В финансовой войне с «Воентелекомом» Минобороны недосчиталось 1,8 миллиарда

Бизнес Законодательство Финансовые результаты Тендеры Телеком Интеграция Внедрения Инфраструктура ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Денис Воейков

В своеобразной финансовой войне, которую Минобороны в начале 2018 г. развязало в отношении своей подрядной дочерней структуры — «Воентелекома», министерство одерживает лишь формальные победы, получая судебные заключения о выплатах в его адрес абсолютно смехотворных штрафов.


То ли победа, то ли поражение

Как установил CNews, несмотря на многочисленные формальные победы в судах по искам к «Воентелекому», Минобороны не удалось взыскать с оператора сотни миллионов и даже миллиарды рублей в виде неустоек за ненадлежащим образом исполненные контракты. Сниженные в сотни раз суммы штрафов по итогам разбирательств можно считать смехотворными по сравнению с размерами первоначальных претензий.

На фоне общих претензий на 3,3 млрд руб. разбирательства уже завершились по искам Минобороны на сумму в 1,82 млрд руб. Однако выплатить по ним штрафы по решениям суда «Воентелекому» придется всего на 9,96 млн руб. — меньше на 1,81 млрд руб. или в 180 с лишним раз.

Чего хотело Минобороны...

Напомним, в конце января 2018 г. CNews констатировал факт начала своеобразной финансовой войны Минобороны с «Воентелекомом», который выступает дочерней структурой данного министерства. В течение трех постпраздничных недель в январе 2018 г. Минобороны подало сразу несколько крупных исков в Арбитражный суд Москвы к оператору: 10 января — на 96,8 млн руб., 16 января — на 1,27 млрд руб. и на 12,3 млн руб., 26 января — на 22 млн руб., 29 января — на 203,8 млн руб. С учетом того, что с 29 ноября 2017 г. в производстве находился еще один иск на 184 млн руб., общая сумма претензий министерства к «Воентелекому» на тот момент составила как минимум 1,79 млрд руб.

Минобороны стратегически проигрывает финансовую воину «Воентелекому»

После этого, помимо ряда мелких претензий, Минобороны 27 апреля 2018 г. подало иск к «Воентелекому» на 44,1 млн руб., 17 июля — на 461,4 млн руб., 2 октября — на 996,2 млн руб., то есть суммарно еще на 1,5 млрд руб. Таким образом, за 10 месяцев министерство выставило своему подрядчику претензий на сумму порядка 3,3 млрд руб.

...а что получило

Разбирательства по последним двум из упомянутых исков еще не завершены, равно как и по иску от 16 января 2018 г. на 12,3 млн руб. В остальных процессах судьи решили удовлетворить претензии Минобороны «частично».

Так, вместо 184,1 млн руб. министерство сможет получить лишь 2,7 тыс. руб. (в 68 тыс. раз меньше), вместо 203,7 млн руб. — 649,9 тыс. руб. (в 313 раз меньше), вместо 96,8 млн руб. — 112,8 тыс. руб. (в 858 раз меньше), вместо 22 млн руб. — 6,8 млн руб. (в три раза меньше), вместо 44,1 млн руб. — 123,7 тыс. (в 357 раз меньше) и наконец вместо 1,27 млрд руб. — 2,27 млн руб. (в 560 раз меньше).

Отметим, что по первым трем из этих исков Минобороны уже успело подать апелляции и проиграть их.

Причины снижения штрафов

Анализ судебных актов позволяет сделать вывод о том, что главные причины столь существенных снижений сумм выплат «Воентелекома» в адрес Минобороны кроются в чрезмерности претензий министерства и ошибках в расчетах неустоек.

В частности, пытаясь взыскать неустойку в 203,7 млн руб. за нарушение сроков исполнения контракта на централизованное сервисное обслуживание средств связи, программно-аппаратных комплексов и инфраструктуры ИТ Вооруженных сил России, министерство при начислении пени не учло, что сумма этого контракта с 3,6 млрд руб. уменьшилась по ходу исполнения на 366 млн руб. Кроме того, суд указал, что расчет штрафных санкций, представленный истцом, в четыре раза превышает общую стоимость работ по проблемным заявкам, которая составила лишь 55,1 млн руб. «Между тем превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции», — говорилось в судебном заключении.

