Статья

Джонатан Спарроу: Телеком России — самый быстрорастущий рынок Европы

Телеком Наука Техника
мобильная версия

Глава российского представительства Nokia Джонатан Спарроу в беседе с корреспондентом CNews.ru поделился своим видением ситуации в отношении стандартов сотовой связи, рассказал об особенностях стратегии бизнеса компании, а также о том, насколько интересно ему жить и работать в России. Очень приятен тот факт, что американец, сотрудник финской компании, дал нам интервью по-русски.

CNews.ru: Российское представительство Nokia существует с 1997 года, в то время как сама компания работает в России не первый десяток лет. Насколько эффективным было присутствие компании до момента открытия представительства в нашей стране? С какими основными проблемами приходилось сталкиваться?

Джонатан Спарроу: Если я не ошибаюсь, Nokia была первой иностранной компанией, получившей в СССР лицензию, необходимую для коммерческой деятельности. Мне кажется, мы работаем в СССР еще с 1947 года.

Я не думаю, что пока у нас не было представительства в России, нам приходилось сталкиваться с большими проблемами в работе. Но, конечно, с открытием представительст

CNews.ru: Расскажите о работе российского представительства Nokia. Какой процент занимает Россия в общем объеме бизнеса компании?

Джонатан Спарроу: Представительство Nokia в России развивает два основных направления бизнеса, соответственно, на российском рынке действуют два подразделения представительства. Это Nokia Mobile Phones, осуществляющее продвижение на российский рынок моделей мобильных телефонов Nokia, поддержку дилеров в России и СНГ, и подразделение Nokia Networks, предоставляющее операторам связи комплексные решения в области инфраструктуры мобильных и фиксированных сетей связи, а также персональную радиосвязь и IP-технологии.

Я являюсь генеральным директором российского представительства Nokia и, помимо этого, отвечаю за деятельность Nokia Networks. Конечно, мы работаем в тесном взаимодействии с Nokia Mobile Phones, и есть множество пересекающихся моментов, но все же — это два отдельных бизнеса.

У Nokia Networks в России наблюдается значительный рост бизнеса. Мы являемся сейчас поставщиками для всех крупных операторов в России, причем работаем не только с мобильными операторами — «МегаФоном», «ВымпелКомом», МТС, но и с МГТС, а также с компанией Golden Telecom.

У Nokia Mobile Phones сейчас очень сильная позиция на рынке трубок. Nokia является ведущей компанией в области производства и продаж мобильных телефонов. И наша рыночная доля ежегодно растет, в том числе — и в России. Должен сказать, что для Nokia сейчас Россия — стратегический рынок. И это не просто слова. Мы намерены в ближайшие годы увеличивать долю дохода компании на российском рынке, расширять нашу деятельность в России.

Что касается наших финансовых успехов, то единственная информация, которую мы обнародуем, — это показатели на уровне всей корпорации Nokia.

CNews.ru: Отличается ли бизнес представительства Nokia в России от работы подразделений компании в других странах? Существуют ли «российские особенности» продвижения телефонов Nokia?

Джонатан Спарроу: Особенности российского бизнеса, разумеется, существуют. Специфические моменты есть и в области трубок, и в области сетевого оборудования. С ними приходится либо бороться, либо считаться и работать.

Если сравнить его даже с самым крупными восточноевропейскими рынками — Польшей, Чешской Республикой, Венгрией, то эти рынки представляются неизмеримо малыми.

Общий объем потенциала в России намного значительнее. Но тут мы смотрим, на каком этапе развития находится страна. Во многих восточноевропейских странах насыщенность рынка сотовой связи составляет 50–60% — именно такова доля населения, имеющего мобильные телефоны. В этом отличие России, насыщенность сотового рынка которой незначительно превышает 20%. Страна сейчас является самым быстрорастущим рынком в Европе в области телекоммуникаций. Европейский рынок прошел тот же этап, просто это было несколько раньше.

