Статья

ПО в школах. Что делать дальше?

Интеграция Инфраструктура ИТ в госсекторе Свободное ПО
мобильная версия

Прошла половина срока, выделенного государством на подготовку школ к переходу на свободное ПО. Именно сейчас широкого обсуждения требуют несколько вопросов, от ответов на которые во многом зависит успех проекта. Каким должен быть выбор между СПО и проприетарным ПО и как совместить эти разные продукты в рамках одной системы в переходный период? Как ответственным ведомствам добиться эффективности и избежать обвинений в коррупции? Нужно ли сделать школьный проект по внедрению СПО одним из локомотивов, стимулирующих развитие инновационных разработок в отечественных ИТ-компаниях?

Стоимость владения: Linux или Windows

Конечно, главный вопрос, который беспокоит всех участников процесса, - какой тип программного обеспечения станет основным в 60 тысячах российских школ после окончания 31 декабря 2010 г программы "Первая помощь". Из этого вопроса растут все остальные. Предполагалось, что с первого дня 2011 года школы полностью перейдут на свободное ПО, предоставляемое федеральным центром бесплатно, или будут платить за проприетарные программы из своего бюджета. На знакомство с СПО и его пилотное внедрение отвели три года. Несмотря на то, что традиционно использование СПО считается более доступным вариантом для школ, в среде специалистов мнения в пользу того или иного типа ПО расходятся.

Большинство соглашаются с тем, что у проприетарных программ два недостатка: высокая стоимость лицензий и финансирование государством (через регулярные закупки) не отечественных, а преимущественно иностранных разработчиков. Относительно плюсов и минусов широкого использования свободного ПО есть разные мнения. Но главный камень преткновения при выборе между двумя этими вариантами – совокупная стоимость владения (TCO), которая складывается из двух составляющих – цен на лицензии и поддержку ПО в школах.


На знакомство с СПО и его пилотное внедрение было отведено три года

Известно, что цена СПО для самих школ равна нулю, а плату за оптимизацию программ под нужды учебных заведений взял на себя федеральный центр. В любом случае стоимость этого ПО на порядки ниже ежегодных платежей за проприетарные лицензии. Собственно сама стоимость поддержки обоих типов программ должна быть одинаковой, так как и там, и там у пользователей возникают запросы, на которые поставщики обязаны реагировать. Стоимость реакции, при равном качестве ПО, должна быть примерно одинаковой. Теоретически выходит, что ТСО свободного ПО должно быть ниже и это подтверждает опыт многих его коммерческих пользователей по всему миру. Но есть одно "но", которое в нашем случае не позволяет принять этот вывод как окончательный. Проблема заключается в том, что в России пока нет инфраструктуры или, как сейчас выражаются, "экосистемы" СПО. Прежде всего, в данном случае имеется в виду отсутствие необходимого числа специалистов для сопровождения этих программ и дальнейшего развития софта. Люди, знакомые с СПО, нужны как со стороны школ, так и со стороны бизнеса.

Для понимания важности этой проблемы достаточно взглянуть на политику крупнейшего поставщика проприетарного ПО. Посещая в этом году нашу страну, глава корпорации Microsoft объявил о плане инвестиций в России объемом 10 млрд рублей сроком на 3 года. При анализе программы оказывается, что едва ли не ключевым ее элементом является усиление не только "обучения базовым компьютерным навыкам", но и т.н. "опережающего обучения для студентов и выпускников по ИТ-специальностям". Компании нужны не только потребители ее ПО, но и профессионалы, способные вести разработки на основе ее продуктов. В период с 2009 по 2012 гг. в учебных центрах свои навыки работы с ПО Microsoft, смогут повысить до 300 тыс. человек. В настоящий момент 60 подобных центров уже действуют в 43 регионах страны. Microsoft планирует открыть центры обучения в каждом субъекте федерации, увеличив их общее число до 100.

Будущие потребители ПО Microsoft будут готовиться и в 200 вузах страны, в которых действуют ИТ-академии Microsoft. Говоря о долгосрочных программах, Стив Баллмер отметил, что сфера образования остается одной из важнейших областей для инвестиций корпорации. По его словам, Microsoft продолжит активно развивать т.н. "Центры инноваций" на базе ведущих российских технических университетов. Уже сейчас их число достигло 10 по всей России, причем развитие идет усиленными темпами: только за последние полгода открыто 5 центров. Стив Баллмер также объявил о том, что программа обучения с этого года будет расширена на средние учебные заведения. Теперь инструменты разработки и дизайна Microsoft будут изучать не только студенты любого вуза страны, но и учащиеся российских школ.

Выходит, что создание инфраструктуры СПО, сравнимой с инфраструктурой вендоров проприетарного ПО, может стоить довольно дорого. Кроме того, это потребует больших усилий и ответственности от исполнителей. В то же время, ничего архисложного в этом нет. Да, создание среды для развития СПО нуждается в инвестициях со стороны государства, но развитие инфраструктуры – это одна из его прямых задач. Данные инвестиции способны обеспечить долгосрочные преимущества по нескольким важным направлениям. Во-первых, мы получим действительно низкую стоимость владения ПО в системе образования, а в дальнейшем также в здравоохранении и органах государственной власти. Во-вторых, мы сможем отказаться от импорта ПО и стимулировать развитие отечественной отрасли ИТ в быстрорастущем сегменте разработки и сопровождения свободных программ.

