Интервью

КРОК: Мы получили огромное моральное удовлетворение от достигнутых результатов

Электронное правосудие
мобильная версия
, Текст: Наталья Рудычева

Проект создания Комплексной информационной системы судов общей юрисдикции (КИС СОЮ) Москвы успешно завершен. Татьяна Толстова, заместитель генерального директора компании КРОК, ставшей исполнителем работ в рамках проекта, специально для CNews рассказала о том, как создавалось электронное правосудие, о возникавших сложностях и путях их преодоления.

CNews: Как начинался проект?

Татьяна Толстова: Проект стартовал 30 октября 2015 года. В начале проекта специалистами компании КРОК было проведено обследование всех 36 судов, которые подлежало подключить к создаваемой системе. Мы собирали анкеты, проводили интервьюирование, знакомились с действующей документаций, анализировали ключевые направления автоматизации, формулировали частные технические задания на подсистемы КИС СОЮ. В числе наиболее остро стоящих проблем мы выделили зависимость судопроизводства от скорости движения бумажных документов, неэффективность обмена данными с различными ведомствами и организациями, недостаточную прозрачность процессов и длительную подготовку отчетности. Техническая отсталость инфраструктуры была одной из ключевых причин таких сложностей.

Специалисты КРОК разработали решение, внедрение которого позволило автоматизировать все наиболее проблемные участки работы сотрудников судов. Для некоторых задач потребовалось даже создать специальное оборудование. Например, планетарный сканер, который позволяет оцифровывать сшитые материалы судебных дел без их расшивки с минимальным временем на сканирование одной страницы, что существенно упрощает и ускоряет этот процесс.

CNews: Какие сложности возникали в ходе реализации проекта? Как вы их преодолевали?

Татьяна Толстова: Сложностей было немало. Ключевая из них связана с тем, что, к сожалению, законодательством пока не предусмотрен обмен документами в электронном виде как внутри судебной системы, так и с внешними государственными органами и гражданами. Поэтому, хотя технически с внедрением КИС СОЮ судьи и получили возможность полностью отказаться от бумаги, на практике работникам суда и другим участникам процесса было довольно сложно перестроиться и поверить в то, что отправленные ими электронные документы будут гарантированно доставлены адресату.

Понятно, что из-за этого переход на новые методы работы и использование КИС СОЮ иногда встречал противодействие со стороны работников судов – они продолжали ориентироваться на бумажные документы, а систему воспринимали как некий дополнительный, не очень необходимый им инструмент.

Вторая сложность – это текучка кадров в аппарате судов, которая приводила к тому, что нам за 2 года реализации проекта приходилось по несколько раз обучать сотрудников – в общей сложности было проведено обучение более трех тысяч сотрудников судов. В конечном итоге мы создали на внутреннем портале специальный раздел для дистанционного обучения, поместили в него учебные материалы и, таким образом, дали возможность сотрудникам самостоятельно осваивать работу в системе, оставляя за собой лишь ответы на дополнительные вопросы.

Успешная реализация проекта стала возможной во многом благодаря огромной поддержке, которую нам оказал Московский городской суд. Он является безусловным авторитетом для всех районных судов. Кроме того, разнообразие и вариативность технических решений, которые существуют на сегодня, помогли реализовать КИС СОЮ именно в таком передовом формате.

Сегодня мы видим, что наше решение реально помогает снизить нагрузку на работников судов. А значит, главная задача проекта решена. И мы получили огромное моральное удовлетворение от достигнутых результатов.

CNews: Как было выстроено управление проектом?

Татьяна Толстова: Со стороны КРОК в проекте участвовало более 300 человек. Также мы привлекали внешних подрядчиков для выполнения узкоспециализированных работ – общее число сотрудников внешних организаций, участвующих в проекте, составило более 100 человек. КИС СОЮ была разбита на подсистемы, за внедрение каждой из которых отвечала отдельная группа во главе с руководителем. Естественно, был назначен руководитель всего проекта, технический архитектор, который контролировал интеграцию всех подсистем, а также ответственный за информационную безопасность.

