В ИТ-отрасли России новый раскол: Разработчики хотят обмануть «закон о запрете иностранного ПО»

Софт ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Денис Воейков

Принятие в конце июня 2015 г. закона «о запрете иностранного ПО», который дает возможность наделить отечественный софт преференциями при госзакупках, как оказалось, все точки над «i» не расставило. Различные отраслевые ассоциации готовят новые, противоречащие друг другу законодательные инициативы. Эксперты полагают, что они помогут обойти новый закон.


Неоднозначные законотворческие инициативы

Новые законотворческие инициативы, создаваемые, чтобы наделить при госзакупках дополнительным преимуществом свободное ПО и «локализованное зарубежное» ПО, произвели раскол в отечественном сообществе ИТ-разработчиков.

Речь, во-первых, идет о начавшейся на днях разработке законопроекта, который установит при госзакупках приоритет свободного программного обеспечения (СПО) перед проприетарным — с закрытым кодом. Этим проектом занимается комиссия Госдумы по развитию стратегических информационных систем при поддержке ассоциаций НАИРИТ и РАСПО.

Во-вторых, определенную напряженность создает родившаяся в недрах ассоциации АПКИТ идея на законодательном уровне урегулировать вопросы локализации в России разработки и производства зарубежных продуктов. Отдельными экспертами она трактуется как стремление «расширить определение отечественного ПО за счет локализованного зарубежного».

Появление этих инициатив произошло на фоне принятия в конце июня 2015 г. закона, предусматривающего создание Реестра российских программ, а также возможность ввода ограничений на использование зарубежных товаров и услуг с 1 января 2016 г. В ближайшее время дополнительные к этому закону акты смогут окончательно установить приоритет на госзакупках российского ПО над зарубежным, причем безотносительно того, открыты у этих продуктов коды или закрыты.

Определение отечественного ПО, которым при этом пользуются законотворцы, было выработано при непосредственном участии ИТ-ассоциаций АРПП «Отечественный софт» (объединяет порядка 100 российских производителей ПО: «1С», Abbyy, «Альт Линукс», «Галактика», «Диасофт платформа», «Доктор Веб», Infowatch, «Прогноз», «Ред софт» и др.), РУССОФТ (включает более 70 российских и зарубежных софтверных компаний: Abbyy, EPAM Systems, Luxoft, «Альт Линукс», Spirit, «Диасофт», «КОРУС Консалтинг», а также Oracle, Microsoft и др.), АПЭАП (объединяет три десятка российских производителей электронной аппаратуры и приборов, а также несколько технических учебных заведений: МИЭМ, МАТИ и пр.) и РАСПО — обновившейся летом 2015 г. ассоциации СПО, число членов которой на ее сайте не указано.

«Закон о приоритете СПО»: обвинения

Представление «Закона о приоритете СПО при госзакупках» состоялось в Госдуме 18 сентября 2015 г. Основные положения этого вызвали критические отзывы экспертов, в том числе и самих разработчиков СПО. Их критика, в основном, сводились к тому, что предлагаемое думской комиссией определение СПО «притянуто за уши», и в целом для госорганов при госзакупках принципиальное значение должно иметь лишь то, российское ПО они закупают или нет. «Вопрос открытости или закрытости кодов при этом вторичен», — заверили, в частности, CNews президент и генеральный конструктор компании «Роса» Владимир Рубанов и гендиректор компании «Альт Линукс» Алексей Смирнов.


Андрей Черногоров: «Вопросы импортозамещения путем простого использования формируемого сейчас реестра отечественного ПО решить не удастся»

«Закон о приоритете СПО»: защита

Комментируя CNews первую из претензий, ответственный секретарь думской комиссии Андрей Черногоров, представлявший законопроект, заявил, что в вопросе определения СПО его коллеги готовы к открытому диалогу с представителями отрасли, который позволит найти формулировки, устраивающие всех. «Никакого конфликта здесь нет. Мы не зацикливаемся на нюансах, — говорит он. — При разработке законопроекта обязательно будет проведена юридическая экспертиза, к которой мы подключим широкий круг экспертов».

Что касается того, чему именно чиновникам нужно отдавать предпочтение при госзакупках — открытости продуктов или их национальной принадлежности, то здесь Черногоров склонен считать, что вопросы импортозамещения путем простого использования формируемого сейчас реестра отечественного ПО решить не удастся. 

«Большая часть решений для госорганов стандартными не является. Без доработки из реестра можно будет взять только антивирусы, ОС и офисные приложения, — говорит он. — Необходимость приобретения зарубежных продуктов для решения остальных задач в итоге будет легко обоснована заказчиками, и если станут использоваться закрытые программы, лицензионные отчисления продолжат уходить за рубеж».