Другой момент: с точки зрения бизнеса Nokia Networks, Россия — самый географически распределенный рынок. Зона покрытия операторов, к примеру, в Венгрии и в России, — это вопросы совершенно разные, поскольку расстояния несопоставимы. В этом, конечно, есть определенные трудности. Несмотря на то, что в Европе с такими ситуациями мы встречаемся редко, — бизнес есть бизнес. И мы все-таки не на Марсе находимся: всегда удается найти стандартные или нестандартные решения, позволяющие решить такие вопросы.

Джонатан Спарроу (Jonathan Sparrow) — генеральный директор Nokia по сетевому бизнесу в России.

Джонатан Спарроу родился 14 июня 1963 года в Хановере, штат Нью-Хемпшир, США.

Джонатан Спарроу закончил в 1990 году факультет российских и восточно-европейских наук Университета Ратдгерс (Rutgers University) в штате New Jersey, США.

Джонатан Спарроу имеет 12-летний опыт работы на европейском и российском рынках. В течение этого периода он занимал различные, преимущественно руководящие позиции и решал задачи развития бизнеса. Он обладает сильными лидерскими и предпринимательскими качествами и имеет структурный подход к достижению финансовых и других стратегически важных целей бизнеса

В 1994–1995 годах Джонатан Спарроу руководил развитием бизнеса в московском отделении компании PepsiCo Inc.

В 1995–1996 годах он занимал посты директора по продажам и маркетингу Millicom и Deutsche Telecom, работая с операторами мобильной связи в России, а с 1998 года возглавлял отдел коммуникаций и высоких технологий московского отделения Accenture.

Джонатан Спарроу также принимает участие в благотворительных проектах. С 2001 года он является советником Совета директоров общества Друзей российских детей-сирот.

Женат, имеет двоих детей.
CNews.ru: Как вы оцениваете сегодняшние позиции бренда Nokia в России? Место Nokia по продажам в России не такое высокое, как на многих других рынках. С чем это связано?

Джонатан Спарроу: Не могу с вами согласиться. Телефоны Nokia очень популярны — как среди москвичей, так и среди россиян в целом. Уровни продаж телефонов Nokia растут во всех российских регионах. По оценкам аналитиков, российский рынок мобильных телефонов вырос за последний год в два раза. Nokia постоянно разрабатывает и выпускает новые модели телефонов, предназначенные для различных категорий пользователей. Поэтому каждый из тех, кто предпочитает телефоны Nokia, может выбрать модель в соответствии со своими вкусами и возможностями.

CNews.ru: Как вы оцениваете перспективы стандарта 3G в России и в мире? Сейчас все больше говорят о том, что стандарт 3G умрет, не родившись, а его место займут сети четвертого поколения, например, на основе Wi-Fi. Что вы по этому поводу думаете?

Джонатан Спарроу: Это очень перспективный стандарт. Я не сомневаюсь, что через какое-то время трафик в виде данных будет увеличиваться больше, чем голосовой трафик. Но пока для людей не совсем привычно использовать мобильный телефон как терминал для данных. Видимо, в России этот процесс будет длиннее, чем ожидалось. Сейчас 3G уже внедряется в Европе, а в России все только начинается.

Я думаю, что со временем 3G может стать основным стандартом, ведь это более экономичный вариант использования частотных ресурсов. И для голосового трафика, и для передачи данных. С Wi-Fi это тоже возможно. Но я уверен в том, что сначала обязательно появится 3G в той стандартной форме, которая существует на рынке сегодня. В то же время многие люди считают, что уже сегодня можно реализовать большинство услуг 3G на 2,5G — GPRS.

Поэтому мне кажется, что мы не перескочим сразу в четвертое поколение стандартов связи, минуя третье.

CNews.ru: Какие проблемы и перспективы развития сотовой связи, помимо 3G, представляются вам сегодня наиболее актуальными?

