Экс-владелец «Мегафона» не заплатил налоги и обанкротился

Бизнес Законодательство Кадры Инвестиции и M&A Телеком Инфраструктура Мобильная связь
мобильная версия
, Текст: Игорь Королев
Датский юрист Джеффри Гальмонд, долгое время называвший себя совладельцем «Мегафона», признан банкротом у себя на родине. От продажи российских телекоммуникационных активов он задекларировал $200 млн - в разы меньше их рыночной стоимости. Это дало основание местным властям подозревать, что он не был конечным владельцем активов.

Джеффри Гальмонд банкрот

Морской и коммерческий суд Дании признал банкротом местного юриста Джеффри Гальмонда (Jeffrey Galmond), который в середине 2000-х годов получил скандальную известность в российской телекоммуникационной отрасли.

О его банкротстве сообщило датское издание BT. Причиной банкротства стали претензии датских налоговиков в неуплате налогов со сделки по продаже «Мегафона» и других российских активов.

Кто такой Джеффри Гальмонд

Гальмонд работал в Санкт-Петербурге с начала 1990-х годов. Он был знакомым Леонида Реймана, занимавшего в тот момент пост замгендиректора госпредприятия «Петербургская телефонная сеть» (ПТС). В те годы ПТС вместе с другим госоператором - «Санкт-Петербургский междугородный международный телефон» - активно создавали совместные предприятия с зарубежными партнерами.

В 1994 г. доли госоператоров были объединены в холдинг «Телекоминвест». В 1996-1997 г.г. государство утратило контроль над этим холдингом: контрольный пакет акций «Телекоминвеста» перешел к люксембургскому оффшору First National Holdings (FNH), владельцем которого назвал себя немецкий Commerzbank. Рейман при этом сохранил пост председателя совета директоров «Телекоминвеста».

Джеффри Гальмонд, называвший себя совладельцем «Мегафона», признан банкротом

В 1999 г. Леонид Рейман стал министром связи России, после чего бизнесы предприятий «Телекоминвеста» стали выходить на федеральный уровень. В числе прочего на базе входившего в «Телекоминвест» сотового оператора North-West GSM был создан федеральный оператор «Мегафон», а «Телекоминвест» получил в нем блокпакет акций.

Главный скандал в российской телекоммуникационной отрасли

В 2003 г. произошел скандал: американский бизнесмен российского происхождения Леонид Рожецкин продал «Альфа-групп» принадлежавшие ему 25,1% акций «Мегафона». Миноритарный акционер «Мегафона» бермудский фонд IPOC заявил о наличии у него опциона на данный пакет и попытался в международных судах оспорить сделку.

В ходе длившихся четыре года разбирательств выяснилось много подробностей. Оказалось, что IPOC вместе с еще тремя бермудскими фондами владеют рядом структур, в частности, фондом Comtel Eastern, который через FNH владел «Телекоминвестом».

Конечным собственником (бенефициаром) всех этих активов в судах назвал себя ранее неизвестный широкой публике юрист Джеффри Гальмонд. Commerzbank же, как оказалось, был лишь номинальным собственником FNH/«Телекоминвеста». Со своей стороны, «Альфа-групп» пыталась доказать в судах, что и Гальмонд номинальный держатель, а реальный собственник этих активов Леонид Рейман.

Собственные расследования на данный счет начали правоохранительные органы Германии и Бермудских островов. Под давлением собранных доказательств совет директоров IPOC в начале 2006 г. признал, что Гальмонд не является конечным собственником фонда, и не исключил, что среди владельцев есть и Рейман. Летом того же года Цюрихский трибунал при Международной торговой палате признал, что Гальмонд владеет IPOC в интересах Реймана.

Гальмонд и Рейман продолжали отрицать это утверждение. Но IPOC отказался от продолжения судов с «Альфа-групп». Весной 2008 г. группа компаний, владельцем которой называл себя Гальмонд, продала имевшиеся у них доли в «Телекоминвесте» и «Мегафоне» Алишеру Усманову, вскоре после чего Рейман ушел с поста министра связи.

