Статья

Рождение «венчурной индустрии» спровоцировал Советский Союз

Наука Бизнес
мобильная версия

Летом нынешнего, 2003 года индустрии венчурных и прямых частных инвестиций в России исполняется десять лет, если принять за точку отсчета решение глав государств «Большой восьмерки» в Токио в июле 1993 г. Но мало кто знает, что именно Советский Союз спровоцировал рождение феномена «венчурной индустрии».1

Хотя возникновение понятия «венчурный» относится ко второй половине 40-х годов, его организационное оформление датируется 1958 г. После запуска первого советского спутника, американцы, устрашенные перспективой вероятного технологического превосходства «Империи зла», провели специальное расследование причин своего отставания в области передовых технологий.

1957 г: в Соединенных Штатах утрачен дух предпринимательства

Для расследования наметившегося отставания США в области передовых технологий была создана комиссия Федерального Резервного Банка. Вывод, к которому она пришла, заключался в том, что в Соединенных Штатах оказался утрачен дух предпринимательства. Для его возрождения в 1958 г. Конгресс принял решение о начале реализации программы SBIC (Small Business Investment Company). В рамках этой программы правительство США через SBIC предоставляло доступ к государственному финансированию молодым растущим компаниям при условии одновременного привлечения средств со стороны частных инвесторов в соотношении 2:1 или 3:1, т.е. две или три части капитала должны были происходить из частных источников. Деятельность SBIC регулировалась Администрацией по малому бизнесу (SBA). SBIC были частными компаниями, но, принимая на себя обязательства по совершению ограниченных типов инвестирования, в обмен они получали правительственные субсидии, выпуская гарантированные SBA облигации. В процессе развития SBIC, параллельно стали появляться независимые частные венчурные фонды и компании, со временем превратившиеся в то, что сегодня известно как источники «венчурного» капитала.

Внимание! CNews.ru предлагает исследовательский отчет «Венчурные и прямые частные инвестиции в РФ: 1994-2001 гг. Статистическое и аналитическое исследование». Полный текст отчета включает подробную информацию о рисковых инвестициях в российские предприятия и содержит 38 тематических графиков и таблиц, а также паспорта компаний, получивших венчурное инвестирование. К отчету прилагаются книги, посвященные оценке стоимости и ценообразования в венчурном инвестировании и при выходе на рынок первоначального публичного предложения акций (IPO), а также практике IPO. Со словарем IPO-терминов можно ознакомиться здесь.

Мотивация пионеров этого движения, например генерала Джорджа Дориа, основавшего в 1946 г. первый фонд прямых инвестиций «American Research and Development» (ARD), была далека от вульгарной генерации прибыли. Его, в частности, вдохновляла идея экономического роста Соединенных Штатов и Новой Англии. Отвечая на упреки некоторых инвесторов, жалующихся на недостаточно быстрый прогресс его вложений, он заявлял: «Вы, искушенные держатели акций, продаете, едва успев сделать пунктов пять-шесть. Мы же вкладываем в компании наши сердца: на самом деле мы - целители, врачующие детские болезни. Когда банкиры или брокеры советуют мне продать компанию, я задаю им вопрос: «А вы смогли бы продать ребенка, у которого температура под 40?»2. Тем не менее, не смотря на свой "романтический" подход к делу, ARD, стартовавший всего с $3.4 в 1946 г., в 1972 г. был продан за сумму, в тридцать пять раз превышающую величину начальных инвестиций.

Конец 70-х гг: венчурный капитал появился в Европе

В Европе венчурный капитал, как альтернативный источник финансирования частного бизнеса, появился только в конце 70-х гг. До возникновения венчурного капитала в мире были известны несколько источников финансирования малого и среднего бизнеса: банковский капитал, крупные корпорации и компании и состоятельные люди, которых американцы и англичане с присущей английскому языку многозначностью называют "ангелы бизнеса" (Business Angels). Начинающий предприниматель мог организовать свое дело, действую по принципу "пан или пропал". Чтобы привлечь необходимые для "раскрутки" бизнеса средства, он одалживал деньги у родственников, друзей, знакомых, закладывал дом и имущество, надеясь только на успех и собственные силы.