Раз в неделю мы проводили совещания с участием рабочей группы со стороны Мосгорсуда и представителей районных судов – в ее состав входило около 25 человек, в том числе судьи, которые были нашими экспертами и консультантами. Была выделена опытная группа районных судов, в которых производилось тестирование решения перед тем, как оно масштабировалось на все 36 московских судов общей юрисдикции.

Реализация проекта длилась немногим более двух лет. Сегодня многие сотрудники судов уже не могут себе представить, как можно работать без тех инструментов, которые у них появились.

CNews: Какие технологии были использованы при создании КИС СОЮ?

Татьяна Толстова: Около 60% использованных технологий – российского производства. Благодаря этому нам гораздо проще вносить изменения в уже имеющиеся решения – их создатели находятся рядом и могут сделать это в самые короткие сроки. Многое сделано силами сотрудников КРОК на базе open source – мы сознательно избегали лицензионных продуктов, потому что понимаем, как сложно судам изыскивать финансовые средства на продление лицензий.

Работу КИС СОЮ обеспечивает единый центр обработки данных. В нем собрана вся информация, которая ранее размещалась на местах в районных судах и Московском городском суде. Для ее хранения, в соответствии с требованиями надежности и безопасности, установлено около 100 физических серверов, а также используется более 300 виртуальных серверов. Объем оперативной памяти составляет 24 Тб, общий объем хранилища – около 2 петабайт. При создании ЦОД использовано оборудование более 50 производителей из 20 стран. Ежедневно он пополняется на 1 Тб данных.

CNews: Какие результаты проекта, на ваш взгляд, являются наиболее впечатляющими?

Татьяна Толстова: Самый впечатляющий результат – это организация межведомственного взаимодействия между московскими судами и государственными ведомствами, такими, как Прокуратура г. Москвы, Главное следственное управление Следственного комитета по г. Москве, ФГУП «Почта России», Управления Федеральной службы судебных приставов, Федеральной налоговой службы и Федерального казначейства по г. Москве, Управление ФСИН России по г. Москве и СИЗО, Департамент ЖКХ города Москвы и Управление Судебного департамента в г. Москве.

Это был самый сложный с организационной, а иногда и с технической точки зрения процесс. Однако, когда проблемы были решены, все взаимодействующие стороны моментально ощутили на себе его результат. Кстати, те ведомства, которые не участвовали в проекте, узнав о том, что нам удалось организовать межведомственное взаимодействие с судами Москвы, приходили в Мосгорсуд с предложением включить их в проект.

CNews: Все ли идеи, которые были у вас или у руководства Мосгорсуда на старте проекта, удалось претворить в жизнь?

Татьяна Толстова: Практически все. Конечно, мы вместе с Мосгорсудом хотели немного большего, но, к сожалению, пока это невозможно с законодательной точки зрения. Вообще, судебная система достаточно консервативна и строго придерживается установленных нормативов работы.В рамках реализации «Концепции развития информатизации судов до 2020 года» и мероприятий по модернизации ГАС «Правосудие», а также с целью обеспечения проведения мероприятий проекта «Поддержка судебной реформы» в судах города Москвы, суды общей юрисдикции Москвы были включены в состав опытной зоны ГАС «Правосудие», где и была дана возможность отрабатывать современные технические решения. Это было реализовано согласно Постановлению Совета Судей РФ №457 от 01.06.2015.

CNews: Если бы у вас была возможность продолжить проект, что бы вы еще сделали?

Татьяна Толстова: Я бы продолжила его в развитие межведомственной интеграции и в направлении интеллектуальной автоматизации. В судах очень много типовых дел, например, поступающих из департамента ЖКХ г. Москвы, ГИБДД и т.д., которые представляют собой рутину, но при этом отнимают огромное количество времени. Ведь судья должен соблюсти предусмотренную законом процедуру их рассмотрения. И автоматизация, а именно искусственный интеллект, могли бы помочь ему в этом и существенно ускорить процесс.