Статья

Александр Давыдов: Основной спрос на документооборот в России еще впереди

Наука Техника Интеграция Бизнес-приложения
мобильная версия

Понятие «система документооборота» со временем становится все более размытым. Тенденции рынка сегодня таковы, что подобные системы обрастают функционалом ERP- и CRM-систем. О том, почему это происходит, а также о способах экономии средств клиентов при получении ими наибольшего числа сервисов в интервью CNews.ru рассказывает генеральный директор компании Naumen Александр Давыдов.

CNews.ru: Как вы оцениваете динамику рынка систем документооборота в России? Можно ли говорить о том, что первоначальный спрос в данном сегменте полностью удовлетворен и рынок относительно насыщен или это не так?

Александр Давыдов: Думаю, что основной спрос на документооборот в России еще впереди. Сегодня система документооборота установлена далеко не в каждой организации. А ведь любое предприятие обязано дать своим менеджерам инструменты документального управления. Для этого оно должно внедрить хранилище документов, управление заданиями сотрудников, нужна система у

Например, без системы документооборота не будет работать управление качеством ISO 9000/2000. Предприятие, конечно, может приготовить бумажную документацию и получить сертификат ISO, но процедуры, изложенные на бумаге, устареют уже через несколько недель, и год спустя организации придется заново готовить документацию к сертификации.

CNews.ru: Есть ощущение, что в последнее время о системах документооборота стали меньше говорить на рынке. В основном, ведутся дискуссии о ERP- и CRM-системах. Вы не согласны с этим?

Александр Давыдов: Актуальность систем документооборота не исчезла. Про них стали меньше говорить из-за того, что их границы стали более размыты, а функции уже не так четко определены. «Классическое» понятие систем документооборота вмещается в границы бюрократического управления, где есть только документы, сроки и исполнители. Но предприятиям документы нужны в привязке к клиентам, проектам, поставщикам, поэтому разработчики документооборота начинают включать в свои решения составляющие ERP-систем.

Мы не исключение из этого правила. Линейка наших продуктов включает системы NauDoc (документооборот), CRM (отношения с клиентами), ServiceDesk (обслуживание и поддержка) и NauPhone (корпоративный Call-центр). Они и созданы на одной платформе, поэтому мы можем добавить функциональность CRM или ServiceDesk в систему документооборота (и наоборот).

Но внедрение «бюрократических» функций системы документооборота должно предшествовать установке других прикладных систем. Например, сложно внедрять ERP без системы управления нормативными документами предприятия: постоянно будет возникать несоответствие между регламентами в ERP-системе и регламентами, прописанными на бумаге.

Кроме того, при создании хранилища документов проявляется интересный эффект. Руководитель, определяющий зоны ответственности за документы, отрабатывает «мягкую» модель механизмов управления предприятием, которые затем будут «жестко» реализованы в ERP-системе, где цена управленческой ошибки будет выше.

Александр Анатольевич Давыдов, генеральный директор компании NAUMEN

Родился в 1958 году в г. Асбест Свердловской области. Окончил физико-технический факультет Уральский политехнический институт, где учился на кафедре теоретической физики.

В 1988 стал соучредителем и техническим директором СКБ «Контур».
С 1991 по 2001год являлся соучредителем и технический директор компании «Микротест».
В 2001 году покинул компанию «Микротест», став учредителем и генеральным директором новой компании NAUMEN
Увлечения Александра Давыдова носят сезонный характер. Зимой он предпочитает кататься на горных лыжах, летом — летать на гидросамолете. Александр женат, воспитывает сына и дочь.
Адрес электронной почты для возможной обратной связи: info@naumen.ru

Интервью CNews.ru: Open Source — это джунгли, но каждый имеет шанс стать известным и богатым

Информация CNews.ru основана на данных, предоставленных респондентом 06.10.03 г.
CNews.ru: Каков, по вашему, процент «проникновения» систем документооборота в России и в мире?

Александр Давыдов: Сегодня все крупные и средние предприятия в мире имеют системы с функциями документооборота. Если рассмотреть средние и крупные промышленные зарубежные предприятия — то там функциональность документооборота закрыта более чем на 70–80%. За рубежом прошел этап внедрения и ERP-систем, и CRM-систем. Для того чтобы оставаться конкурентоспособными, они обязаны были в этом буме участвовать.