До появления венчурного капитала в Европе чуть более 15 лет назад, частные предприниматели попросту не имели свободного доступа к источникам финансирования акционерного капитала. С середины 80-х европейские вкладчики стали больше интересоваться возможностями инвестиций в акции, вкладывая меньше средств в традиционные для них активы с фиксированным доходом3.

«Объем венчурных инвестиций в Европе с 1996 по 2000 гг. составил более 91 млрд. евро, из них в высокотехнологичный сектор – более 25 млрд. евро, что составляет 27.5 % от объема инвестиций и более половины от всех проинвестированных предприятий. Ежегодный объем инвестиций в странах ЕЭС со стороны более 500 действующих здесь венчурных фондов достигает 14,5 млрд. евро.

Силиконовая долина: начало становления венчурного бизнеса

Как и любое неординарное начинание, новый бизнес нуждался в сильных и энергичных личностях и новаторских подходах. Венчурная деятельность как самостоятельный бизнес началась в Силиконовой долине - колыбели современной информатики и телекоммуникаций. В 1957 г. Артур Рок (Arthur Rock), в то время работавший в инвестиционной банковской фирме на Уолл Стрит, получил письмо от Юджина Клейнера (Eugene Kleiner), инженера из компании Shokley Semiconductor Laboratories в Пало Альто. Глава фирмы, Вильям Шокли (William Shockley) только что удостоился Нобелевской премии за изобретение транзистора, но Юджин и несколько его коллег были не очень довольны своим шефом. Они искали фирму, которая заинтересовалась бы идеей производства нового кремниевого транзистора.

Рок показал письмо своему партнеру и убедил его вместе полететь в Калифорнию, чтобы на месте изучить предложение Юджина. После их встречи было решено, что Рок соберет $1.5 млн. для финансирования проекта Клейнера. Рок обратился к 35 корпоративным инвесторам, но никто из них не решился принять участие в финансировании предлагаемой сделки, хотя, казалось, все были заинтересованы его предложением. Никогда ранее еще не случалось создавать специальную фирму под абсолютно новую идею, да еще и финансировать теоретический проект. Казалось, что все возможности были исчерпаны и затея обречена. Но тут, случайно, как и многое в этом мире, кто-то посоветовал Року поговорить с Шерманом Фэрчайлдом (Sherman Fairchild). Шерман сам был изобретателем и уже имел опыт создания новых технологичных компаний. Именно он предоставил необходимые $1,5 млн. Так была основана Fairchild Semiconductors - прародитель всех полупроводниковых компаний Силиконовой долины. После этого у Рока были еще Intel и Apple Computer. К 1984 г. имя Артура Рока стало синонимом успеха. Собственно говоря, именно он, похоже, был первым, кто вообще употребил термин "венчурный капитал".

Том Перкинс, другой знаменитый венчурный капиталист, совершил свою самую рискованную в жизни сделку приблизительно в то же время. Работая у Дэвида Пакарда (David Packard), одного из совладельцев всемирно известной сегодня компании "Hewlett-Packard", он изобрел недорогой и простой в обращении лазер с газовой накачкой. Все свои сбережения - $10,000, отложенные на покупку дома, он вложил в новую фирму. Продукт оказался настолько успешным, что через короткий промежуток времени Перкинс сумел продать фирму компании Spectra-Physics. После этого он тоже встретил Юджина Клейнера и полностью посвятил себя венчурному бизнесу.

