Лицензировать ПО Microsoft в России опасно для бизнеса

Безопасность Бизнес Софт Госрегулирование Стратегия безопасности Пользователю Администратору Софт
мобильная версия
, Текст: Валерия Комиссарова
Аресты компьютеров с пиратским ПО за короткое время до установки лицензионного становятся нормой в России. Участники рынка считают, что в России функционирует своего рода механизм по обмену информацией между вендорами и правоохранительными органами. Он позволяет органам получать информацию об установленном в компаниях контрафакте.

В начале июля 2007 г. в Воронеже сотрудники УБЭП и управления «К» произвели изъятие рабочих компьютеров и серверов в дилерском центре компании «СП Бизнес Кар» — «Тойота Центр Воронеж» (официальный дилер Toyota в Воронеже). Изъятие проводилось под предлогом несовпадения номеров на наклейках на корпусах рабочих станций с серийными номерами ПО, установленного на них, а также на серверах. Оборудование находилось под арестом в общей сложности в течение месяца.

Из ряда многочисленных инцидентов подобного рода, происходящих в последнее время на территории всей России, случай в Воронеже выделяет тот факт, что изъятие серверов и рабочих станций было произведено после уже состоявшихся переговоров с Microsoft на установку лицензионного ПО (установка произведена еще не была). Добиться каких-либо документов от Microsoft, в которых компания подтверждала бы отсутствие своих претензий к «Тойота Центр Воронеж», воронежскому дилерскому центру не удалось.

В ряду аналогичных случаев стоит выделить инцидент, происшедший на Челябинском текстильном комбинате. Факт использования нелицензионного программного обеспечения был выявлен совместными усилиями прокуратуры и отдела по борьбе с экономическими преступлениями РУВД Курчатовского района города Челябинска. После проведенной ими проверки с комбината в общей сложности было изъято 8 компьютеров. Директор комбината Владимир Калиниченко заявил, что проверка комбината была проведена как раз в тот день, когда был оплачен заказ на установку на компьютеры предприятия лицензионного ПО, однако попытки как-то объяснить ситуацию правоохранительным органам ни к чему не привели. Так же, как и в случае с «Тойота Центр Воронеж», директор комбината пытался связаться с компанией Microsoft, чье ПО было использовано незаконно, чтобы как-то «прояснить ситуацию», однако дозвониться до российского офиса Microsoft ему не удалось.

Как стало известно CNews, в случае с «Тойота Центр Воронеж» сотрудники правоохранительных органов действовали по заявлению «Балтийского Юридического Бюро», которое представляет в России интересы Business Software Alliance — ассоциации производителей программного обеспечения по борьбе с контрафактом. Кроме того, «Балтийское Юридическое Бюро» ведет сотрудничество с Некоммерческим партнерством поставщиков программных продуктов (НП ППП). «Балтийское Юридическое Бюро» получает информацию об установленных в компаниях нелицензионных копиях ПО от BSA и передает ее в правоохранительные органы. В Microsoft CNews заявили, что члены BSA не раскрывают и не обязаны раскрывать конфиденциальную информацию о взаимоотношениях с клиентами, но, тем не менее, могут сообщить BSA о случаях нарушения авторских прав.

«Важно, что Microsoft не использует своего права предоставления документов, снимающих обвинения с компаний, обвиняющихся в использовании контрафактного ПО, — считает Алексей Кравченко, директор управляющего офиса клуба ИТ-директоров 4CIO. — Это могло бы предотвратить нанесение обвиняемой компании значительного ущерба. В результате бизнесу — при том что он действительно хочет перейти на лицензионное ПО — фактически не дают этого сделать, и ситуация снова возвращается во внеправовую зону».

Как рассказала CNews Анна Лавринова, заместитель генерального директора НП ППП, партнерство сотрудничает с правоохранительными органами и, разумеется, с вендорами-членами НП ППП. Сотрудничество ведется по многим направлениям. Помимо обмена опытом, проведения совместных мероприятий, просветительской работы, партнерство при получении информации о случаях использования нелицензионного ПО в компаниях и после проведения своими силами определенной проверки может сообщить об этом как правоохранительным органам, так и вендорам, незаконные копии ПО которых были использованы. «Конечно, рейдов мы не проводим, но, например, на нашем сайте есть информер, который дает возможность сообщить в НП ППП об известных случаях нарушения авторского права», — заключила г-жа Лавринова.

Александр Страх, юрист российского представительства Microsoft, рассказал CNews, что «иногда приходится сталкиваться с ситуацией, когда в юридическую службу Microsoft обращаются компании, которые находятся в стадии проверки правоохранительными органами». В большинстве случаев, по его словам, обращаются компании, не обладающие на момент проверки лицензиями на использование продуктов компании. В этих случаях корпорация Microsoft является потерпевшей стороной, и юридические представители действуют в соответствии с уголовно-процессуальным и административным законодательством России с целью защиты прав корпорации. Однако юрист подчеркнул, что, если по какой-либо причине в ситуации изъятия компьютеров оказывается лицо, обладающее лицензиями, юридические представители корпорации Microsoft в ответ на обращение правоохранительных органов или проверяемых лиц принимают меры к разрешению ситуации. Такие ошибки со стороны правоохранительных органов единичны и, как правило, быстро разрешаются, считает г-н Страх.

Сотрудничество с правоохранительными органами, по словам Анны Петровой, старшего юриста «Балтийского Юридического Бюро», ведется по нескольким направлениям. В частности, по ее словам, бюро предоставляет им информацию о том, какие продукты предоставляет тот или иной правообладатель, по каким ценам и т.д. Большинство информации об имеющемся в компаниях контрафакте они получают с портала BSA, меньшую часть — от самих правообладателей-членов BSA, если у них есть жесткие основания подозревать компанию в том, что она по отношению к вендорам «ведет себя нечестно». По мере сил «Балтийское Юридическое Бюро» проверяет заявки, пишет сообщения в милицию, но всегда отсылает и предупреждения в компании, «чтобы у них была возможность успеть легализоваться».

По ее словам, если на момент проверки милицией компании на все имеющееся ПО не было всех нужных лицензий, после возбуждения уголовного дела правообладатель автоматически считается потерпевшей стороной, и сделать что-либо уже очень сложно. Однако, если документ от правообладателя, неоспоримо доказывающий отсутствие у него претензий, поступил до уголовного дела, то следователь «может и не возбуждать его». В противном случае документ приобщается к материалам дела и в определенных случаях может повлиять на его исход.