Спецпроекты

Фонд «Сколково»: Аутсорсинг делает нас гибкими

Интеграция Инфраструктура Внедрения
Быть успешным инноватором – непросто. Но, как оказывается, обеспечить комфортные и благоприятные условия для тех, кто изобретает будущее российской ИТ-индустрии, – тоже непросто. Почему ИТ-департамент Фонда «Сколково» делает ставку на полный аутсорсинг, предпочитает в качестве партнеров технологичные компании и не любит экспериментировать, но готов использовать решения стартапов? Об этом в интервью порталу CNews рассказывает Михаил Берман, CIO Фонда «Сколково».

CNews: Расскажите о структуре и задачах ИТ-департамента Фонда «Сколково». В чем заключаются основные особенности вашей деятельности?

Михаил Берман: Говорить много о структуре ИТ-департамента особого смысла нет: он состоит всего лишь из нескольких руководителей проектов. Все остальные специалисты – это аутсорсинг или аутстаффинг. В связи с достаточно жесткими ограничениями по численности персонала у нас нет солидного внутреннего ресурса, как это принято в корпоративных ИТ-департаментах.

Наша основная цель – это обеспечить поддержку деятельности Фонда средствами ИТ. Сложность здесь в том, что за исключением, может быть, самых крупных корпораций мне трудно подобрать аналоги Фонду с точки зрения совмещения разнообразных по своему содержанию направлений деятельности. Есть строительство, о котором знают все, и задачи последующей эксплуатации построенного. Есть работа с потенциальными и действующими участниками «Сколково», в частности, рассмотрение заявок на гранты, их выдача, последующий мониторинг выполнения финансируемых проектов. Отдельный блок – это внутренние бизнес-процессы: бюджеты, договорная работа, согласования, утверждения и т.д. Вся эта специфика диктует для ИТ очень широкий спектр задач – задач с разными потребностями, разной скоростью их реализации и не всегда очевидными интеграционным аспектами. В общем, скучать нам не приходится.

CNews: Какие технологии вы предпочитаете использовать? Есть ли какие-либо ограничения в этом плане?

Михаил Берман: Мы стремимся построить единый интегрированный ландшафт, который сможет обслуживать все задачи Фонда. В него входят достаточно разные платформы и технологии. Классические Enterprise-системы, облачные технологии, простые и традиционные решения – мы используем все. Главное для нас: решить задачи с наибольшей эффективностью. Метод технологического перфекционизма вообще сомнительный, а в нашем случае подходит совсем слабо. Немного поясню. С одной стороны, задачи у Фонда большие, с другой стороны, сама наша организация – небольшая и компактная.


Михаил Берман: Мы строим единый интегрированный ландшафт, который сможет обслуживать все задачи Фонда. Платформы и технологии используем самые разные – метод технологического перфекционизма нам не подходит

Использовать для задач разного класса системы одной весовой категории было бы неоправданно и избыточно затратно. Поэтому приходится все время искать нужный баланс, который позволит обеспечить целостность ИТ-ландшафта и в то же время избежать «перегибов».

CNews: Как вы выбираете своих внешних подрядчиков? Какие критерии для вас важны?

Михаил Берман: Выбор осуществляется на одной очень простой основе – открытый конкурс. Других методов у нас не может быть по определению. Я никогда не считал точно, но сейчас у ИТ-департамента – несколько десятков подрядчиков, явно больше 50. Среди них есть поставщики «железа», софта, разработчики, интеграторы, саппортеры, которые оказывают поддержку прикладного и инфраструктурного уровней и другие. Под каждую закупку мы проводим тендер. Что для нас важно в подрядчике? Наличие экспертизы, опыта, отлаженной методологии работы, если хотите – внутренней культуры производства как подтверждаемой некими формальными сертификатами, так и репутацией на рынке. Разумеется, важны предложения компаний по финансам и срокам реализации проектов. Есть масса условий, которые мы выставляем на конкурс: кто предложит лучшее решение, тот и выигрывает.

