Статья

«Диалог»: Российский бизнес переходит на отечественные корпоративные коммуникации

Интеграция
мобильная версия
, Текст:  

На российском рынке набирают популярность решения, предназначенные для повышения эффективности коммуникаций и совместной работы между сотрудниками компаний. На Западе этот рынок получил название Workstream Сollaboration, и там он развивается немного активнее, чем у нас. Впрочем, российским компаниям уже есть, что предложить как внутренним пользователям, так и зарубежным заказчикам. Одним из таких крупных проектов стал «СберЧат» – корпоративный коммуникатор для Сбербанка, который реализуется компанией «Диалог». О том, как должны происходить внутренние коммуникации на крупных и средних предприятиях, в интервью CNews рассказал Дмитрий Козлов, генеральный директор компании «Диалог».

CNews: Дмитрий, вы создаете решения на рынке Workstream Сollaboration. Что это за рынок?

Дмитрий Козлов: Workstream Сollaboration – это инструменты создания единого рабочего пространства для групповой совместной работы, в первую очередь в режиме чатов, но не только. Доступны функции обмена документами, подключаются аудио- и видеозвонки. В таких решениях важно наличие открытых API для интеграции с внешними сервисами, при этом интеграционные решения могут создаваться как вендором или его партнерами, так и самим клиентом.

Другая важная особенность – сквозной поиск по всей информации, возникающей в ходе совместной работы, начиная с чатов и аудиосообщений, заканчивая документами из внешних хранилищ и записями видеоконференций.

Производители таких решений стремятся к тому, чтобы они становились едиными централизованными хабами, в которых команды проводят большую часть времени, не выходя за их пределы. Это позволяет минимизировать переключение контекста между различными инструментами, отказаться от ручного дублирования информации и, как следствие, повысить эффективность коммуникаций и продуктивность проектных команд.

CNews: Какой этот рынок сейчас на Западе, и какой – в России?

Дмитрий Козлов: Можно считать, что этот рынок появился в 2014 году, когда Slack выпустил первую публичную версию своего одноименного продукта. По оценкам Gartner, ежегодный средний рост на данном рынке составляет около 96%, что очень много в сравнении с другими рынками. В 2021 году, по мнению Gartner, его объем составит порядка $5 млрд.

К сожалению, достоверных данных по российскому рынку пока нет. Навскидку можно сказать, что 2–3% от этих $5 млрд – как раз Россия.

CNews: А если говорить об отличиях западных решений от наших?

Дмитрий Козлов: На Западе все идут в облака. В первую очередь – в публичные. Это связано, пожалуй, с большей зрелостью и более высоким уровнем доверия. Но есть кейсы и с приватными облаками, и с развертыванием на собственных серверах клиентов (on-premise). Особенность российского рынка в том, что значительная часть наших клиентов, относящаяся к крупному бизнесу и госсектору, редко использует публичные облака. Заказчики считают, что намного проще обеспечить требования к информационной безопасности развертыванием on-premise либо в частном облаке. Но уверен, что ситуация будет со временем меняться, и все больше российских клиентов будут переходить на SaaS-решения.

Другая особенность – стоимость решения. На Западе ценник более высокий. Тот же самый Slack берет $6–12 за пользователя в месяц в зависимости от пакета. Цены на российские решения существенно ниже.

К тому же у нас есть особенности с импортозамещением. Существуют постановления регуляторов, в первую очередь – Минкомсвязи, есть Реестр отечественного ПО. И те же госучреждения обязаны соответствий этим рекомендациям, как, впрочем, и государственные компании. Поэтому для нас очень важно, что мы уже находимся в Реестре отечественного ПО и делаем все возможное, чтобы полностью соответствовать нормам российского законодательства. Кроме того, у нас есть несколько государственных клиентов, которым нужно, чтобы мы сертифицировали наши решения во ФСТЭК и/или ФСБ. Мы тоже над этим работаем.

CNews: Есть какие-то сложности или все идет своим чередом?

Дмитрий Козлов: Нет, все идет своим чередом. Мы надеемся, что до конца года сертификацию ФСТЭК мы пройдем. Это требуется далеко не всем нашим клиентам.