Звучит буднично, но если наложить эти условия на ситуацию середины 2009 года, то окажется, что в России мало кому хочется вкладываться в инфраструктурные проекты по-настоящему. Относится это и к самим игрокам рынка, которые боятся риска. Для очень многих ИТ-компаний повестка дня – выживание. Столкнувшись с резким спадом спроса, эти фирмы вынуждены реструктурировать бизнес и почти никто не хочет инвестировать в новое незнакомое направление. Гораздо понятнее выступать просто продавцами лицензий, заниматься бизнесом, который давно отлажен. Но есть и другие.

Новое русло

Волна массового интереса к СПО в России поднялась всего несколько лет назад. Но в нашей стране есть компании, которые занимаются разработкой свободных программ гораздо дольше. Почти всегда это энтузиасты ПО, которое до недавнего времени имело только англоязычные названия - free software и open source. Эти люди занимались созданием собственных продуктов часто без всяких надежд на быстрое обогащение. "Деньги не все и мы можем изменить мир" - примерно так звучит лозунг этих программистов, работающих над одной общей задачей в десятках странах мира. Понятно, что и к внедрению своего ПО в российских школах они относятся иначе, чем компании, пришедшие в эту сферу в последние годы как в бизнес-сегмент.

Практик об СПО

Владимир Михайлов, директор Роза-Долинской школы в Омской области

Попробую высказать свое мнение и мнение моих коллег из района. Постараюсь без лишней “рекламы” и “политики”, только факты.

Уже почти год в нескольких школах нашего района была установлена вторая ОС: Линукс Юниор/Мастер и Легкий из комплекта ПСПО. 23 апреля этого года прошел очередной районный семинар учителей информатики на базе школы, где был установлен Юниор на все 6 компьютеров в классе. Все 6 были подключены к Интернету. В этом классе велись уроки информатики в 10-11 классах (по 2 часа в неделю) и курсы Intel “Путь к успеху” (3 часа в неделю). Для чистоты эксперимента использовался только Linux.

За весь год не было ни одного случая сбоя Linux, проблем с вирусами. Не менее 20 раз за это время резко отключалась электроэнергия по время запуска/работы компьютеров. При повторном включении все работало без всяких “экранов смерти” и прочих долгих тестирующих процедур, как в Windows.

За это время дети освоили большое количество программ: начиная от FireFox’a и заканчивая детскими наборами (Tux Paint, GCompris и пр.), приняли участие в нескольких сетевых проектах. Все необходимые практические работы по курсу Intel были выполнены в Linux. Адаптация прошла на редкость легко. Результаты эксперимента были доведены до учителей информатики всего района. Затем пошли вопросы/ответы.

В результате пришли к неутешительному выводу по отношению к Windows:
1.Установка, настройка, обслуживание. Требуется много времени на установку и настройку всех драйверов, дополнительных утилит (СКФ и пр.), антивируса, который безбожно тормозит на слабых компьютерах. Это все требует времени, за которое школа не платит дополнительно.
2.Ведение документации и отчетности. Тут, думаю, объяснять ничего не надо: об этом уже много сказано.

Общий итог: большинством принято решение о переходе на Linux. Правда, с оговоркой: нужны соответствующие курсы по первоначальной установке/настройке и работе в основных программах.

Может быть, именно потому, что именно таким энтузиастам было доверено внедрение СПО в трех пилотных регионах (Татарстане, Пермском крае и Томской области) этот новый путь и получил поддержку среди учителей? Напомним, что проект стал одним из крупнейших в мировой практике внедрений свободных программ в школах.

Вадим Лазутин, заместитель руководителя Рособразования, в интервью изданию Slon.ru так оценил эту работу: "У меня как у госзаказчика к "линуксоидам" никаких претензий по прошлогоднему контракту нет вообще. Они сделали все, что могли сделать, полностью выполнили условия госконтракта, полностью сделали работу, которую обязаны были сделать в трех пилотных регионах. Для нас было приятной неожиданностью, что появилось энное количество дополнительных школ, которые ставили у себя этот софт за рамками госконтракта. "Линуксоиды" от них не отмахивались, работали".

Очевидно, что пилотные внедрения оказались успешными, но по некоторым причинам развития они не получили. Финансирование программы СПО в школах было сокращено в три раза относительно первоначально запланированных масштабов. Прошло полгода после завершения внедрений, а плановые конкурсы пока не объявлены. Особенно тускло усилия чиновников по внедрению СПО выглядят на фоне поддержки проприетарного софта. В отличие от платных программ, на поддержку которых в школах выделено 97 млн. руб., свободному ПО вообще не продлили финансирование по этой статье. В итоге компании консорциума бесплатно реагируют на все запросы учителей из 2300 школ.

Эффект без коррупции. Как?

Людям, занимающимся информатизацией в госсекторе известно, какие титанические усилия часто приходится предпринимать, чтобы закупить нужные технологии, привлечь надежного поставщика, грамотно организовать процесс и при этом не быть обвиненным в коррупции? Оставим за скобками, то, что эти драконовские ограничения появились не на пустом месте и были связанны именно со злоупотреблениями. Важно, то, что при анализе решений, принимаемых чиновниками в связи с информатизацией школ, нельзя не учитывать этот фактор.