Статья

Коррупция при госзакупках ИТ: рецепты противодействия

Бизнес Финансовые результаты
мобильная версия

О высокой коррумпированности российского госзаказа в сфере ИТ уже в открытую говорят в Кремле, но борьбой с откатами отечественным чиновникам пока занимаются лишь власти США и Европы. Разочарованные бездействием российских правоохранителей эксперты предлагают уменьшить воровство путем резкого сокращения госзаказа на информатизацию и вернуться к советской системе приемки работ. Полная версия статьи опубликована в №52 журнала CNews.

Выделяемые на госзакупки деньги разворовываются, доложили на недавнем совещании Дмитрию Медведеву сотрудники его администрации. Из 5 трлн рублей, которые ежегодно переваривает российский госзаказ, более 1 трлн — "порочные". "Гигантские суммы присваиваются чиновниками, а также недобросовестными коммерсантами... 10 миллионов контрактов [в год]. И значительная часть из них содержит откаты", — возмутился президент.

Мнение Дмитрия Медведева о коррупционности ИТ-сферы еще хуже: "Насчет программного обеспечения... мы понимаем, что такое программы. Их можно оценить и в миллион рублей, и в 10 миллионов рублей. И это такой неисчерпаемый источник для воровства".

Ситуация с коррупцией при госзакупках информационных технологий действительно плачевна, подтверждают участники рынка. По оценкам Ольги Усковой, президента компании Cognitive Technologies, откат в 20%, который, судя по расчетам президентской администрации, является средним по стране сегодня, для закупок в сфере ИТ был актуален в 1999-2003 гг. Уже в 2005-2008 гг. он увеличился в 2 раза, а в 2009-2010 гг. достиг 70%.


Дмитрий Медведев: Гигантские суммы присваиваются чиновниками, а также недобросовестными коммерсантами

Госзаказ ИТ особенно коррумпирован, потому что продаются нематериальные объекты, соглашается с Усковой депутат Екатеринбургской городской думы Леонид Волков, до июня 2010 года работавший заместителем гендиректора компании "СКБ Контур". "На строительстве дороги или поставке еды сложно украсть 70-80%, потому что есть объективные затраты, себестоимость, проверяемые сметы. Когда мы говорим про разработку софта — можно, в принципе, и 99% украсть так, что никто не заметит", — уверен он.

Эффект Симакова

О коррупции при госзакупках информационных технологий до последнего времени обычно говорили лишь отдельные заинтересованные специалисты. Оно и понятно. "На стройке крутятся куда большие деньги, так что в абсолютном значении откаты в ИТ — это "детский лепет", — объясняет депутат Леонид Волков. Широкий общественный резонанс эта тема получила осенью 2010 года с подачи руководителя интернет-агенства "Артус" Евгения Лернера, который в своем блоге обратил внимание на "экстренный" (за 16 календарных дней) заказ Минздравсоцразвития на создание социальной сети за 55 млн рублей.

В интервью CNews глава ИТ-департамента Минздрава Олег Симаков заявил, что сжатые сроки создания соцсети связаны с требованием отчитаться о завершенном проекте до конца финансового года. Это признание возмутило целый ряд популярных в Рунете блоггеров, а затем и СМИ. Все пребывали в полной уверенности, что некий подрядчик уже выполнил проект "по договоренности", а закупка проводилась лишь для соблюдения формальной процедуры.

В итоге тендер был отменен, но выяснилось, что одновременно с ним были объявлены два других. За те же 55 млн рублей Минздрав заказал разработку системы поддержки принятия решений для врачей и электронной медицинской библиотеки. Общественное негодование нарастало, к скандалу подключались все новые "изобличители", обвинявшие главу ИТ-департамента Минздрава в откровенной дерзости. В итоге новые тендеры также были отменены, а Олег Симаков написал заявление об увольнении.

Комментировать свое решение Симаков отказался, поэтому остается только гадать, чем оно было вызвано — признанием вины, личной обидой на блоггеров, перестраховочным шагом вышестоящего руководства или чем-то еще. Отвечать на вопросы для данной статьи экс-CIO Минздрава также не стал, объяснив это тем, что "все произошло слишком недавно и комментарии будут излишне эмоциональны".

Ситуация с Минздравом не осталась незамеченной в других федеральных ведомствах. "Срочное" распределение около 500 млн рублей на информатизацию приостановило Министерство образование и науки (список отмененных конкурсов, а также комментарии Минобрнауки смотрите в полной версии статьи в журнале CNews).

Примеру Минздрава и Минобрнауки последовали и некоторые другие чиновники, а коммерсанты, ориентированные на работу с госсектором, всерьез забеспокоились предстоящим обвалом рынка. Но "катастрофы" не произошло, и тендеры со сверхкороткими сроками продолжили объявляться. Более того, многие отмененные конкурсы были разбиты на менее приметные и объявлены снова.

Поймать откатчика

Стоит отметить, что сжатый срок конкурса сам по себе не является однозначным свидетельством его коррупционности. В ряде случаев "жесткий дедлайн" действительно может быть заявлен, чтобы отсечь конкурентов, а сам продукт при этом никто и не собирается делать. В этом случае воровство налицо, считает депутат Леонид Волков. Но нередки ситуации, когда фирма сопровождает информационную систему ведомства на протяжении многих лет, и когда у ведомства наступают перебои с бюджетным финансированием, оно под честное слово просит подрядчика повременить с оплатой, обещая рассчитаться в конце года.

"Заниженные сроки указывают на наличие коррупциогенного фактора, который заключается в выборе поставщика в обход конкурсных процедур, с последующей легализацией этого выбора через конкурс, в котором конкуренты уже не могут участвовать из-за заниженных сроков. Однако, коррупциогенный фактор — это еще не коррупция", — делает вывод Волков.

По стоимости госзаказа также сложно сказать, насколько коррупционен тот или иной конкурс. "По документации можно опознать только очень явные и наглые распилы, где действительно цена завышена раза в три или в четыре, — рассуждает депутат. — А как отличить кристально честный конкурс от конкурса, где есть откат в 20%, я не знаю".