По моим ощущениям, проникновение систем документооборота в российской финансовой отрасли составляет не более 50%, в остальных отраслях — не более 20%. Россия осталась в стороне от бума, и автоматизация у нас — «кусочно-отрывочная». Предприятие может начать внедрять ERP, не внедрив систему документооборота. Это не очень хорошо, потому что документооборот — это общая оболочка управления предприятием, которая обеспечивает успешность внедрения более сложных продуктов. Схема примерно такая: сначала — документооборот, затем — ERP, потом — CRM. Но так происходит в идеале, а в действительности — все сложнее.

CNews.ru: В чем отличие продуктов Naumen от решений, представленных на рынке вашими конкурентами?

Александр Давыдов: Можно внедрять систему документооборота «тотально», закрывая мельчайшие функции на рабочих местах. Но мы предлагаем идею создания отдельных сервисов, управленческих решений, закрывающих определенные проблемы предприятия для всех рабочих мест сразу.

Для этого система документооборота должна обладать определенными свойствами: во-первых — хорошим веб-интерфейсом, а во вторых — серверной лицензией, не зависящей от количества рабочих мест. Наше ценообразование отличается от общепринятого серверной лицензией на неограниченное количество рабочих мест: мы считаем, что любая проблема должна решаться целиком для всего предприятия, чтобы к ней не надо было возвращаться и дополнительно финансировать ее решение.

На эту мысль нас натолкнула практика внедрения нашей системы документооборота NauDoc, которую многие клиенты внедряли самостоятельно. Причем это были крупные предприятия промышленности и связи, государственные органы власти в пяти странах СНГ. И основным фактором успеха стало то, что заказчики не преследовали цели внедрить весь документооборот: они создавали конкретные сервисы и решали конкретные задачи. Развитая функциональность NauDoc позволяла закрывать широкий класс задач, а внедрение отдельных сервисов продвигалось очень быстро.

CNews.ru: Насколько сильна конкуренция среди компаний-поставщиков? Можно ли говорить о том, что малые предприятия находятся в более сложных условиях, в сравнении с более крупными поставщиками?

Александр Давыдов: У меня нет ощущения, что конкуренция на рынке программного обеспечения сильна. Количество компаний-разработчиков систем документооборота — где-то около десяти, но реальных конкурентов немного.

Разумеется, есть естественные трудности вхождения новой компании на рынок. Пока мы получим широкую известность, пройдет какое-то время. Возможно, на это понадобится еще около года. Невысокий уровень известности малой компании, это, конечно, тот фактор, который работает против нас.

Зато — у начинающей компании много преимуществ, главное из которых — возможность рисковать. Риск не всегда могут себе позволить известные компании с состоявшейся репутацией. Малому предприятию, такому как Naumen (у нас работает 65 человек), это делать проще. Обладая большей маневренностью, молодая компания за счет этого часто выигрывает.

Так, мы очень сильно рисковали, когда в 2001 году взяли за основу для разработки платформу Zope/Python. Не было гарантии, что эта система надежна и обладает достаточным быстродействием. Мы основывались на собственной интуиции и руководствовались результатами наших испытаний. Первое внешнее подтверждение нашей правоты получили лишь в конце 2002 года, когда Zope был признан лучшим Enterprise Application Server редакторами журнала Linux Journal.

Но наш риск оправдался сполна, платформа Zope в разы сокращает трудоемкость и увеличивает скорость разработки. Для иллюстрации отмечу, что мы переписали наши системы полностью уже трижды за полтора года. Платформа Zope имеет встроенные пользовательский и программный веб-интерфейсы, благодаря чему наши партнеры могут использовать наши системы на Zope как компоненты собственных решений.

На платформе Zope/Python мы за полтора года с нуля разработали легкую ERP платформу (NauRP), системы CRM и ServiceDesk. Правда, ввиду того, что специалистов по Zope/Python пока мало, у нас есть определенные проблемы с субподрядчиками. Но мы занимаемся подготовкой разработчиков совместно с Уральским университетом и Институтом математики и механики в Екатеринбурге.

