Спецпроекты

Как узбекская принцесса заставила МТС заплатить $420 млн

32619
Бизнес Законодательство Кадры Телеком Инфраструктура Мобильная связь
Дочь экс-президента Узбекистана Гульнара Каримова получила коррупционных платежей от МТС на общую сумму $420 млн, подсчитали американские власти. При этом ряд руководителей МТС были против взаимодействия с Каримовой. В итоге из-за неуемных аппетитов Каримовой МТС пришлось уйти из Узбекистана.

США предъявили обвинения дочери экс-президента Узбекистана и бывшему главе узбекской МТС

Власти США предъявили обвинения Гульнаре Каримовой, дочери экс-президента Узбекистана Ислама Каримова, и бывшему гендиректору узбекского сотового оператора «Уздунробита» (бывшая «дочка» МТС) Бекзоду Ахмедову. Их обвиняют в нарушении Акта о противодействию коррупции за рубежом (The Foreign Corrupt Act, FCPA).

Министерство юстиции США утверждает, что Каримова и Ахмедов получили от работавших в Узбекистане телекоммуникационных компаний - «Мобильные телесистемы» (МТС), Vimpelcom (прежнее название группы Veon, российская «дочка» группы «Вымпелком» работает под брендом «Билайн») и шведско-финской Telia (прежнее название TeliaSonera) - взяток на общую сумму $865 млн.

В начале марта МТС признала свою вину в даче взяток структурам Гульнары Каримовой на общую сумму $450 млн и договорилась с Минюстом США о выплате штрафа в размере $850 млн. Также МТС договорилась с Американской комиссией по ценным бумагам (SEC) о выплате штрафа в размере $100 млн, который будет взят из суммы выплачиваемого Минюсту штрафа.

Как Гульнара Каримова бесплатно получила крупнейшего сотового оператора Узбекистана

МТС работала в Узбекистане через сотового оператора «Уздунробита». Эта компания была основана в 1990-х американской компанией International Communication Group (ICG, «дочкой» пакистанской Arfeen Group), при этом 41,4% акций оператора принадлежали властям Узбекистана.

gulnara1600.jpg
Гульнара Каримова, дочь президента Узбекистана,
профессор Университета мировой экономики и дипломатии в Ташкенте

Согласно обвинительному заключению Каримовой и Ахмедова, опубликованному Минюстом США и направленному в суд Южного округа штата Нью-Йорк, в конце 2001 г. Каримова встретилась в Дубае (Объединенные Арабские Эмираты) с представителями ICG и стала требовать от них передачи доли в «Уздунробита».

В случае отказа Каримова пообещала создать сотовому оператору серьезные проблемы, зато взамен дочь президента Узбекистана пообещала предоставить «Уздунробита» необходимые для ее развития радиочастоты и возможность конвертации валюты (до недавнего времени на конвертацию узбекского сома были наложены значительные ограничения).

В результате ICG безвозмездно передала структурам «Каримовой 20% акций «Уздунробита». Кроме того, ставленник Каримовой Бекзод Ахмедов был назначен главой «Уздунробита».

Одновременно Каримова, используя свое влияние, убедила власти Узбекистана также безвозмездно передать ее структурам 31,4% акций «Уздунробита», оставшиеся 10% акций власти передали ICG.

В результате у структур Каримовой оказался контрольный пакет акций «Уздунробита» - 51,4%. Этот пакет был оформлен на гибралтарский оффшор Swisdorn, принадлежавший Рустаму Мадумарову - гражданскому мужу Каримовой.

Как МТС неравномерно покупала акции «Уздунробита»

В 2004 г. МТС приобрела 74% акций «Уздунробита» за $120 млн. В том числе 44% акций оператора были приобретены у ICG за $21 млн. А Swisdorn за меньший пакет из 33% акций получила значительно большую сумму - $100 млн. То есть 1% акций «Уздунробита», принадлежавший ICG, в ходе сделки с МТС был оценен в $512 тыс. В то же время 1% акций «Уздунробита», принадлежавший структурам Каримовой, в ходе параллельной сделки с МТС был оценен в шесть раз дороже – в $3 млн.

Денежные средства от МТС в Swisdron переводились через эскроу-агента в Великобритании. Тогда же МТС и Swisdorn подписали опционы типа call и put, позволявшие МТС купить оставшиеся у оффшора 26% акций «Уздунробита», а оффшору – продать МТС данный пакет. Стоимость реализации опциона была зафиксирована на отметке $37,7 млн.

