Спецпроекты

Джеффри Гальмонд: Интервью с хозяином "Мегафона"

Телеком Бизнес Мобильная связь
Датский юрист является крупнейшим акционером "Мегафона", "Телекоминвеста" и других активов могущественной группы "питерских связистов". Впрочем, возможно, Гальмонд - царствующий, но не правящий монарх, номинальный владелец упомянутых компаний. О том, каким он видит свое место в российском бизнесе, Джеффри Гальмонд рассказал в интервью СNews. Полный текст интервью опубликован в ноябрьском номере журнала CNews.

СNews: Спор вокруг 25,1% акций сотового оператора "Мегафон" длится уже более трех лет. За это время общественность узнала много нового, в частности, что целым рядом крупных телекоммуникационных активов в России владеете вы. Почему вы раньше не раскрывали информацию о себе? Если бы никакого противостояния вокруг "Мегафона" не было, вы так и остались бы "в тени"?

Джеффри Гальмонд: У меня не было причин выходить на публику: я занимаюсь инвестициями в российские телекоммуникации, а внимание со стороны медиа-сообщества никаких бонусов мне бы не принесло. Конечно, мне, как и всем другим инвесторам, работающим в России, рано или поздно пришлось бы раскрыться. И нет ничего плохого в том, чтобы спустя годы заявить о себе. Сейчас же, как вы знаете, в результате судебных разбирательств вокруг акций "Мегафона", тайное, как говорится, стало явным. Но даже если бы не возник этот конфликт, в какой-то момент я все равно рассказал бы о себе.

В телекоммуникационном бизнесе есть множество различных задач – проектирование сетей, инсталляция программного обеспечения, финансовые вопросы. Я прибегал к помощи большого числа местных специалистов
В телекоммуникационном бизнесе есть множество различных задач – проектирование сетей, инсталляция программного обеспечения, финансовые вопросы. Я прибегал к помощи большого числа местных специалистов

СNews: Несмотря на то, что вы заявили о себе как о владельце крупного пакета акций "Мегафона", в ежегодный список миллиардеров, составляемый журналом Forbes, вы не входите. Нет вас и в списке самых богатых людей Дании. Как вы относитесь к отсутствию всеобщего признания вас миллиардером?

Джеффри Гальмонд: В какие-то списки самых богатых предпринимателей я вхожу, в какие-то – нет. Это неудивительно, если вспомнить о тех обвинениях, которые выдвигает против меня "Альфа". Но я сейчас не очень интересуюсь подобными списками – гораздо важнее доказать наши права на спорные акции "Мегафона".

СNews: В конце 80-ых годов вы работали юристом, когда неожиданно решили попробовать себя в СССР. Но ведь из-за большой разницы в законодательствах различных стран профессия юриста является плохо "конвертируемой". Почему вы все-таки пошли на столь рискованный шаг?

Джеффри Гальмонд: Я обратил внимание на Россию благодаря моим датским клиентам, у которых был здесь собственный бизнес. Были у меня и российские клиенты, которые в то время нуждались в помощи при работе на новых для них иностранных рынках. А впоследствии у нас с моей русской женой появилась хорошая возможность начать инвестировать в телекоммуникационный бизнес. У людей может часто меняться фокус их деятельности, и в том, что юрист занимается инвестированием, нет ничего противоестественного. Я знаю много других юристов в России, которые с успехом смогли проявить себя и в других сферах – политике, бизнесе. Хорошим примером является президент России, который тоже начинал как юрист.

СNews: А сейчас вы продолжаете заниматься юриспруденцией?

Джеффри Гальмонд: Да, мне нравится моя профессия, и я принял решение продолжать вести юридическую практику. Я участвую в ряде проектов, которые ведет моя команда юристов в Москве, Санкт-Петербурге и Копенгагене. Но, конечно, я посвящаю этому немного времени.

СNews: Вы придерживаетесь стратегии "пассивного инвестора", не являясь членом советов директоров принадлежащих вам компаний и не вмешиваясь в их операционную деятельность. Эта стратегия оправдана на Западе, но оправдана ли она в России – стране с высоким уровнем бизнес-рисков и с еще не сложившимися рыночными традициями?

Джеффри Гальмонд: Эта стратегия оправдана везде! Если компаниями руководят профессиональные топ-менеджеры и существует согласованный бизнес-план, то нет смысла следить за каждым их шагом. В советы директоров контролируемых мною компаний я назначаю людей, которым доверяю, и для меня это очень удобно. Если бы я сам входил в советы директоров всех компаний, которые мне принадлежат, я бы просто не успевал ничего больше делать.

СNews: В начале 90-ых одновременно с вами работать на петербургском телекоммуникационном рынке начинали и другие иностранные инвесторы: Cable&Wireless, PLD Telecom, U.S. West и др. Причем, изначально они обладали гораздо большими ресурсами, нежели вы. Однако прошли годы, и все эти инвесторы покинули рынок. Вы же, наоборот, расширили свой бизнес в рамках всей России. Как вы считаете, в чем секрет вашего успеха?

Джеффри Гальмонд: Я думаю, что все дело в людях – в менеджерах, в технических специалистах и т.д. Иностранные инвесторы предпочитали назначать на ключевые посты российских компаний западных менеджеров. Вследствие этого такие компании в начале 90-ых часто оказывались втянуты в большое число конфликтов, связанных, например, с противоречиями между их бизнес-планами и намерениями правительства. Я же, напротив, сразу решил нанимать российских специалистов, которые отлично знают состояние дел на месте. Соответственно, бизнес-планы моих компаний изначально учитывали все российские особенности.

Технология месяца

Что нужно знать о развитии СУБД: от «Спутника» до наших дней

Какие задачи решают системы управления базами данных сейчас и какие готовы решать в будущем?

Персона месяца

Импортозамещение не должно порождать некачественные продукты для местечкового применения

Сергей Калин

президент компании «Открытые технологии»