Еще один наш «рискованный шаг»: мы продаем серверные лицензии полнофункциональной системы документооборота NauDoc без ограничения числа пользователей и с открытыми исходными кодами. При этом стоимость такой лицензии $2400.

Благодаря таким условиям, предприятия могут быстро внедрять сервисы документооборота сразу для всего персонала и окупать лицензию на первом сервисе меньше чем за месяц.

CNews.ru: Ваша компания стремится предоставить рынку универсальное решение или оптимально решить специализированные задачи для нишевого использования?

Александр Давыдов: Мы предоставляем универсальное решение, на котором могут делаться как отраслевые решения, так и горизонтальные сервисы. Но разработка отраслевых решений на платформе NauRP — это скорее задача наших партнеров, в числе которых как интеграторы, так и разработчики. Построение нашей партнерской сети находится на самом раннем этапе, пока в числе партнеров — восемь компаний.

Масштаб проектов, который делаются на наших продуктах — это $10–50 тыс. Крупным интеграторам такие проекты пока еще не выгодны, поэтому для партнерства мы ищем прежде всего небольшие и средние компании.

CNews.ru: Можно ли говорить о том, что технологически поставщики систем документооборота в России, и в том числе Naumen, достигли некоторого потолка в расширении функционала? Есть ли еще место для инноваций в данном сегменте?

Александр Давыдов: Конечному пользователю нужны функции, которые позволят решить какую-то конкретную проблему. И желательно решение проблемы не растаскивать на несколько систем. Деление на системы сделано для удобства ИТ персонала и разработчиков. Если бы можно было создавать и внедрять сервисы, обслуживающие ограниченные бизнес-процессы, и при внедрении не думать, какая для сервиса нужна система — документооборот, CRM или ERP, то это было бы очень неплохо.

В этом направлении мы и движемся. В обозримое время наши системы CRM и ERP и документооборота получат функциональность друг у друга. Но при этом не увеличится стоимость увеличившейся функциональности. Мне кажется, ценообразование на рынке построено не совсем правильным образом. Люди платят за функциональность. А покупатель хочет платить за сервисы. Ведь для того, чтобы заработал какой-либо сервис, нужна функциональность нескольких систем. Но сервис при этом — один. Если мы даем лицензию на такой сервис, тогда клиенту не нужно платить отдельно за каждую из перечисленных функциональностей. Это основная инновация, которая видится нам в дальнейшем развитии рынка.

CNews.ru: Naumen известна как компания, пропагандировавшая системы, созданные на основе «открытого ПО». Позже вы заявили, что Россия оказалась не готова воспринять нетрадиционные подходы в использовании софта. Что произошло?

Александр Давыдов: Европейцы давно используют Open Source как реальный инструмент защиты своей отрасли ПО от американских компаний. Там есть тендеры на системы Open Source, есть господдержка. А у нас такого нет. Поэтому когда в феврале 2003 года мы начали проводить первые презентации по системе документооборота Open Source для конечных пользователей, мы быстро поняли, что слова «Open Source» они слышать не хотят. Этот термин означал для них сомнительное качество и отсутствие гарантий.

Кроме того, нам самостоятельно надо было доводить открытую систему до промышленного уровня, поддерживать инструменты для перехода на новые версии. Сторонних разработчиков не было, поэтому мы, как и большинство западных компаний в Open Source, начали выпуск платных лицензий для промышленного применения.

Когда мы выходили на рынок, мы были первыми, и не на кого было ориентироваться. Все говорили: «Да, это здорово, но мы посмотрим, как вы проживете, и что у вас получится».

CNews.ru: Что стало основой вашей стратегии после разочарования в массовом спросе на решения Open Source?

Александр Давыдов: Open Source для пользователей — пустой звук, зато для компании-разработчика — большое конкурентное преимущество за счет экономии трудозатрат. И многие компании используют Open Source «втихую».

Мы перестали говорить про Open Source конечным пользователям, но продолжаем информировать об этом партнеров и прессу. И продолжаем разработку новых версий сначала в Open Source, лишь потом создаем отдельную закрытую ветку промышленно используемого продукта. Стабилизируем его и предлагаем на рынок, передавая пользователям еще и открытые исходные коды. Более подробно наша политика описана в «Летней декларации NAUMEN» на нашем сайте.