Как МТС в семь раз переплатила за блокпакет «Уздунробита»

Однако в 2006 г. стороны договорились, что цена реализации опционов будет определяться исходя из рыночной оценки компании. Для МТС такой шаг был невыгоден, так как к тому моменту стоимость компании выросла, подчеркивают в Минюсте США. Кроме того, изменяя условия опционного соглашения, ответственные топ-менеджеры МТС не запрашивали для этого разрешений от инвестиционного комитета и совета директоров компании.

В 2006 г. неназванный инвестиционный банк оценил стоимость 26% акций «Уздунробита» в $250 млн. Тогда же Узбекское агентство по связи и информатике (УзАСИ) предоставило «Уздунробита» дополнительные частоты – как утверждают в Минюсте США, под влиянием Каримовой.

Оценка в $250 млн включала в себя 26% от стоимости новых частот, полученных «Уздунробита». Согласно переписке топ-менеджеров МТС, которую изучали власти США, в компании боялись, что из-за выделения дополнительных частот Каримова потребует увеличения стоимости реализации опциона за счет полной стоимости полученного ресурса, то есть до $375 млн.

Этого не произошло. Опцион был реализован по цене в $250 млн. Тем не менее, эта сумма в семь раз больше, чем изначально договаривались стороны.

Бдительный топ-менеджер МТС предугадал проблемы с властями США

В 2007 г. у одного из новых топ-менеджеров МТС, имя которого не приводится в опубликованных документах, возникли сомнения относительно сделок по «Уздунробита». Учитывая многочисленные слухи о связях оператора с Гульнарой Каримовой, указанное лицо стало опасаться возможных репутационных потерь для оператора и рисков из-за возможной смены власти в Узбекистане и последующей реприватизации.

Кроме того, топ-менеджер МТС указал на возможные риски из-за нарушения компанией FCPA. Как теперь становится понятно, это было верное предостережение. Чтобы развеять сомнения, МТС наняла неназванную фирму для проведения процедуры проверки актива (due diligence) в отношении Swisdorn. С целью получения положительного заключения от аудиторов ряд руководителей МТС не сообщил им, что за оффшором стоит Гульнара Каримова, утверждают в Минюсте США.

Как Гульнара Каримова требовала денег от МТС

В 2008 г. Каримова потребовала от МТС предоставить ее структурам кредит на сумму $115 млн для покупки некоего банка. МТС отказалось это делать, в связи с чем Каримова потребовала выплатить ей несколько миллионов долларов, пригрозив в противном случае проблемами для компании.

Проблемы не заставили себя ждать. УзАСИ сообщило «Уздунробита» о невыполнении лицензионных условий в части маршрутизации местных и междугородних звонков и об угрозе отзыва лицензии.

Почему МТС не могла уволить топ-менеджера, работавшего на конкурентов

В тот период взаимоотношения с Каримовой курировал неназванный топ-менеджер МТС, обозначенный в документах как Executive 1. Указывается, что он отвечал в МТС за страны СНГ в период с 2007 г. по 2013 гг. В этот период вице-президентом МТС по странам СНГ был Олег Распопов.

В своем письме правлению МТС Executive 1 указал на наличие нескольких проблем в Узбекистане: претензии регулирующих органов, трудности с конвертацией валюты и сомнения в легальном происхождении частот, которые оператору предлагала купить Каримова.

bekhzod500.jpg
Бекзод Ахмедов в списке разыскиваемых на сайте Интерпола

Еще одна проблема заключалась в личности Бекзода Ахмедова. В числе прочего Ахмедов параллельно работал на конкурентов МТС в Узбекистане – TeliaSonera и Vimpelcom. При этом снять Ахмедова с должности не представлялось возможным из-за его поддержки со стороны Каримовой. Executive 1 предложил напрямую встретиться с Гульнарой Каримовой, не ставя об этом в известность Ахмедова.

Позднее Executive 1 проинформировал руководство МТС, что Каримова требует от компании покупки некоего актива за $50 млн. Стоимость актива переоценена, его покупка не будет соответствовать стратегии МТС и смысл сделки сложно будет объяснить инвестиционному сообществу, говорилось в письме.

