Статья

Генеральный конструктор Безопасного города рассказывает о рисках, успехах и провалах безопасных и умных городов

ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Антон Кураш

Внедрение аппаратно-программного комплекса Безопасный город является одним из первых в стране опытов создания единой цифровой платформы, которая должна обеспечить горизонтальные и вертикальные связи между участниками информационного обмена всех уровней принятия решений. С чем столкнутся цифровизаторы в России, каким обязан быть «Безопасный город», какие технические средства межведомственной интеграции возможны, кроме СМЭВ, на какие риски может натолкнуться Умный город, а также о своих собственных амбициозных задачах рассказала CNews генеральный конструктор АПК БГ Оксана Якимюк.

Готовность АПК безопасный город

Cnews: Насколько вы удовлетворены текущим состоянием развития аппаратно-программного комплекса Безопасный город? Ранее говорилось, что только 10 регионов согласовали техническое задание на создание данного комплекса?

Оксана Якимюк: Для начала приведу такой образный пример. Мы как-то, с Александром Петровичем Чуприяном, заместителем министра по чрезвычайным ситуациям, были на службе в храме. Александр Петрович попросил батюшку благословить на строительство «Безопасного города». Настоятель уточнил, что это и, когда ему объяснили, ответил: «Так вы хотите Царство Божие на земле построить? Не получится, но стараться нужно».

CNews: Благословил в итоге?

Оксана Якимюк: Естественно. Но если говорить о фактах, то, конечно, темпы реализации Безопасного города далеки от расчетных показателей. Удивляет то, что для регионов, на мой взгляд, нет серьезных препятствий для реализации этого проекта. И даже финансовые затруднения, дефицит бюджетов, на которые они ссылаются в первую очередь, преодолимы. В большинстве случаев финансирование можно найти.

То, что действительно мешает, – это приоритеты, которые выбирает руководство регионов. Безопасность населения, пока ничего не происходит, остается в тени и людей, которые ее обеспечивают, можно не замечать. Возможно, это связано с менталитетом: когда гром грянет, тогда и крестимся. В итоге, мы готовы героически бороться с чрезвычайными ситуациями, но абсолютно не привыкли их предупреждать.

CNews: Тогда начинаются проверки, выясняются недостатки в работе?

Оксана Якимюк: Да, к сожалению, так было c«Зимней вишней» и с «Хромой лошадью». Это все звенья одной цепи. Почему о нестыковках документов и явных упущениях надзорных органов не было известно? А можно ли было бы избежать трагедий при системной и прозрачной работе на всех уровнях? Что было бы, если бы «Безопасный город» работал?

Я бы сказала, что текущая ситуация и с «Безопасными городами», и с организацией процессов обеспечения безопасности населения вообще, – это вопрос исключительно отношения руководства к теме обеспечения безопасности.

Регионы должны понимать, что Безопасный Город – это не система «для галочки». Это не просто установка камер, датчиков, любого другого оконечного оборудования, которое подает сигнал об опасности. АПК «Безопасный город» обеспечивает управление коммуникациями, раскинувшимися по городу сетями мониторинга, информирования и оповещения, городской инфраструктурой, а также – силами и средствами, процессами реагирования.

При этом важно отметить, что, каким бы продвинутым решением не был «Безопасный город» – без людей он останется просто «железом». Необходимо эксплуатировать этот комплекс, а не оставить его, как дорогую игрушку.

Внедрение АПК «Безопасный город» потребует переосмысления и переработки процессов, функций управления и реагирования. По сути – это новый подход к системе государственного управления на местах, в муниципалитетах, которыми много лет никто не занимался. А, для этого необходимо, чтобы руководство было морально готово к изменениям, которые принесет автоматизация.

В каких городах процессы автоматизированы лучше? В Москве и Санкт-Петербурге. И не только из-за бюджетов. А из-за статуса субъекта Российской Федерации, который упрощает принятие решений по властной вертикали.

CNews: Означает ли это, что проект Безопасного города не был готов идеологически, морально, к внедрению?

Оксана Якимюк: Совсем нет. «Безопасный город» нужен, и он готов к работе. Ваш вопрос сродни тому, почему у нас на местах не в полной мере выполняются майские указы Президента и другие поручения федерального центра. На местном уровне всегда находятся какие-то причины. Мне сложно понять позицию региональных властей, не выполняющих федеральные поручения.