Компания прошла несколько этапов, анализируя возможности использования Open Source. Современные технологии здесь появляются быстрее, чем у технологических китов. Потому что те должны выпустить закрытый продукт, который сразу включит в себя большой новый технологический комплекс. А это — сложно. Нам же не нужно ждать нового релиза Zope для того чтобы реализовать любую возможность в исходном коде. Мне кажется, что когда-то киты закрытого бизнеса могут не успеть пройти очередной цикл развития — новая технология, новая платформа, новые сторонние прикладные разработки, внедрение у массы заказчиков. Возникает альтернатива компаний, работающих на базе Open Source. Альтернатива более быстрая, потому что взаимодействие теснее, цикл короче, а внедрение легче и быстрее.

CNews.ru: Расскажите о ваших проектах по внедрению CRM-системы Naumen.

Александр Давыдов: Когда компании говорят про разочарование от эффекта внедрения CRM, мне понятно, отчего это происходит. Чтобы обеспечить качество услуг, нужно продлить отношения с клиентами вглубь продающей компании, чтобы они дошли до исполнителя услуги. Только тогда можно обеспечить качество. Если у вас нет ERM (Employee Relations Management) или ERP, то CRM в таких случаях не даст эффекта. Да, я могу клиента поздравить с помощью CRM с днем рождения, могу слегка автоматизировать маркетинг. Но клиенту нужно другое — чтобы качественно решили его задачу и предоставили те услуги, которые он заказывает компании.

Поэтому наш путь и был такой длинный — мы сначала создали свою платформу — легкую ERP-систему с малой функциональностью, а затем начали наращивать ее функциональность со стороны CRM. Следующими шагами будет продвижение функциональности внутрь компании, к управлению сотрудниками, а затем — и поставщиками компании.

Наши тиражируемые продукты — это NauDoc и NauPhone. У NayDoc более 30 внедрений. Пример внедрения NauPhone — это проект в расчетной организации, которая обеспечивает жилищно-коммунальные расчеты 1,2 млн. жителей Екатеринбурга. В отличие от тиражируемых продуктов, NauRP/CRM и NauRP/ServiceDesk только что вышли, и проходят этап первых внедрений.

В качестве примера CRM-проекта я приведу заказную разработку для компании — основного провайдера услуг ADSL/FR/IP города Екатеринбурга. Для этого оператора связи мы создаем систему поддержки и обслуживания клиентов. В рамках проекта устанавливаем платформу NauRP, интегрируем его в биллинговую систему, систему заключения договоров, разрабатываем систему управления услугами и управления ресурсами. В октябре текущего года начнется тестовая эксплуатация, а полностью завершить проект предполагается в декабре — январе.

Такой проект мы можем выполнить благодаря наличию легкой ERP-платформы, модель которой легко масштабируется и позволяет нам разрабатывать продукты.

CNews.ru: Каковы планы компании на ближайший год? Какие проекты предполагается реализовать в ближайшее время?

Александр Давыдов: Основная задача на ближайшее время — расти и развиваться как можно быстрее. В наших планах — поиск региональных партнеров и создание выгодных для них условий для внедрения и сопровождения продуктов, для разработки отраслевых и горизонтальных решений. Один из примеров такого партнерства — сотрудничество с консалтинговой компанией, проводящей аудит и сертификацию на ISO 9000, которая создала горизонтальное решение управления нормативной документацией на NauDoc, совместимое с ISO 9000.

Мы рассчитываем, что отраслевые решения будут появляться и у других наших партнеров, и мы сможем продвигать эти решения на рынок. Этому должна способствовать стажировка партнеров у наших разработчиков, курсы внедренцев в нашем учебном центре, курсы по технологии разработки.

Например, нам нужна бухгалтерия и материальная логистика, которую мы сами не хотим разрабатывать. А в наших собственных планах сейчас создание только одного отраслевого решения корпоративной информационной системы операторов связи и ИТ-компаний. И если наши партнеры первыми начнут создавать другие отраслевые решения на NauRP, то мы в их сферу вторгаться не будем. Если говорить о продуктах — то основные планы на следующий год связаны с объединением функциональности всех систем в единых сервисах.