С другой стороны, отказ в удовлетворении требований Каримовой создаст серьезные проблемы для «Уздунробита» вплоть до отзыва лицензии и принуждению к продаже компании, причем легальных возможностей для защиты у МТС не будет, предупреждал Executive 1. Зато в обмен на сделку можно будет получить различные преференции от властей Узбекистана: продление действующих лицензий, возможности по конвертации валюты, налоговые и таможенные льготы.

$30 млн за дополнительный пакет частот

Летом того же года между МТС и структурами МТС все-таки состоялась новая сделка. Оператор за $30 млн приобрел радиочастоты у гибралтарского оффшора Takilant, принадлежащего модельеру Гаянэ Авакян. Авакян не имела опыта в телекоммуникациях, зато была близкой подругой Гульнары Каримовой. Отметим, что Takilant был поставщиком частот и для местных «дочек» Vimpelcom и TeliaSonera, а организацией соответствующих сделок занимался Бекзод Ахмедов.

Перед осуществлением сделки МТС наняла неназванную фирму для осуществления due diligence в отношении Takilant. Аудиторы предупредили МТС, что за этой компанией может стоять Гульнара Каримова, а также о том, что она имеет взаимоотношения с конкурентами МТС по узбекскому рынку. Тем не менее, сделка была все-таки заключена: с этой целью МТС предоставила кредит одному из своих оффшоров.

Еще до получения заключения от аудиторов Ахмедов прислал руководству МТС текст будущего соглашения между принадлежащим оператору оффшором и Takilant, на котором не было даты. Ахмедов попросил указать дату заключения договора для начала процесса получения частот «Уздунробита». А в ходе дискуссии между топ-менеджментом МТС относительно того, необходимо ли получать разрешение на сделку от совета директоров оператора, Executive 1 попросил «придумать что-нибудь нетрадиционное» для ускорения процесса, пообещав затем приложить усилия для убеждения совета директоров.

МТС пообещал Каримовой платить по $20 млн в год

Позднее Executive 1 прислал руководству МТС презентацию в формате Power Point относительно состояния дел в Узбекистане. В ней говорилось о намерении оператора заплатить структурам Каримовой $50 млн, причем, с учетом упомянутых $30 млн, оставалось заплатить только $20 млн. Но, начиная с 2009 г., надо было платить по $20 млн ежегодно. Как оформлять соответствующие платежи, еще не было известно – предполагалось оформлять договора на предоставление различных сервисов.

В то же время в презентации отмечалось, что запросы МТС на предоставление различных преференций, включая заключение с правительством Узбекистана двухстороннего соглашения по защите инвестиций, были отвергнуты – удалось лишь договориться о конвертации $3 млн для погашения задолженности «Уздунробита».

Сам Ахмедов в своих показаниях, данных в России швейцарским следователям, рассказывал, откуда возникла сумма в $50 млн. В 2008 г. АФК «Система» (контролирующий акционер МТС) хотела купить за указанную сумму узбекский Узпромстройбанк, сделку должна была осуществлять «Уздунробита». Затем банком заинтересовалась Каримова, в связи с чем от его покупки решено было отказаться. Но, узнав о наличие у «Уздунробита» таких денег, Каримова, по утверждению Ахмедова, потребовала передать ей эти деньги.

Как МТС купила токсичный актив за $40 млн и почему внутри компании были против

В 2009 г. от людей Каримовой в МТС поступило предложение о покупке агентства наружной рекламы «Колорит-Дизайн». В отчете по оценке данной сделки, составленном для руководства МТС, говорилось, что эта компания принадлежит бывшим владельцам «Уздунробита» и имеет давние связи с оператором. При этом причины ее продажи неочевидны – возможно, в этом был какой-то скрытый экономический смысл либо речь шла о каких-то внутренних договоренностях с прежними совладельцами «Уздунробита», говорилось в отчете.

Совладельцем «Колорит-Дизайн» была Гаянэ Авакян. Некоторые топ-менеджеры МТС заподозрили токсичность сделки и предложили оценить ее департаменту стратегического планирования компании. Там рекомендовали отказаться от покупки.

Покупка «Колорит-Дизайн» не поможет основному бизнесу МТС, цена актива завышена, а перспективы рынка наружной рекламы Узбекистана представляются туманными, говорилось в заключении департамента. С учетом 171 места Узбекистана в рейтинге стран по показателю ВВП на душу населения и 185 места по ставке инфляции оценку компании в $40 млн назвали «чистой сказкой».

