Цифровая революция запустила эволюцию ИТ-директоров: влияние первых трех инноваций

data
мобильная версия
, Текст: Наталья Анищук

По мнению аналитиков, начиная с этого года цифровая революция начала оказывать непосредственное влияние на работу ИТ-директоров. Им придется перестроить свою деятельность с учетом распространения инноваций и постоянной потребности бизнеса в трансформации.


Много говорится о том, что цифровая революция уже началась. По мнению аналитиков IDC, в 2016 г. произойдет ряд событий, которые окажут влияние на деятельность ИТ-директоров, им придется их учитывать. К примеру, о трех ключевых инновационных направлениях говорилось давно, но в этом году они станут (или уже становятся) реальностью: самоуправляемый транспорт, социальный розничный маркетинг и 3D-печать человеческих органов. Такой перечень озвучил Майк Розен (Mike Rosen), вице-президент по исследованиям компании IDC.

По его мнению, именно в 2016 г. ИТ-директорам предстоит серьезно перестроиться, чтобы приспособиться к скорости изменений потребностей бизнеса. Цифровая трансформация бизнеса – это не разовая задача, но непрерывная работа. Таким образом, будет востребовано умение управлять цифровой трансформацией: интеграцией, переходом от старого к новому, экспериментами и операционной деятельностью. «Сегодня интеграция является самым большим вызовом и самой большой возможностью для ИТ-директоров. В интеграции дисциплин заложен следующий уровень дифференциации лидеров», – отметил Майк Розен.

Аналитики Gartner согласны, что цифровая революция дает ИТ-директорам возможность получить ключевую роль в преобразованиях бизнеса: успех цифровой модели бизнеса зависит не только от инициативы CIO. Цифровой бизнес – это командный вид спорта, который требует от участников четкого разграничения и исполнения ролей, а также синхронизации действий. По трактовке Gartner, переход к цифровому бизнесу означает умение оценивать, анализировать и прогнозировать показатель с учетом финансовых рисков на «цифровой» скорости. Для этого необходимо наладить более тесное взаимодействие менеджеров, поставщиков и других внешних партнеров во всех бизнес-процессах. При этом их обязанности должны быть четко разграничены.

«Инновационные технологии не просто помогают компаниям развиваться – они привносят бизнес-идеи, создают качественно новые товары и услуги. Один из примеров инновационных проектов – московский каршеринг – возможность найти поблизости автомобиль, принадлежащий определенной компании, арендовать его с помощью мобильного приложения, воспользоваться и затем оставить припаркованным в любом удобном месте, приводит пример Ирина Яхина, руководитель подразделения технологических решений Hitachi Data Systems в России и странах СНГ. – Схожие процессы сейчас происходят и в банковской среде: некоторые банки охотно отказываются от физических отделений и взаимодействуют с потребителем исключительно через интернет.  Появление такого рода услуг не просто облегчает жизнь горожан – подобные вещи могут кардинально изменить облик существующего мира». По ее мнению, в 2016 г. не стоит ожидать технологической революции, которая полностью изменит облик рынка: для столь кардинальных изменений требуется подготовка как ИТ-инфраструктур, так и сотрудников предприятий – этот процесс может занять немало времени.

Кирилл Меньшов, директор по информационным технологиям банка «Открытие», считает, что тенденции цифровой революции уже влияют на образ действий, методы работы, сферу ответственности российских ИТ-директоров крупнейших предприятий. «Для банков в частности это началось не вчера и не позавчера, – поясняет он. – Именно цифровая революция привела к тому, что банки сейчас – это проведение практически любых операций не выходя из дома, а не поход в отделение, ожидание, заполнение различных форм и вновь томительное ожидание результата. Однако, несмотря на то что многие считают, что революция в банках состоялась, она на самом деле только началась. В 2016 г. ИТ-директорам придется все больше перенимать подходы небольших компаний и стартапов и выстраивать совместную командную работу бизнеса и ИТ».

На практике это означает, что постоянные преобразования в сторону цифровизации потребуют ИТ-архитектуры нового типа – нацеленной на цифровую стратегию развития. По прогнозам IDC, в 2017 г. 60% от общего числа инициатив в области цифровизации бизнеса не увенчаются успехом из-за отсутствия необходимой ИТ-архитектуры. Каждое изменение ИТ-ландшафта может увеличить или уменьшить стоимость и сложность ИТ-архитектуры, объяснил Майк Розен. Но проекты цифрового преобразования, исходящие из бизнес-задач, негативно сказываются на стоимости, сложности, качестве интеграции, и безопасности ИТ-архитектуры.

