Квазибаллистические ракеты: новая гонка вооружений

Наука
мобильная версия
Гонка ракетно-ядерных вооружений между США и Россией достигла по объему расходуемых средств практически того же уровня, что и четверть столетия назад, в эпоху развертывания ракет Pershing II в странах НАТО и SS-18 – в России.

Западные эксперты отмечают возобновление ожесточенной гонки ракетных вооружений, в которую вступили Россия и США. 17 ноября ВМС США провели успешные испытания перехватчика баллистических ракет системы Aegis, размещаемой на эсминцах класса «Орли Барк». Как отмечают западные эксперты, успех моряков разительно контрастирует с вечными задержками, перерасходом средств и неудачами при испытаниях наземной системы ПРО, разворачиваемой силами агентства противоракетной обороны на базе Форт-Грили в штате Аляска.

Россия в новой фазе стратегического противоборства делает ставку на самую мощную со времен Советского Союза программу обновления арсенала собственных баллистических ракет. Эпоха неудач России, вероятно, уходит в прошлое — огромные средства направляются на модернизацию мобильных баллистических ракет SS-27 «Тополь-М» и ракеты морского базирования «Булава», боеголовки которых должны приобрести способность к активному маневрированию, обессмысливающему огромные усилия США в деле создания собственной системы ПРО.

«Похоже, холодная война не кончалась вообще», — подытожил ситуацию аналитик газеты Washington Times Джеймс Хакетт (James Hackett).

На минувшей неделе российские космические войска объявили о проведении успешных испытаний ракеты «Тополь» РС-12М, стартовавшей с космодрома Плесецк. Эти испытания стали очередным звеном масштабной и в целом, отмечает Space War, успешной программы проверки боеготовности ракет. Ракеты «Тополь» (SS-27 в классификации НАТО) являются ключевым звеном активно обновляемого российского ракетно-ядерного арсенала. «С начала следующего, 2006 года, — отмечает Джеймс Хакетт, — начинается развертывание мобильной версии этой ракеты, более трудной для обнаружения и подавления. Твердотопливную ракету с высоким ускорением на старте сложнее перехватить на активном участке траектории, как и маневрирующую боеголовку впоследствии».

По мнению британского аналитика Дункана Ламонта (Duncan Lamont), модернизированные «Тополь-М» и создаваемая в настоящее время ракета «Булава» оснащены «гиперзвуковой боеголовкой, способной маневрировать на основном и конечном участках траектории, обессмысливая системы перехвата баллистических ракет на основном участке траектории, разворачиваемые в настоящее время на Аляске и в Калифорнии». По его словам, ракеты нового типа уже получили у экспертов название «полубаллистических» (semiballistic missile) или «квазибаллистических» (quasiballistic missile). Ракеты морского базирования, аналогичные ракете «Булава», имеют, отмечает он, «крайне низкий профиль полета — вероятно, максимальная высота для ракет радиусом 180–240 миль не превышает 24 миль. Траектория плоская, однако боеголовка способна менять курс полета, а также трудно определимую из траектории дальность, что чрезвычайно осложняет любой системе ПРО определение объектов, на которые она нацелена».

Россия, отмечает Space War, уже разместила на боевых позициях 46 новых «Тополей», однако это — лишь верхушка ракетного айсберга. По мнению Джеймса Хакетта, на каждой из них установлено по три маневрирующих боеголовки. Полным ходом идет также замена существующих мобильных комплексов SS-25 на аналогичные мобильные «Тополя». Средства на модернизацию больше не представляют проблемы для России. В минувшем месяце министр обороны Сергей Иванов объявил об увеличении расходов на модернизацию ракет на $1,8 млрд.

И западные, и российские аналитики, по мнению издания, сходятся во мнении — создание средств защиты от «драматически усовершенствованных» российских ракет возможно лишь при условии размещения перехватчиков в космосе. К каким последствиям это приведет для всего мира, предугадать нетрудно. США также может оказаться не по силам добавление космического сегмента к и без того чудовищно затратной программе наземной ПРО — да еще в условиях рекордного бюджетного дефицита. Тем временем гонка средств массового поражения, возможно, выходит за рамки уже привычных ракетно-ядерных систем — в сентябре 2005 года западные эксперты с тревогой констатировали, что Пентагон возобновил массовые закупки биологических вооружений.