CNews: А в России много отечественных решений?

Дмитрий Козлов: На Западе рынок начал созревать в 2014–2016 годах, а у нас все идет с некоторым опозданием. Сейчас на российском рынке существует ряд отечественных решений для корпоративных коммуникаций и совместной работы, например, 1С-Битрикс24, но крупномасштабных внедрений очень мало. Истории успеха пока ограничиваются средним и малым бизнесом, а также внедрениями в отдельных подразделениях крупных компаний и органов государственной власти.

«К Workstream Сollaboration первыми приходят ИТ-департаменты»

CNews: Давайте чуть-чуть обобщим. Насколько в России развита культура внутрикорпоративного общения? Насколько востребованы те коммуникации, о которых мы говорим?

Дмитрий Козлов: Коммуникации бывают разные. Есть, например, общекорпоративные коммуникации, которые, как правило, заключаются в информировании сотрудников и сборе обратной связи. Часто этим занимаются либо сотрудники HR-департаментов, либо, в более крупных компаниях, отдельные подразделения внутренних коммуникаций. Им важно иметь удобные и эффективные инструменты для таргетирования сотрудников, что очень сложно сделать с помощью соцсетей или публичных мессенджеров.

В целом коммуникации есть практически в любых бизнес-процессах компании. Например, коммуникации при разработке программного обеспечения. Кстати, зачастую именно ИТ-команды первыми начинают использовать решения класса Workstream Сollaboration для повышения эффективности процессов разработки ПО. В некоторых компаниях это реализовано посредством чатов, не покидая которые, можно вести и разработку, и поддержку тех или иных решений. Это тоже наши целевые клиенты, для которых мы делаем специализированные функции внутри нашей платформы.

Есть даже такой термин: «коммуникационное обеспечение бизнес-процессов». Это оптимизация процессов компании за счет интеграции коммуникационных возможностей в существующие бизнес-процессы, инструменты и приложения. Мы фокусируемся на создании не «коробочного» решения, а такой платформы, которая позволит обеспечить коммуникационную поддержку бизнес-процессов за счет широких возможностей адаптации и встраивания в ИТ-ландшафт наших клиентов.

typing849806960720.jpg
На российском рынке набирают популярность решения, предназначенные для повышения эффективности коммуникаций и совместной работы между сотрудниками компаний

CNews: Что такое shadow-IT?

Дмитрий Козлов: Это программное обеспечение, которое используется в компании неофициально. То есть оно не было введено в эксплуатацию, оно не поддерживается, но люди этим пользуются.

CNews: Это самописные истории или пиратские?

Дмитрий Козлов: По-разному. Кстати, это могут быть и те же самые публичные мессенджеры. Они же общедоступные, а значит не пиратские, но все равно нелегальные на корпоративном уровне, потому что ИБ-департамент, скорее всего, не давал разрешения на их использование.

CNews: Чем корпоративные коммуникационные решения лучше или хуже, чем shadow-IT?

Дмитрий Козлов: С помощью shadow-IT можно привлекать бизнес-пользователей к процессу повышения эффективности их работы без привлечения ресурсов ИТ-департамента. Но когда речь идет о конфиденциальной информации, возникают существенные риски утечки, что может негативно сказаться, например, на имидже компании, а в конечном счете привести к снижению эффективности бизнес-процессов. Есть и другие серьезные недостатки.

«Выложим платформу в открытый доступ»

CNews: Как долго создавалась ваша платформа dialog?

Дмитрий Козлов: Сама компания «Диалог» была образована четыре года назад. Сначала в ней работали около 15 человек. Они и сделали прототип платформы, начали проводить пилоты в различных компаниях. В первую очередь – в крупных предприятиях с госучастием и в госучреждениях. Первый прототип был сделан за год, но разработка – это же бесконечный процесс. Конечно, мы и сейчас продолжаем развивать и базовую функциональность платформы, и специфическую, заточенную под конкретных клиентов. В первую очередь – для «Сбербанка», который является нашим основным клиентом. Это самый большой проект, который мы делаем на текущий момент.