В те годы всех венчурных инвесторов Америки можно было собрать в помещении одного офиса. Ими были Артур (Арт) Рок и Томми Дэвис в Сан-Франциско, Фред Адлер в Нью-Йорке и Франклин (Питч) Джонсон вместе с Биллом Дрепером во Флориде. Создавать начинающие компании в те времена было непросто: настоящих предпринимателей было не так много, а инфраструктура, на которую можно было бы опираться, попросту отсутствовала. Первый фонд, сформированный Роком в 1961 г. был размером всего $5 млн., из которых инвестировано было всего 3. Корпоративные инвесторы не были заинтересованы вкладывать средства в малопонятные тогда финансовые структуры. Но результаты работы фонда оказались ошеломляющими - Рок, израсходовав всего три миллиона, через непродолжительное время вернул инвесторам почти девяносто.

Вожделенным воспоминанием венчурных капиталистов является компания Cisco Systems, один из мировых лидеров производства сетевых маршрутизаторов и телекоммуникационного оборудования. В 1987 году Дон Валентин (Don Valentine) из Sequoia Capital приобрел за $2,5 млн. пакет акций Cisco. Через год стоимость его пакета составила $3 млрд.

Артур Рок, семейство Дреперов, Франклин (Питч) Джонсон, Том Перкинс - основоположники венчурного капитала и его легенда. Усилиями этих людей и их последователей за последние 30 лет в Соединенных Штатах были созданы сотни тысяч новых рабочих мест и миллиарды долларов дополнительных доходов. Становление венчурного капитала совпало по времени с бурным развитием компьютерных технологий и ростом благосостояния среднего класса американцев. Современные гиганты компьютерного бизнеса DEC, Apple Computers, Compaq, Sun Microsystems, Microsoft, Lotus, Intel сумели стать теми, кто они есть теперь во многом благодаря венчурному капиталу. Более того, бурный рост новых отраслей, таких как персональные компьютеры и биотехнология, оказался возможным в основном при участии венчурных инвестиций.

Том Перкинс вспоминал: "Деньги, которые мы делали, на самом деле являлись побочным продуктом, ... нами двигало желание создавать успешные компании, находящиеся на острие удара, развивающие изумительные новые технологии, которым предстояло перевернуть мир." (The Red Herring, Issue 9)

Хотя венчурная форма финансирования инновационных технологически ориентированных компаний возникла в 40-х гг. XX века, вплоть до 60-х гг. этот бизнес не выступал в качестве сколько-нибудь заметного фактора для американских предпринимателей. Компании, создававшиеся в рамках программы SBIC, и те фонды, которые организовывали состоятельные американские семьи, скорее обозначали свое присутствие на этом рынке, чем могли похвалиться крупными достижениями. В течение почти десятилетия, до конца 70-х гг. общая сумма средств, заявленных в качестве инвестиций в венчурные фонды и компании, составляла не более $100 млн. в год. Динамика объема финансовых ресурсов, находившихся под управлением менеджеров таких фондов и компаний, в этот же период почти полностью совпадала с темпами изменения обязательств инвесторов перед этими фондами.

Небольшие анклавы венчурных фирм существовали в районе Бостона, Сан-Франциско и Нью-Йорка, и все, занимающиеся этим бизнесом, достаточно хорошо знали друг друга. Количество компаний, нуждавшихся в финансовой помощи и управленческих консультациях, также было незначительно. В среде немногих венчурных капиталистов было принято открыто обсуждать предстоящие инвестиции. Сотрудники одной компании могли свободно интересоваться тем, как идут дела у других компаний. Очень часто благодаря такому общению оказывалось возможно совершать совместные инвестиции, если это было в интересах всех участников подобных сделок. С точки зрения предпринимателей, вся существовавшая система была совершенно неконкурентной; венчурные капиталисты работали рука об руку, занимаясь как изучением, так и оценкой потенциальных компаний.