Джонатан Спарроу: Общее проникновение сотовой телефонии в мире сейчас порядка 10–15%. В Европе эти цифры превышают 50–60%. Мы должны понимать, что абсолютное количество абонентов растет. И это не столько благодаря 3G, сколько ввиду необходимости в сотовой связи людей, живущих в России, Бразилии, государствах Восточной Азии, Мексике. Именно в этих странах сосредоточен громадный потенциал мирового рынка.

На сегодняшний день в мире — порядка миллиарда абонентов сотовой связи. С одной стороны, чтобы индустрия продолжала развиваться — необходимо развитие стандарта 3G. Скорее всего, это пойдет достаточно быстро. Но было бы замечательно, если бы появление этого стандарта сопровождалось и ростом среднемесячного счета абонентов. Потому что к голосовому трафику мы можем добавить и дополнительные услуги. И, по моим прогнозам, собственно голосовой трафик в будущем составит очень маленький процент в ежемесячном счете абонента.

Поэтому в сотовой связи есть два направления, две задачи развития — как 3G, так и увеличение числа абонентов до 2 млрд. Насколько «квалифицированным» будет этот следующий миллиард абонентов — для нас это является важным вопросом. Ведь фермер в Монголии и банкир в Лондоне предъявляют совершенно различные требования к сотовому телефону. К сожалению, размеры среднемесячного счета абонента падают сейчас достаточно сильно. В России эти цифры составляют от $15 до $20. Я думаю, что надо точно определить и понять требования такого рынка, выяснить его финансовые возможности. Может быть, найти способы изменить ситуацию. Подход к таким рынкам должен быть комплексным.

CNews.ru: Играют ли какую-либо роль в деятельности российского офиса Nokia финские традиции, праздники и т.д.? Если да — то как к этому относятся российские сотрудники?

Джонатан Спарроу: Все-таки большую роль для нас играют российские праздники. Отмечаем Новый год — это главный праздник, в последнее время стали отмечать Рождество по православному календарю. Для меня очень важно создавать и продвигать корпоративные традиции в нашей компании. Я считаю, что когда человек ежедневно работает по 10–12 часов в день, коллеги по офису становятся его второй семьей. И если у сотрудника не возникает чувства команды, он, скорее всего, не будет чувствовать себя полностью довольным своей работой. Сейчас у нас работает 75 человек. Должен сказать, что представительство Nokia растет достаточно динамично. В этой динамике есть и доля успешной внутренней политики компании.

CNews.ru: По роду своей работы вам приходится жить в другой стране. Насколько легко это вам дается? Какие из привычек наших соотечественников кажутся вам наиболее странными и неприемлемыми для вас?

Джонатан Спарроу: Должен отметить, что я живу и работаю в России уже 13 лет, поэтому успел привыкнуть ко всему.

До Nokia я пять лет был заместителем генерального директора московского отделения Accenture, а еще раньше — работал в Deutsche Telecom. Есть особенности страны, которые сейчас меняются. В силу разных причин эти особенности не меняются быстрее: может быть, в этом «виновен» старый менталитет, не знаю. Например, мне хотелось бы, чтобы принятие решений и желание взять на себя ответственность исходило бы не только от высшего руководства компании. Мне кажется, было бы лучше, если бы мои менеджеры и их подчиненные могли бы более гибко действовать со своими клиентами и принимать решение самостоятельно. Возможно, некоторая несамостоятельность мешает людям в достижении определенного роста.

С одной стороны — проблематично найти таких людей, которые захотят нести на себе все бремя ответственности, с другой стороны — достаточно тяжело внедрить такую культуру в существующую компанию. В Nokia эта проблема тоже присутствует, но в меньшей степени, чем в других компаниях.

Когда я смотрю на иностранцев, приезжающих в Россию, то вижу, что их самая типичная ошибка — в стремлении изменить культуру российского бизнеса. Я не могу исключить себя полностью из их числа, у всех нас есть право на ошибку. Но тот, кто понимает, что ошибся, и быстро адаптируется — работает более эффективно.