Что касается самого крупного провала Минобороны по иску на 1,27 млрд руб., то разбирательство было связано с контрактом на комплексное дооснащение объектов Минобороны цифровым телекоммуникационным оборудованием. Цена этого контракта составила 860,5 млн руб. — значительно меньше суммы иска.

«Суд считает, что произведенный истцом расчет неустойки от цены контракта независимо от нарушения, а не от стоимости неисполненного в срок обязательства, противоречит понятию “ответственность за неправомерно совершенное или неправомерно несовершенное” и также принципу соразмерности ответственности тяжести нарушения», — говорится в решении арбитражного суда Москвы от 10 октября 2018 г.

Планирует ли Минобороны как-либо оспаривать данное решение, в пресс-службе министерства CNews не ответили в течение четырех дней.

Два иска по одному контракту

Необходимо также отметить, что иски на 184,1 млн руб. и на 203,7 млн руб. Минобороны подало к «Воентелекому» за ненадлежащее исполнение одного и того же контракта — на централизованное сервисное обслуживание средств связи, программно-аппаратных комплексов и инфраструктуры информационных технологий Вооруженных сил в 2014-2015 гг. Причем разбирательства по этим искам шли не последовательно, а фактически параллельно.

На момент публикации в пресс-службе «Воентелекома» не смогли объяснить CNews, было ли это связано с претензиями к разным элементам работ или с чем-то еще.

Анализ базы судебных решений, показывает, что накануне рассматриваемой здесь массированной судебной «атаке» Минобороны на «Воентелеком» данные структуры также регулярно обменивались исками, хотя и не столь масштабно.

В данном затяжном противостоянии на временном отрезе с середины 2016 г. по конец 2017 г. наиболее крупные победы на свой счет успел записать оператор. В частности, в марте 2017 г. завершилось разбирательство, в ходе которого «Воентелеком» взыскал с Минобороны 211 млн руб., которые министерство не доплатило оператору по итогам исполнения 880-миллионного контракта на централизованное обслуживание средств связи и ИКТ-инфраструктуры Вооруженных сил России.

В конце декабря 2017 г. суд обязал Минобороны выплатить «Воентелекому» 407,4 млн руб. за якобы оказанные услуги, которые при этом не были оговорены ни в одном контракте.

Успехи военных в этот период выглядят существенно скромнее. В декабре 2017 г. суд лишь частично удовлетворил 30-миллионный иск Минобороны, взыскав с «Воентелекома» только 17 млн руб. Разбирательство касалось просрочки исполнения 645-миллионного контракта на поставку модернизированного многофункционального комплекта защищенной видеоконференцсвязи для нужд министерства в 2014-2015 гг.

Контракты с Минобороны погубили двух директоров «Воентелекома»

Напомним, что именно ИТ-контракты «Воентелекома» с Минобороны за последние годы привели на скамью подсудимых уже двух гендиректоров компании. В декабре 2017 г. стало известно о задержании Александра Давыдова сотрудниками ФСБ по итогам обыска в офисе оператора.

Давыдов подозревается в хищении примерно 500 млн руб., которое осуществил при исполнении госконтрактов на поставку в Минобороны маршрутизаторов, а также при осуществлении авторского надзора за спутниковой связью.

Александр Давыдов возглавил «Воентелеком» в 2013 г. Прежний директор компании Николай Тамодин был задержан в сентябре 2013 г. По данным следствия, совместно с представителями аффилированных коммерческих организаций в 2011 г. он поставил Минобороны заведомо непригодное для использования, списанное и снятое с баланса армии специальное техническое оборудование.

В 2015 г. Николай Тамодин вместе с его подчиненным Сергеем Побежимовым были приговорены к шести и пяти годам заключения в колонии общего режима соответственно.

При этом отметим, что Минобороны не является единственным госзаказчиком для «Воентелекома». В числе госструктур, заключивших за последнее время контракты с оператором, — входящие в «Ростех» «Радиозавод», «Технодинамика», Центральный НИИ точного машиностроения и Калужский электромеханический завод, а также Центральный телеграф, соликамский завод «Урал», Брянский химический завод им. 50-летия СССР и др.