CNews.ru: Ранее вы длительное время работали в компании «Микротест». Почему вы решили ее оставить? Какие методы работы этой компании были использованы вами при создании Naumen? Или вы отбросили прежний опыт и начали с нуля?

Александр Давыдов: В течение десяти лет я был соучредителем и техническим директором компании «Микротест» и, конечно, приобрел немалый опыт за время превращения маленькой екатеринбургской фирмы в одного из лидеров российского рынка системной интеграции.

Судьба системного интегратора — быть меж двух огней: с одной стороны — клиенты, с другой — поставщики решений. Это психологически сложно, думать и делать надо все вдвое быстрее, чем это делают твои клиенты или поставщики. Десятилетие такой работы — это довольно много. И поэтому когда в 2001 году «Микротест» получил такой серьезный коммерческий успех, я понял, что мне пора кардинально изменить свою деятельность.

Вначале я и не думал создавать компанию, мне уже не нужно было постоянно зарабатывать деньги на жизнь. Хотелось найти способы повлиять на создание полноценной отрасли разработки ПО в стране. Но к государственным структурам у меня стойкая аллергия, как к низкопродуктивным (хотя я с большим уважением отношусь к отдельным чиновникам, бьющимся за интересы развития страны). И, поразмышляв, я пришел к выводу, что мне ничего не остается, кроме того, чтобы воплотить свои идеи, создав новую компанию. Мне показалось, что позиция вендора на рынке — это психологически более легкая задача. С другой стороны, создавать новую компанию с нуля — это сложнее, чем работать в сложившейся структуре. Из «Микротеста» со мной пришла команда разработчиков, поэтому корпоративный дух, который мы там и создавали, засел в нас крепко.

Однако нам пришлось довольно сильно изменить и себя и нашу корпоративную политику, чтобы прийти к полной технологической открытости. В нашей компании нет закрытой технологии, все всем известно. И это создает особую атмосферу во взаимоотношениях с клиентами и партнерами.

CNews.ru: Руководство компанией — бизнес, не оставляющий человеку права на свободное время. Вы смирились с этим или вам удается находить возможность для увлечений, хобби, общения с семьей?

Александр Давыдов: Мое свободное время и работа — понятия неразделимые. Я к этому и стремился, когда создавал эту компанию. Хотел, чтобы можно было с удовольствием думать о работе, не ждать, когда, наконец, закончится пятница. Жизнь такова, что работа становится более интересной, чем хобби. Этой ситуации мне хотелось добиться, и мне интуитивно кажется, что такая позиция будет рыночно успешна.

Работа — это ведь не только сидение за компьютером. Это размышления и понимание действий, которые должны совершаться. Сейчас управление компанией строится более диверсифицировано, чем раньше. Я не знаю ни одной команды языка Python, потому что разработчики гораздо лучше меня разбираются в этом. Точно также я не знаю точного размера зарплат конкретных сотрудников — этим занимается наш исполнительный директор, он лучше меня разбирается в административной деятельности. Зато я лучше понимаю системную архитектуру, направление движения рынка, мотивацию руководителей. А это очень увлекательное дело, которым можно заниматься и в субботу, и в воскресенье.

На общение с семьей времени, к счастью, хватает, семья в курсе моей работы, и ей все это интересно. Сын учится на физфаке МГУ, дочь — в 11 классе. Наши семейные увлечения вполне стандартны, это — горные лыжи. А отдыхать в последнее время удается либо на даче под Москвой, либо — под Екатеринбургом.

Если говорить о хобби, то у меня в Екатеринбурге есть личный самолет — двухмоторная четырехместная амфибия. Она базируется на пруду, который находится буквально в пяти минутах от центра города. Поэтому можно между работой и домом полетать. Увлечен этим занятием второй год, но до конца технику пока еще не освоил, все еще впереди. Правда, за это лето мне удалось полетать не больше десяти раз: я все реже бываю в Екатеринбурге.

CNews.ru: Спасибо.