Со временем, однако, люди, специализирующиеся на данном типе бизнеса, пришли к пониманию необходимости выработки более структурированных моделей для ведения своего дела. Такие модели формировались спонтанно, по мере накопления опыта и расширения практики. Питч (Франклин) Джонсон так описывал это время: «В 1962 г. мой партнер в новой SBIC Билл Дрейпер и я довольно много поработали, чтобы «раскопать» перспективные компании. Мы поняли, что просиживание в офисе, в ожидании того, что к тебе начнут приходить люди, приносит мало пользы. Мы взяли себе за правило подолгу отсутствовать в кабинетах, навещать университетские лаборатории, посещать собрания местных бизнесменов, беседовать с юристами и бухгалтерами и даже заходить прямо с улицы в те места, где находились начинающие компании. Я посетил несколько курсов по компьютерам и молекулярной биологии в Стэнфордском университете, поскольку эти области знаний очень изменились с тех пор, как я закончил колледж 15 лет назад. Когда нам подворачивалась интересная сделка, мы довольно много усилий тратили на то, чтобы проверить людей и рынки, очень часто и помногу общались с предпринимателями, пытаясь узнать их получше, и разобраться, устраивают ли они нас. Мы решили для себя с самого начала, что не будем выступать лишь в качестве инвесторов капитала, а будем действовать как поставщики нашего знания бизнеса и наших навыков в интересах самой компании»4.

Стремительное развитие: появление национальных ассоциаций

В 1999 г. в США, на долю которых приходится более 3/4 всего мирового объема венчурного капитала, в американские фирмы венчурные фонды вложили $56 млрд. Здесь так же действуют специальныевенчурные фонды. http://cnews.ru/newcom/index.shtml?2003/04/07/142892 Это, например, «военный» http://cnews.ru/newcom/index.shtml?2003/04/14/143160 и венчурный фонд Peleus (в 2000 г. название фонда было изменено на In-Q-Tel.), созданный в феврале 1999 г. по инициативе ЦРУ и финансируемый из бюджета этого ведомства. Ежегодный бюджет In-Q-Tel был определен в $30 млн. http://cnews.ru/newcom/index.shtml?2003/04/10/143033, которые должны быть инвестированы в начинающие компании, занимающиеся разработкой интернет-приложений, особенно — средств поиска информации в глобальной сети.

Стремительное развитие венчурного инвестирования заключается в высоких показателях эффективности деятельности венчурных фондов. По данным Venture Economics в 1999 г. эти фонды обеспечили инвесторам внутреннюю норму прибыли в 150 % и это несмотря на высокие инвестиционные риски и большое число неудач при создании и развитии новых компаний. Средние мировые показатели годовой прибыли фондов составляют 17-25%, что значительно превышает показатели банковской доходности. При этом значительная часть добавленной стоимости в реализуемом продукте венчурных компаний получается за счет высокого уровня менеджмента»5.

Процесс становления и развития венчурного бизнеса на определенном этапе потребовал создания профессиональных организаций. Они стали возникать как некоммерческие ассоциации. Сначала создавались национальные ассоциации, из которых самой старой является Британская ассоциация венчурного капитала (BVCA), основанная в 1973 году. Европейская ассоциация венчурного капитала, основанная в 1983 г. всего 43 членами, в настоящее время насчитывает 3206. Различия в целях и задачах, которые ставят перед собой национальные ассоциации, обусловлены разным уровнем экономического развития стран и регионов мира, а также приоритетами национальных экономических политик. Однако, сама потребность формальной структуризации венчурного движения - свидетельство его зрелости и растущего влияния.

Павел Гулькин / Директор Аналитического центра «Альпари СПб»

В ближайшее время на CNews.ru будет продолжена публикация материалов по теме «Венчурное финансирование и прямые частные инвестиции – российская и мировая практика».


  1. George W. Fenn, Nellie Liang and Stephen Prowse «The Economics Of The Private Equity Market», Board of Governors of the Federal Reserve System Washington, DC 20551, December, 1995, p. 11.

  2. People.hbs

  3. «The International», June 1996, Issue №100.

  4. Pitch Johnson, «Venture Capital And The Entrepreneurial Revolution», Lecture presented to the Russian Venture Capital Association First Annual Meeting, Saint Petersburg, June 5, 1998.

  5. Справка по вопросу «О развитии системы венчурного инвестирования в России» к заседанию Коллегии Минпромнауки России 30 октября 2002 г.

  6. EVCA White Paper, «Boosting Europe's growing companies», p.1.