Американцы хотят отобрать у интернет-пользователей остатки прав

Интернет Бизнес SMB Интернет-доступ Хостинг и домены Законодательство SMB Интернет
мобильная версия
, Текст: Егор Гребнев
В сеть утекла промежуточная версия нового международного соглашения по защите интеллектуальной собственности, продвигаемого американской администрацией. Среди наиболее одиозных нововведений этого соглашения: любые нарушения DRM-систем станут уголовно наказуемыми, провайдеры должны будут предоставлять персональные данные “подозрительных” граждан, а определение патентоспособных изобретений будет предельно расширено.

На сайте американской некоммерческой организации Knowledge Ecology International (KEI) опубликована утечка черновика Раздела о правах интеллектуальной собственности (eng, pdf) в составе Транстихоокеанского соглашения о партнерстве (Trans-Pacific Partnership Agreement, TPP). Документ разрабатывается в атмосфере строгой секретности с участием США, Новой Зеландии, Австралии, Брунея, Чили, Малайзии, Перу, Сингапура и Вьетнама.

До недавнего времени было известно лишь, что он направлен на дальнейшее ужесточение режима правовой охраны интеллектуальной собственности и что его планируется утвердить до конца 2011 г. Это вызывало обоснованные опасения правозащитных организаций, таких как “Фонд электронных границ” (Electronic Frontier Foundation, EFF), которые требовали от американского руководства опубликовать текст документа и инициировать его общественное обсуждение.

Утечка показывает, что опасения EFF оправданы. Документ предельно ограничивает права граждан в области использования объектов интеллектуальной собственности, в то же время, правообладатели наделяются новыми полномочиями, которые кажутся радикальными даже на фоне столь противоречивого соглашения как ACTA.

В частности, нарушение DRM-защиты предлагается сделать уголовно наказуемым даже тогда, когда оно не привело к ущербу для правообладателей. Интернет-провайдеров предлагается поставить в жесткие правовые рамки: в частности, их будут освобождать от ответственности за нарушение копирайта только в том случае, если они будут отключать “нарушителей”. Каждая страна-участница соглашения также обязана обеспечить “административную или судебную процедуру, позволяющую правообладателям, после отправки уведомления о предполагаемом нарушении авторских прав, оперативно получить от провайдера имеющуюся у него информацию о личности предполагаемого нарушителя”.

Также планируется ограничить возможность т.н. “параллельного импорта” охраняемых произведений из разных стран. Таким образом, если одно и то же произведение (например, фильм или книга) продается в разных странах по разным ценам, жители этих стран будут иметь возможность приобрести экземпляр произведения лишь по ценам своей страны.

Соглашение не ограничивается исключительно авторским правом: в нем содержатся разделы по фармацевтической продукции, химической продукции сельскохозяйственного назначения и др.

Отдельно следует упомянуть о новациях TPP в области патентного права. Предлагается сделать патентоспособными любые изобретения, в том числе, любые новые формы, способы или методы использования известных продуктов, “даже если такое изобретение не приводит к повышению эффективности продукта по сравнению с текущим состоянием”. Возможность оспаривания выдачи патентов со стороны третьих лиц (например, со стороны компаний, уже обладающих аналогичными технологиями) эксплицитно отменяется. Перечень объектов, не подлежащих патентованию, предлагается предельно сузить, что позволит, в частности, патентовать методы диагностики, терапевтического и хирургического лечения людей и животных.

“Предлагаемые изменения в области патентного права приведут к разгулу патентных троллей, т.е. компаний, спекулирующих патентами, – считает Павел Рассудов, глава Пиратской партии России. – От этого в первую очередь пострадают простые граждане-потребители. Данное соглашение также выльется в повышение цен на товары и услуги: от медицинского обслуживания до продуктов питания”.

Страны, подписавшие соглашение, должны будут обеспечить уголовную ответственность за нарушение авторских прав и торговых марок даже в том случае, когда оно делается не в целях извлечения прибыли, а компенсацию за нарушение прав интеллектуальной собственности предлагается сделать обязательной даже тогда, когда такое нарушение не повлекло за собой ущерба для правообладателей. При определении размеров ущерба судебные органы должны будут ориентироваться на розничную цену продукта или услуги.

По мнению KEI, опубликовавшей документ на своем сайте, утверждение проекта Раздела об интеллектуальной собственности приведет не только к распростанению противоречивых особенностей американского законодательства в мировых масштабах (например, “бесконечные” сроки защиты авторского права), но и создаст правила, которые идут вразрез с американской правовой традицией, в том числе, при рассчете ущерба, применении патентов против врачей, раскрытии информации о пользователях провайдерами интернет-услуг и проч.

Раздел об интеллектуальной собственности в составе TPP – это не первый документ в области интеллектуальной собственности, который разрабатывается по инициативе Торгового представительства США (United States Trade Representative) за закрытыми дверями. Международное соглашение ACTA (авторы которого, между прочим, были особо обеспокоены положением дел в области защиты интеллектуальной собственности в России) также разрабатывалось в подобном закрытом порядке. “Мы надеялись, что администрация Обамы изменит положение дел, – пишут представители KEI. – То презрение к демократическим процессам и то высокомерие, которое проявляют люди, настаивающие на тайной разработке норм глобального регулирования, поистине шокируют”.

Продвигаемая американской администрацией реформа продиктована исключительно экономическими интересами американских компаний на нынешнем этапе развития, считает Михаил Брауде-Золотарев, директор Центра ИТ-исследований и экспертизы Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ: “В те времена, когда США были страной догоняющего развития (по сравнению с Европой), то, оставаясь рыночной демократией, они были крупнейшей пиратской юрисдикцией. Это было и остается вопросом не этики или морали, а исключительно экономическим фактором”. Однако принятие подобной реформы повлечет за собой не только экономические последствия: “Этика и мораль страдают, когда людей поголовно превращают в преступников неадекватным регулированием, в данном случае чрезмерной охраной прав ИС”, – говорит эксперт.

Россия не должна ограничиваться ролью пассивного наблюдателя реформы, продвигаемой не в ее интересах, считают специалисты. “Для защиты интересов своих граждан Россия может обратиться к опыту Бразилии, которая пошла не по пути защиты интересов правообладателей, а по пути обеспечения свободного доступа к культуре всем гражданам, – говорит Павел Рассудов. – Возможно, в рамках БРИК Россия могла бы инициировать собственное соглашение в противовес ТРР”.