«ИТ-архитектура цифрового бизнеса должна позволять вносить существенные изменения не реже раза в неделю-две, а несущественные – в режиме день в день. Причем речь не о единичных изменениях, а о постоянном потоке сотен и тысяч изменений в месяц, выполняемых разными командами в интересах различных направлений бизнеса, – говорит Кирилл Меньшов. – Но ключевое влияние на скорость оказывает не только архитектура, а также процессы развития ИТ-систем, применяемые организациями. В частности, мы применяем подходы, обеспечивающие установку релизов на все ключевые системы банка раз в две недели (не считая срочных изменений), в том числе на классические АБС».

Тенденция уже сильно влияет на работу ИТ-директоров, согласен Максим Андрианов, руководитель отдела продаж управления бизнес-решений и заказной разработки компании Softline. «Если раньше наши заказчики строили корпоративные «монолитные» ИТ-системы, которые помогали взглянуть на бизнес с разных точек зрения, то теперь мы видим тяготение к разрозненной инфраструктуре. Принятие решений не всегда осуществляется на целостной картине. Информационные системы, которые решают эту задачу, способны генерировать отчеты для конкретного структурного подразделения (причем делать это без вмешательства ИТ-службы), и при этом на уровне конкретного подразделения принимать качественные управленческие решения. Для ИТ-директоров эта тенденция влечет усложнение их работы и пересмотр самой архитектуры ИТ-систем».

По мнению аналитиков Gartner, для создания цифрового бизнеса ИТ-директорам следует учитывать шесть стратегических направлений развития, среди них – необходимость инвестировать в улучшение доступа к данным, анализ больших данных, интеграцию и облачную инфраструктуру. Сегодня же ИТ-ландшафт многих компаний включает монолитные корпоративные бизнес-приложения с закрытой архитектурой.

«Цифровая архитектура – это прежде всего SOA-архитектура, то есть заменяемые приложения, которые легко и быстро интегрируются между собой. Ключевым компонентом является интеграционная шина, а функциональные приложениями гибко заменяются. Об этом говорят последние лет пять, но по факту мало кто делает. Большинство ИТ-директоров по-прежнему предпочитают выбирать монолитные ИТ-системы, – констатирует Ольга Рубцова. – Готовы ли к переменам отечественные компании? Конечно. Примеры такой готовности: «Сбербанк», «Тинькофф Банк», «Детский мир», «Аэрофлот» и другие. Они активно используют современные подходы к построению архитектуры».

«ИТ-инфраструктура состоит из аппаратных и программных компонентов, – рассказывает Ирина Яхина. – Так, с помощью программной составляющей гибкость достигается, например,за счет использования технологий виртуализации и внедрения облачных сервисов хранения данных. В аппаратной части гибкость и эффективность работы ИТ-инфраструктуры можно обеспечить, используя самые новейшие технологии на основе флэш-памяти. Популярным становится и другойподход: использование так называемых гиперконвергентных платформ – технологий с тесной интеграцией аппаратных и программных компонентов. Такие структуры помогают добиться высокой гибкости ИТ-архитектуры и максимально быстрой и надежной обработки данных».

С эпохой digital фокус перемещается на комфорт клиента, уверена Ольга Рубцова, заместитель генерального директора «Техносерв Консалтинг». «Необходимо создать максимально комфортные для клиента условия, чтобы понимать, через какие каналы он захочет получать информацию. Чтобы подстроиться под него, нужно менять как архитектуру, так и сами решения. Например, раньше была парадигма: если на предприятии стоит CRM-система, то компания автоматически считается клиентоориентированной.  В эпоху digital это неверно: CRM фактически становится бэк-офисной системой. Соответственно, для ИТ-директора первоочередная задача – внедрение фронт-офисного приложения, которое охватит все каналы коммуникации с клиентом, включая цифровые (интернет, киоски самообслуживания, порталы)».

Уход от «монолитности» корпоративных ИТ-систем приведет к тому, что инфраструктура будет сложнее, уверен Максим Андрианов. «Она станет гораздо более гетерогенной, чем когда-либо ранее: что-то хранится на внутренних серверах, что-то – в облаке, часть данных – на компьютерах сотрудников, а другая часть – на мобильных девайсах топов. На первый план выйдет качественная интеграция ИТ-систем друг с другом, чтобы решать бизнес-задачи в кратчайшие сроки», – прогнозирует эксперт. ИТ постепенно переходит в «ресурсную» зону, продолжает Максим Андрианов, бизнес постоянно «подминает под себя» все больше айтишных функций. «Например, мы по заказу одной крупной компании делаем информационный портал. При этом общаемся не с ИТ-департаментом, а с маркетологами. Раньше такого и представить было нельзя»,  – рассказывает он.