CNews.ru: Как случилось, что вы, будучи американцем, оказались и остались в России?

Джонатан Спарроу: Всю сознательную жизнь у меня был не просто академический интерес к России. Я начал изучать русский язык еще в 8 классе. Мне удалось научиться хорошо говорить по-русски, правда не всегда точно удается выразить свои идеи и эмоции. За год до того, как я окончил университет, группа студентов из МГУ приезжала к нам учиться. А еще через год мы с группой американских студентов приехали учиться в Москву. Я уже тогда принял решение о том, что мне необходимо остаться в России хотя бы на год, поработать в этой стране, потому что мне очень понравилось общение с русскими людьми. В нем было то, чего мне недоставало при встречах с моими американскими друзьями и коллегами. Я совершенно не жалею, что остался в России, наоборот, я очень счастлив, что живу и работаю именно там, где хотел.

Я женился в России, моя жена — русская, у нас двое детей, им семь лет и четыре года. И поскольку мои дети всю жизнь живут в России, то, несмотря на то, что они наполовину американцы, считаю, что процентов на 95 они русские. Английский язык они, конечно, понимают, но поскольку еще не очень взрослые, по-английски разговаривают мало.

CNews.ru: Легко ли иностранцу руководить компанией, работающей в России? Что вам дается сложнее всего?

Джонатан Спарроу: Как иностранный руководитель компании, работающей в Москве, я не испытываю серьезных затруднений. Мне кажется, что для иностранца в России я достаточно адаптирован. Думаю, что мне все-таки удалось понять и почувствовать местную культуру бизнеса. Мне просто самому очень приятно заниматься бизнесом вместе с русскими людьми, с нашими клиентами. Они мне нравятся и чисто по-человечески, и как профессионалы. Я их очень уважаю и, думаю, они чувствуют мое отношение к ним. Для меня самое важное — это отношения между людьми. Если нет таких отношений с русским человеком — сомневаюсь, что с ним можно заниматься бизнесом вообще. Вот в Америке личное отношение роли практически не играет.

CNews.ru: Появляется ли у вас свободное время и на что вы его «расходуете»?

Джонатан Спарроу: Мой график достаточно напряженный. Я обычно встаю рано. По утрам, когда домашние еще спят, я занимаюсь спортом. Потом — работаю, обычно рабочий день длится 12 часов. Конечно, у меня не хватает времени на общение с семьей. Но моя жена очень поддерживает меня — и в жизни, и в бизнесе. Она понимает, что для моей работы требуется столько времени — и по-другому не получается. Но в выходные дни я полностью принадлежу семье.

Если говорить о спортивных увлечениях — я люблю играть в сквош, играю в гольф. Этой зимой собираюсь поиграть в хоккей. Когда надо поддерживать форму и нет иной возможности для тренировок, я бегаю кросс. Мы снимаем дачу в очень живописном месте, и в выходные дни я пробегаю восемь километров. А в будни в городе — бегаю по дорожке в фитнес-клубе.

Что касается домашних увлечений — я люблю готовить, обычно наши друзья собираются у нас дома. Я увлечен кулинарией давно. Когда я учился в школе и в университете, я, как и многие молодые американцы, работал в ресторанах. Был поваром, официантом, барменом. Это нужно было, чтобы заработать на жизнь, да и образование в Америке не бесплатное.

Очень люблю покупать кулинарные журналы с рецептами. В интернете есть множество сайтов, где собраны рецепты известных поваров, а также кухонь народов мира.

Всей семьей любим слушать музыку, рисовать. Лето мы обычно проводим на даче. Собираемся поехать на лыжный курорт, наши дети уже берут первые уроки. Так что в плане увлечений у нас достаточно активная семья.

Фоторепортаж пресс-тура в штаб-квартиру компании NOKIA. г. Эспоо, Финляндия