как правило, препаратные стекла с тончайшим слоем тканей) в лабораторию «Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева» Минздрава РФ. Позднее диагностику для Unim также стали осуществлять в лаборатории патоморфологии Морозовской детской клинической больницы в Москве.

Свое начинание Ремез тогда описывал следующим образом: «Пациент становится нашим потенциальным клиентом на этапе, когда ему поставлен диагноз «новообразование» (и не определенно злокачественное ли оно или доброкачественное), либо на этапе, когда необходимый вид исследования не могут или не успевают сделать в его собственном лечебном учреждении, либо когда данные клинической картины расходятся с данными морфологического исследования, и возникает необходимость повторного исследования (очень много именно таких случаев). Биопсийный материал, как правило, берется на месте, а мы осуществляем его авиадоставку к нам в лабораторию (по России — в среднем за 1-2 дня)».

Актуальность консультации с более квалифицированными специалистами в Unim объясняют тем, что, по их статистике, среди общего числа пациентов, обратившихся к ним за проведением морфологических исследований, первичный диагноз выставлен неверно в 40-45% случаев.

На данный момент доходность этого бизнеса Ремез оценивает в сумму свыше 1 млн руб. в месяц, при ежемесячном росте выручки в 20%. Пациенты оплачивают Unim услугу диагностики, которая для них, по словам Ремеза, в итоге обходится не дороже прямого обращения в партнерские медучреждения.

Телепатоморфология является развитием идеи удаленной диагностики на более высоком технологическом уровне. По уверению Ремеза, его компания является пионером в этой области в России. При этом он считает, что ускорение процесса достоверной диагностики имеет для человека крайне важное психологическое значение и, разумеется, сокращает срок, предшествующий началу лечения в случае подтверждения печального диагноза.

Оцифровка изображений в рамках нового направления на коммерческой основе уже осуществляется в двух онкологических центрах-партнерах в Москве и Архангельске. На подходе организации в Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Майкопе и Барнауле.

Для пациента оцифровка анализа, по словам Ремеза, стоит примерно 3-5 тыс. руб. За счет части этой суммы медучреждение оплачивает Unim услугу по диагностике, а компания в свою очередь делится деньгами с российским или зарубежным (50 на 50) врачом, который и проводит исследования.

При этом медработнику не нужно скачивать ПО Unim на свой компьютер — он получает к нему авторизованный доступ через браузер.

Необходимость использования именно специализированного программного обеспечения Ремез объясняет существенными объемами оцифрованных анализов (до 20 файлов по 3-4 ГБ каждый), а также тем, что ПО должно обрабатывать изображения на сервере, обеспечивая для врача требующийся уровень юзабилити.

Кроме того, по уверению Ремеза, не последнее значение имеет и вопрос информационной безопасности. Причем, не только в плане сохранности персональных данных, но и в разрезе гарантий принадлежности изучаемого материала конкретному пациенту. По данным владельца Unim, средний мировой процент ошибок здесь достигает 5%.

Проект Unim был задуман еще в 2013 г., но операционную деятельность он начал осуществлять только в феврале 2014 г. Изначально компания финансировалась исключительно из средств Ремеза, который до этого занимал пост вице-президента израильского стартапа Gbooking — электронного сервиса поиска услуг и записи на прием в оказывающие их организации.

В начале прошлого лета Unim привлек инвестиции Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) на сумму 1,4 млн руб. — как поясняет Ремез, в обмен на 7-процентную долю в проекте.

В конце марта текущего года было объявлено, что в рамках единой сделки ФРИИ и вице-президент «Ростелекома» Алексея Басова, выступающий в данном случае как бизнес-ангел, вложат в Unim дополнительные средства.

В разговоре с CNews Ремез уточнил, что речь идет об общей сумме в 12 млн руб. Сообщать, какую долю в стартапе инвесторы получили взамен, он отказался, однако заверил, что продолжает оставаться мажоритарным акционером компании. В ФРИИ разглашать подробности сделки также не стали.

В июне прошлого года на форуме «Интернет-предпринимательство в России» ФРИИ представил проект Unim Президенту России Владимиру Путину, что нашло отражение в тексте списка президентских поручений Правительству.

«Правительству РФ: рассмотреть предложения ФРИИ, предусматривающие… формирование системы дистанционной диагностики онкологических заболеваний», — говорится в документе. Срок исполнения этого поручения был ограничен 1 октября 2014 г., ответственным лицом определен премьер-министр Дмитрий Медведев. Однако, по словам Ремеза, какие-либо результаты работы Правительства в данном направлении ему не известны до сих пор.