Поэтому Черногоров считает, что во время гостендереных процедур в первую очередь должен возникать вопрос открытости кода. Готовые СПО-решения автоматически должны браться из соответствующего репозитория. Таковым сейчас является Фонд алгоритмов и программ, в котором, например, выложен так называемый GosLinux, разработанный в Федеральной службе судебных приставов.

«Если готового свободно распространяемого ПО нет, госзаказчик должен принять решение, станет он оплачивать его разработку с нуля или покупать готовое, — продолжает Черногоров. — Но в любом случае здесь должен быть приоритет открытого кода, чтобы новое решение тоже смогло попасть в репозиторий. И лишь исходя из приоритета свободного ПО по отношению к проприетарным, на финальном этапе выбор делается в пользу отечественных разработок, а не зарубежных».

«На руку российской отрасли играет и уже принятый закон, вводящий при госзакупках преференции для отечественного софта, и наш законопроект, — говорит секретарь комиссии. — Первый из них без второго нормально работать не может».

Возражения АРПП «Отечественный софт»

В понимании исполнительного директора ассоциации «Отечественный софт» Евгении Василенко, разработка специального акта об СПО выглядит искусственно, потому что свободная модель распространения продукта не определяет страну происхождения.

«Отечественные решения есть и свободные, и проприетарные, — указывает она. — Большинство отечественных производителей ПО на площадке АРПП давно договорились, что не будут их разделять. Мы все равны, и подходы к поддержке отечественного ПО одинаковые».

Вопрос об ангажированности

«Возникает вопрос, почему ответственный секретарь комиссии ГД (Андрей Черногоров; — прим. CNews), активно продвигающий законопроект об СПО, одновременно является руководителем компании “Индиго-ИТ”, которая была основана недавно и использует ПО с открытым кодом», — недоумевает Василенко.

Поясняя свой вопрос, она указывает на то, что «Индиго-ИТ» собирается конкурировать в сегменте систем ERP, в том числе, с российскими компаниями, «уже имеющими внушительную базу внедрений, репутацию, доверие клиентов».

Сам Черногоров своей принадлежности к «Индиго-ИТ» не скрывает, и в общении с представителями СМИ не спорит с тем, что принятие законопроекта о приоритете СПО при госзакупках теоретически дает преимущество «Индиго-ИТ» по отношению к иностранным и российским конкурентам.

Рычаги во власти

Интересно, что если во время презентации законопроекта об СПО, о намерении оказывать ему всестороннюю поддержку заявлял заместитель председателя Госдумы Николай Левичев, то в разговоре с CNews перед публикацией этого материала вопросы открытости или закрытости кодов он больше не рассматривал, подчеркивая необходимость поддержки «именно отечественного ПО».

«В условиях санкций остро встал вопрос о зависимости нашего информационного пространства от иностранного ПО, — отмечает он. — В этой связи Государственная Дума должна не только разработать инструменты поддержки именно отечественных программных продуктов, но и снизить зависимость от зарубежных информационных систем».

Приравнять локализованное ПО к отечественному

Идея поддержать разработку и производство зарубежных продуктов на законодательном уровне возникла в отраслевой ассоциации АПКИТ, объединяющей более сотни как российских, так и зарубежных предприятий компьютерных и информационных технологий: «1С», Abbyy, AMD, IBS, Google Russia, Oracle, Panasonic, Verysell, «Крок», Huawei Russia и др.). 

На вопрос CNews, реализована ли она в форме какого-то документа, глава АПКИТ Николай Комлев ответил CNews, что «готовых проектов по данной тематике на правление ассоциации не выносилось». 

Тем не менее, с конца 2014 г. начала обсуждаться идея создания отдельного комитета по развитию и локализации информационных технологий, в задач которого названа «локализация в стране разработки и производства зарубежных продуктов». Все опубликованные задачи и направления работы комитета описывают разные формы поддержки локализации в России зарубежных ИТ-продуктов, причем как правило наравне с продуктами отечественных разработчиков: «Работа комитета нацелена на формирование и продвижение законодательных инициатив в области развития и локализации ИТ на основе консолидированного мнения предприятий-членов АПКИТ», — сообщается на сайте.  

В соответствии с информацией на сайте АПКИТ, руководителем комитета по развитию и локализации ИТ является Николай Рыжов. Сам комитет находится в стадии формирования.

Рассуждая на данную тему, Евгения Василенко сообщает, что когда речь идет о локализации производства материальных товаров, то подразумевается строительство заводов, передача технологии и т. д. «В части разработки ПО реализовать такой алгоритм не представляется возможным», — уверена она.

По ее словам узаконенные критерии отечественного ПО, разрабатывались исходя из того, что в России должен быть контроль над ПО и должна сосредотачиваться прибыль от продажи лицензий. «Открытием центров разработки иностранного ПО в России мы данных целей не достигнем», — заключает она.