CNews: Сделка со «Сбербанком», в ходе которой была приобретена мажоритарная доля «Диалога», была год назад?

Дмитрий Козлов: Да, но «Сбербанк» обратил внимание на «Диалог» чуть раньше, около двух лет назад. Сейчас в компании уже более 100 сотрудников, и мы активно расширяем нашу команду. Это связано с тем, что нельзя сделать качественное решение для крупного бизнеса и госучреждений небольшой командой. Нужно серьезно вкладываться в эту платформу.

CNews: Вы сами кастомизируете решение под конкретных заказчиков?

Дмитрий Козлов: Да. Это, кстати, одна из особенностей нашей платформы. Конечно, у нас есть «коробка», и некоторым клиентам этого достаточно. Но так как мы работаем в сегменте крупного бизнеса, то нашим заказчикам часто хочется иметь свое собственное брендированное решение, интегрированное в ИТ-ландшафт. И вот тогда появляются специфичные требования, которые мы выполняем либо самостоятельно, либо с помощью наших партнеров.

CNews: При создании платформы использовалось свободное ПО?

Дмитрий Козлов: Конечно. Но мы следим за тем, чтобы лицензии на это свободное ПО не мешали продвигать наше собственное решение. Кстати, часть платформы мы сами будем выкладывать в open-source в этом году.

CNews: Насколько большую часть? Так, чтобы она работала или какие-то составные элементы?

Дмитрий Козлов: Мы даже уже начали это делать. Часть клиентских компонентов выложена в открытый доступ. И до конца года мы планируем выпустить полностью рабочую платформу, которая позволит командам пользоваться ей бесплатно и участвовать в ее разработке. Но наработки корпоративного уровня, которые пригодятся крупным клиентам, останутся, конечно, с закрытым исходным кодом.

«СберЧат» заработает до конца года»

CNews: Расскажите подробнее о проекте «СберЧат».

Дмитрий Козлов: «СберЧат» – это корпоративный коммуникатор для сотрудников группы «Сбербанк», разработанный на платформе dialog. Решение о старте этого проекта принималось еще на этапе сделки. В группе «Сбербанк» работают больше 300 тысяч человек, так что этот проект автоматически стал в своем сегменте одним из крупнейших в России или даже в мире.

CNews: Как происходило внедрение?

Дмитрий Козлов: Оно еще идет. Это достаточно длительный проект, который стартовал в июне 2018 года, а в первом квартале 2019 года был запущен пилот для мобильных ОС iOS, Android. В ближайшее время мы завершим тиражирование мобильных приложений на весь «Сбербанк» и часть дочерних обществ. Это примерно 250 тысяч человек. Проект запланирован до конца 2019 года, но банк переходит от проектного управления к продуктовому, а потому я уверен, что платформа и дальше будет развиваться.

CNews: У вас есть российские заказчики, безусловно. Есть ли западные? И если нет, то планируется ли экспансия?

Дмитрий Козлов: Западных заказчиков у нас пока нет, но мы действительно планируем экспансию, потому что рынок Российской Федерации для нас недостаточно большой. Надеемся начать эту экспансию в этом году.

CNews: Можете нарисовать какой-то образ компании, которой обязательно нужно ваше решение?

Дмитрий Козлов: В первую очередь, это все крупные компании и органы государственной власти на любом уровне – федеральном и региональном. Мы также ориентированы на представителей среднего бизнеса, для которых важна информационная безопасность, и они хотят эксплуатировать такие решения на собственной инфраструктуре или в частном облаке. Ну и еще одна категория – компании, которым очень важна гибкость этого решения, допускающая доработку серверной и клиентской части, а также интеграцию с существующим IT-ландшафтом или внешними системами.

CNews: Если говорить о крупных проектах, то у вас ведь есть еще один – с создателями отечественной операционной системы «Аврора»?

Дмитрий Козлов: Да, раньше она называлась Sailfish, и все идет к тому, что российские чиновники получат удобные безопасные телефоны для служебного использования, на которых будет установлено ПО, отвечающее всем требованиям нашего законодательства. Мы уже портировали наше решение на операционную систему «Аврора».