Бывает, что с какими-то подрядчиками, поработав некоторое время, мы расстаемся, поскольку остаемся не вполне довольными друг другом. С другими расстаемся в хороших отношениях: проект был успешным, но он закончился, а новых задач, где этот аутсорсер мог бы стать нам хорошим партнером – нет. И, конечно, есть компании, с которыми устанавливаются долгосрочные отношения, как, например, EPAM Systems. В 2011 году они победили в конкурсе на выбор подрядчика для проекта «Виртуальное Сколково», одного из ключевых для нас, хорошо себя зарекомендовали и затем стали участвовать в других наших конкурсах и инициативах.

CNews: Что такое «Виртуальное Сколково»? В чем заключался этот проект?

Михаил Берман: «Виртуальное Сколково» – это веб-среда community.sk.ru, которая построена на платформе Telligent Community и объединяет внешний информационный портал, внутренний интранет-портал для наших сотрудников и сообщество для коммуникаций Фонда с участниками «Сколково» и участников между собой. Все, с кем взаимодействует Фонд, делятся на несколько категорий. Есть просто представители широкой общественности, кто интересуется нашей работой. Есть организации – соискатели статуса участника «Сколково». Есть участники. Есть получатели грантов. Есть ключевые партнеры. В общем, аудитория очень широкая, с разными потребностями, и все из них нам надо было учесть. К примеру, приоритетным функционалом для участников «Сколково» являлась разработка Личного кабинета, через который компания могла бы подавать заявки на соискание статуса участника, на получение грантов, получать их и предоставлять отчетность, публиковать информацию и материалы о своих проектах.


Михаил Берман: Сейчас у ИТ-департамента более 50 подрядчиков, и в партнере ценим наличие экспертизы, опыта, отлаженной методологии работы, внутренней культуры производства

Проект фактически пионерский. Мы должны были построить среду взаимодействия инноваторов, а таких примеров даже в мировой практике, не говоря уже о России, единицы. В начале у нас не было возможности составить не то что подробное техническое задание, но даже четкое видение того, как «Виртуальное Сколково» должно выглядеть и функционировать. Проект часто шел методом «нащупывания» – не в смысле технологий, а в смысле выявления потребностей, которые есть и которые надо реализовать, и путей, как это сделать. Опять же внутренних заказчиков у проекта много, у каждого было свое представление, которое по мере «созревания» проекта неоднократно менялось. Из-за этого приходилось двигаться иногда очень зигзагообразным путем. Не всегда все с первого раза получалось сделать правильным образом, механизмы работы «Виртуального Сколково» переделывались и совершенствовались, и я думаю, что изменения еще будут продолжаться какое-то время.

CNews: Сейчас уже можно говорить о результатах? Как бы вы их оценили?

Михаил Берман: Мы получили те результаты, которые хотели. Во многом благодаря запуску «Виртуального Сколково» в 2012 году Фонду удалось привлечь к участию в «Сколково» почти 800 организаций и сократить сроки принятия решений о предоставлении статуса и грантов на 10-30%. Это даже лучше наших запланированных показателей. Свою роль в хороших результатах сыграл тот факт, что наш подрядчик показал себя как технологичная компания. Технологичная – в том смысле, что у нее есть наработанные и отлаженные методологии и технологии ведения разработки, поддержки, проверки качества ПО, а это для нас очень важно. В России очень многие внедренческие компании провозглашают, что они владеют соответствующими методологиями реализации ИТ-проектов или разработки ИТ-решений – и компании действительно эти методологии знают. Но во многих случаях они им либо вообще не следуют, либо следуют весьма условно. EPAM в этом смысле выгодно отличается на общем фоне именно такой отлаженной технологичностью: она владеет методологиями и следует им достаточно жестко. Иногда это их качество даже вызывает раздражение на эмоциональном уровне, но именно следование технологии обеспечивает достижение прогнозируемого результата в заложенные сроки и бюджеты.

Взгляд месяца

Государство должно получать данные напрямую из информсистем компаний

Савва Шипов

Замминистра Минэкономразвития

Стратегия месяца

Уже появляются российские эквиваленты западных решений для банков

Сергей Пегасов

CIO Промсвязьбанка