«Доход Гальмонда больше похож на гонорар юриста»

Проблемы у Гальмонда на его родине начались в 2011 г. От продажи российских активов Гальмонд задекларировал $200 млн и перевел эту сумму в Швейцарию, куда переехал и сам.

В то же время датский налоговый орган Skat заподозрил, что данная сумма подозрительно мала для того, чтобы быть доходом от продажи столь крупных активов, как «Мегафон». Как пишет BT, орган посчитал, что сумма больше подходит на гонорар юриста, оформлявшего сделку.

В связи с этим от Гальмонда потребовали доплатить налоги в размере 196 млн датских крон ($31 млн). Поскольку он этого не сделал, на его активы в Дании судом был наложен арест, а в 2016 г. Гальмонд был признан банкротом.

Сколько заработали владельцы «Мегафона» на продаже оператора?

Сумма сделки между владельцами «Мегафона» и Усмановым не раскрывалась, и в этом вопросе нет ясности. Предметом сделки стал FNH, владевший 58,9% акций «Телекоминвеста» (холдинг, в свою очередь, владел 31,3% акций «Мегафона»), и еще 8% акций «Мегафона», принадлежавшие фонду IPOC. Таким образом, всего под контроль структур Усманова перешли 26,5% акций «Мегафона». Аналитики оценивали весь «Мегафон» на тот момент в $20 млрд - $25 млрд, а проданную долю - в $5 млрд - $7 млрд.

За год до этого Усманов приобрел 15% акций «Телекоминвеста» у другого владельца - компании «Северо-Западный Телеком» (СЗТ), входившей в холдинг «Связьинвест». Сумма той сделки составила $415 млн. Весь «Телекоминвест» тогда был оценен в $3 млрд, а весь «Мегафон», соответственно, в $9,5 млрд. Исходя из размера той сделки, в 2008 г. доля «Мегафона» была продана за $2,5 млрд.

В 2008 г. газета «Ведомости» писала, что у Усманова на время застрял депозит на $700 млн в Связь-банке, предназначенный для оплаты акций «Мегафона». Этот банк был связан с группой компаний, о владении которыми заявлял Гальмонд, и стал жертвой кризиса - его санировал ВЭБ.

Кроме того, Усманов брал кредит в Сбербанке на $1,5 млрд на финансирование данной сделки, в связи с чем он заложил перед Сбербанком принадлежавшую ему долю в «Мегафоне». То есть выплата продавцам доли оператора могла составить около $1 млрд.

В то же время отчет FNH за 2008 г. (имеется в распоряжении CNews) показывает, что за тот год холдинг заработал значительно меньше - $73 млн. В том числе $54,5 млн были получены за продажу доли в «Телекоминвесте» (ею FNH владел через офшор FNH Resources) связанному с Усмановым оффшору Amikitia Investment.

Еще $18,5 млн были получены за оффшор Pisces Investments, владевший петербургским альтернативным оператором «Петерстар». Покупателем стала группа «Промсвязькапитал» (в лице офшора Cladina Investment), которая собирала активы в группу «Синтерра», а в 2010 г. продала ее тому же «Мегафону».

Вопросы остаются

Таким образом, исходя из документов с FNH, в ходе сделки с Усмановым «Телекоминвест» был оценен в $92 млн, «Мегафон» - $289 млн. Это в 32 раза меньше, чем за год до этого Усманов оценивал данные активы в ходе сделки с СЗТ. Исходя из налоговой декларации Гальмонда получается, что в ходе сделки с Усмановым «Мегафон» был оценен выше - в $1 млрд. Но и эта сумма почти в 10 раз меньше оценки оператора, существовавшей за год до этого.

Сколько на самом деле Усманов собирался заплатить владельцам «Мегафона» за их актив и заплатил ли всю эту сумму, остается неизвестным. «Существует большое количество свидетельств того, что Гальмонд не был конечным владельцем этих активов, - констатирует гендиректор аналитического агентства «Рустелеком» Юрий Брюквин. - Также много факторов указывают на то, что в 2008 г. владельцы «Мегафона» продали свои активы в непростых условиях и получили за них гораздо меньше, чем хотели. Впрочем, можно предположить, и задекларировали они сумму еще меньше той, за которую продали».