Тем не менее, в августе 2009 г. сделка все-таки была совершена. «Уздунробита» заплатила за акции «Колорит-Дизайн» $39,6 млн.

Перед осуществлением сделки МТС снова нанял неназванную фирму для осуществления due diligence в отношении «Колорит-Дизайн». В отчете было указано, что между Гаянэ Авакян и Гульнарой Каримовой существует тесная связь, но однозначных доказательств того, что Авакян работает на Каримову, нет. При этом, как указывают в Минюсте США, руководители МТС, знавшие о связях приобретаемой компании с Каримовой, не сообщили аудиторам об этом.

После сделки Executive 1 обновил презентацию для руководства МТС по ситуации с Узбекистаном. Обязательства компании по перечислению денежных средств узбекским партнерам после приобретения «Колорит-Дизайна» были полностью выполнены. В то же время по-прежнему отсутствовала поддержка политических сил на смену Бекзода Ахмедова. Более того, у «Уздунробита» были риски потери существующий опций по обмену валюты, имеющихся частот и даже лицензий в некоторых регионах.

Последние платежи от МТС к Гульнаре Каримовой

«Уздунробита» продолжала подпитывать Каримову денежными средствами. Весной 2012 г. сотовый оператор осуществил несколько платежей на общую сумму $2,2 млн в пользу структур Каримовой под различными предлогами: благотворительность, спонсорство мероприятий и т.д. Причем совет директоров «Уздунробита» утверждал их уже после осуществления переводов денежных средств.

Однако Каримовой этого было недостаточно и она потребовала больше средств, говорится в материалах властей США. Отказ в удовлетворении этих потребностей повлек конфликт между сторонами. В мае 2012 г. Executive 1 в своем письме предупредил руководство МТС, что Каримова перестала считать Ахмедова и «Уздунробита» лояльными ей.

МТС не знала, как относиться к бегству собственного топ-менеджера

В июне 2012 г. Гаянэ Авакян стала угрожать Ахмедову арестом в случае отказа в удовлетворении требований Каримовой. Ахмедов в своих показаниях говорил, что Каримова требовала от компании в тот момент $150 млн.

Ахмедов бежал из Узбекистана и был объявлен в международный розыск.

В МТС запутались в своем отношении к происходящему. Сначала, 13 июня, компания сообщила Гепнрокуратуре Узбекистана, что Ахмедов допускал чрезмерные траты и выводил средства из компании, в связи с чем МТС будет способствовать его розыску по линии Интерпола. Однако позднее, 25 июня, МТС назвало это заявление «технической ошибкой».

В итоге власти Узбекистана объявили войну всей «Уздунробита». Руководителей компании обвинили в создании организованной преступной группировки, ряд из них оказался под арестом. При этом Генпрокуратура страны заявила, что Ахмедову уехать из Узбекистана в Россию способствовал лично Олег Распопов.

Печальный финал

У самой «Уздунробита» вскоре была изъята лицензия и 9 млн ее абонентов остались без связи.

Гульнара Каримова в опале под домашним арестом

Правда, и сама Гульнара Каримова попала в опалу у своего отца. Она оказалась под домашним арестом, а Гаянэ Авакян и Рустама Мадумарова заключили под стражу. Впоследствии в отношении всех их суды Узбекистана вынесли обвинительные заключения, а власти США, Швеции, Швейцарии и Нидерландов наложили аресты на сотни миллионов долларов, находившихся на связанных с Каримовой счетах.

В 2014 г. МТС вернулась в Узбекистан, создав с местными властями совместное предприятие – Universal Mobile Systems (UMS). Однако в 2016 г. МТС отдала властям республики 51% акций UMS за символический $1. По одной из версии, добровольным уходом из Узбекистана МТС хотела избежать санкций за коррупцию со стороны американских властей. Однако в итоге штраф все равно пришлось заплатить.

Персона месяца

Власти Петербурга переходят на рыночную модель цифровизации

Денис Чамара

ИТ-директор Санкт-Петербурга

Компания месяца

Клиентам важно решать задачи с помощью эффективного ИТ

Исаак Мостов

Вице-президент ГК «Рамакс»