Статья

Алкснис и Поносов: лица российской OpenSource- революции

Интернет Бизнес Софт Свободное ПО
мобильная версия

Виктор Алкснис известен не менее чем Александр Поносов. Он также выступает против доминирования закрытого ПО в учреждениях России. Депутат подготовил проект обращения к президенту РФ с призывом разработать российскую ОС на основе свободного ПО. Алкснис активно общался с пользователями Рунета благодаря "Живому журналу", а затем и в ходе интернет – конференции CNews. Его позиция неизменно вызывает немалый резонанс. Итак, сегодня в авангарде борьбы за российский открытый код находятся депутат Госдумы и школьный директор.

Виктор Алкснис: Интернет, детка, это место, где за свои слова отвечать надо

На вопросы CNews ответил депутат Государственной Думы РФ Виктор Алкснис

CNews: Каково ваше отношение к свободе слова и общения в интернете? Пересудов на эту тему много – хотелось бы узнать ваше мнение непосредственно от вас.

Виктор Алкснис: Я категорически против введения государственной цензуры в интернете. Лично для меня это главный источник объективной информации, поскольку я не верю официальным СМИ. А в Сети посмотрел один информационный сайт, другой, третий и уже можно вырабатывать свою позицию. Бесценна возможность оперативного получения достоверной информации. И поэтому, я против попыток закрыть этот последний остров демократии и свободы слова.


Виктор Алкснис: Я мечтаю увидеть ПК, не уступающий по своим параметрам брендовым компьютерам западных фирм

Но это не означает, что в интернете должна царить анархия, безнравственность, хамство и безответственность. К сожалению, оппоненты, обвиняющие меня в попытках ввести цензуру в Сети, утверждают, что основным принципом здесь является следующий: "Интернет, детка, это место, где тебя могут послать на …!". Я же убежден, что главной должна быть другая установка: "Интернет, детка, это место, где за свои слова отвечать надо!"

И поэтому я горячий сторонник изобретателя термина Web 2.0 Тима О'Рейли и создателя свободной энциклопедии Wikipedia Джимми Уэйлса, которые начали работу над сводом правил для блоггеров.

Правила для блоггеров

1.Мы берем на себя ответственность за наши собственные слова и за комментарии, которые мы разрешаем оставлять в нашем блоге... мы не будем размещать непозволительные материалы и будем удалять содержащие их комментарии
2. Мы не скажем нашему сетевому собеседнику того, чего не осмелились бы сказать ему при личной встрече
3. Если дискуссия станет слишком напряженной, мы попробуем поговорить с собеседником в частном порядке перед тем, как ответить публично
4. Если нам покажется, что кого-то обидели, мы примем меры
5. Мы не разрешаем анонимных комментариев
6. Мы игнорируем онлайн-провокаторов
7. Мы потребуем от компаний-хостеров онлайн-дневников более активно побуждать пользователей соблюдать правила пользования блогом

Разве то, что предлагают эти уважаемые люди является цензурой? Каждый человек в Сети должен понимать, что он находится в публичном месте и должен вести себя подобающе. Разве можно публично оскорблять неизвестного человека, скрываясь за анонимным ником, в надежде, что никто и никогда не призовет тебя к ответственности? Разве можно размещать в интернете клеветнические материалы, опять же скрываясь за анонимностью?

И поэтому каждый из нас, пользователей интернета, должен отдавать себе отчет в том, что, невзирая на виртуальность, в Сети продолжают действовать законы реального мира, нормы человеческой морали и нравственности.

CNews: Понятно, что ответ на предыдущий вопрос наверняка будет связан с темой хамства. Но тема свободы слова не ограничена хамством. Поддерживаете ли Вы свободу высказывания (без хамства) различных мнений по идеологическим вопросам в интернете? Должно ли государство противодействовать распространению в интернете тех или иных идеологий, или, например, нападок на православие?

Виктор Алкснис: Я за полную свободу высказываний в интернете, но отнюдь не такую, как ее представляют себе некоторые пользователи. В разгар моей борьбы с интернет-хамами я ввязался в дискуссию с одной девушкой, которая крыла меня всякими словами и посылала настолько далеко, что я даже не могу здесь эти места назвать. Никогда не забуду, как она с огромным возмущением вопрошала: "Это же что такое получается? Я что не могу послать президента Путина на …". Я пытался ее образумить, что она конечно имеет право послать гражданина РФ Владимира Владимира Путина по указанному адресу, но именно как обычного гражданина, который может ей ответить адекватно, в том числе и с применением физических методов, а иногда и через суд. А вот послать президента РФ В.В.Путина она не имеет права, поскольку Путин - высшее должностное лицо России, и его защищает от оскорблений закон. Конечно, я не могу ей запретить этого делать, но она должна при этом осознавать, что может попасть под действие закона и ей мало не покажется. Относительно высказывания различных мнений по идеологическим вопросам я поддерживаю свободу таких высказываний. Но за исключением тех, которые в общепринятом понимании являются недопустимыми. Например, пропаганда фашизма и Гитлера. Например, разжигание межнациональной и межрелигиозной розни. И поэтому, я не приемлю нападок на ислам, как традиционную религию. И точно так же считаю недопустимым любые нападки на традиционную религию России – православие. Вообще, лучше воздерживаться от слов, которые могут быть восприняты людьми другой национальности или веры оскорбительными для себя. И конечно, государство вправе наказывать тех людей, которые пренебрегают законом и пропагандируют подобные идеи, в том числе и в интернете.

CNews: Вы были ведущим инженером радиоэлектронного оборудования армейской авиации штаба ВВС ПрибВО в 1980 году. Каково ваше мнение о состоянии советской радиоэлектроники, в частности и ЭВМ, к тому времени и (если есть данные) позже, вплоть до развала СССР? Можно ли вынести из той ситуации какие-то уроки для нынешних времён?

Виктор Алкснис: Я прослужил в ВВС 24 года. Начал с радиоэлектронной аппаратуры на электровакуумных приборах и закончил интегральными микросхемами. Могу честно признаться, что уровень советской электроники, по крайней мере, в элементной базе, как правило, уступал американской. Мы отставали по различным образцам от 5 до 15 лет.