На федеральном уровне под «Безопасный город» сформирована и принята нормативная платформа. Разработана методологическая и техническая база. Есть органы управления – совет главных конструкторов, который всегда готов оказать методологическую субъектам поддержку. Несколько сотен рабочих совещаний проведено. У меня рабочий день начинается с утра на Дальнем Востоке, а заканчивается уже ночью Калининградом. Мне постоянно звонят регионы, я всегда на связи.

Cnews: Каким Вы видите выход из этой ситуации? С текущими глобальными вызовами темпы цифровизации должны только возрасти?

Оксана Якимюк: Регионы говорят: «Будет федеральное финансирование – будем работать. Не будет федерального финансирования на «Безопасный город» – извините, своих денег у нас на него нет, необходимо выполнять более приоритетные задачи, выплачивать зарплаты врачам и учителям». Но все это, в определенной степени, лукавство и, повторюсь, расстановка приоритетов. Будет у губернатора в приоритете обеспечение безопасности – будет и финансирование.

Давайте рассмотрим вопрос с фото-видеофиксацией нарушений ПДД. Она рассматривается не как система обеспечения безопасности, а как источник получения дополнительного дохода в бюджет. Такой, знаете ли, инвестпроект. Финансовые модели разработаны. А модели снижения смертности и аварийности на дорогах – нет!

Если бы изначально система фото-видеофиксации рассматривалась как система обеспечения безопасности на дорогах, то она была и строилась по-иному. А так – это система зарабатывания денег, причем зачастую – операторами этой инфраструктуры.

2982841preview.jpg
Оксана Якимюк: Будет у губернатора в приоритете обеспечение безопасности – будет и финансирование

Или, возьмем, к примеру, Москву. Штрафы фотовидеофиксации целевым образом направляются на строительство и ремонт дорог. Такое впечатление, что это элемент обустройства дорожной сети, а не системы безопасности. И как будто нет иных источников пополнения дорожных фондов: акцизов, налогов. Я полагаю, что если фото-видеофиксация – система безопасности, то при ее внедрении акцент должен быть сделан именно на показателям обеспечения безопасности дорожного движения, а возникающая доходная составляющая в виде штрафов – это уже сопутствующая тема. При этом, если она и возникает, то, скорее, штрафы должны направляться на развитие инфраструктуры безопасности в целом, а не на дороги.

CNews: Вы имеете в виду, что средства, поступаемые от штрафов, должны использоваться на создание системы безопасности?

Оксана Якимюк: Да. Но я не только это имею в виду. Я говорю о функционале, в котором акцент должен быть сделан не только на факт фиксации нарушения ПДД и, как следствие – штрафа , но и на обеспечение доступа к информации, к видеопотокам с рубежа для всех силовиков, для дорожников, транспортников. То есть комплекс должен быть многофункциональным и многоцелевым. А у нас видеофиксация – это комплекс, который может фиксировать административные правонарушения, он умеет распознавать номер машины, но он не может помочь в оперативном режиме осуществлять план-перехват. Потому что, чтобы это сделать, нужно отключить функцию фиксации правонарушений и активировать режим наблюдения.

CNews: А сочетать этот функционал не пробовали?

Оксана Якимюк: Это мы и пытаемся сделать. Но, в регионах одна система фиксирует штрафы, рядом с ней стоит другая система, которая распознает номера. А еще на этих же столбах, размещены камеры обзорного видеонаблюдения. Знаете почему? Потому, что у них разные владельцы.

Cnews: То есть у каждого ведомства своя система?

Оксана Якимюк: Именно. И если богатые регионы, как Москва, могут себе позволить, чтобы каждое ведомство своими системами обеспечивалось, то в регионах такой возможности нет.

CNews: Регионы жалуются на проблему построения каналов связи. Свои ЕДДС они обеспечивают связью, а вот прокладывать каналы к федеральным ведомствам также является задачей регионов, хотя у каждого федерального ведомства есть свои каналы связи, однако для целей АПК БГ они не применяются.

Оксана Якимюк: Я не слышала, чтобы регионы говорили о подобной проблеме. На мой взгляд, это вопрос работы cтерриториальными органами федеральных ведомств. К тому же – одно дело дать доступ в закрытую сеть, другое – обеспечить интеграцию с соблюдением всех требований инфобеза. Например, Москва сейчас организовала взаимодействие 112 со всеми службами и ведомствами, вне зависимости от ведомственного подчинения.

Так, если есть у Минздрава своя система, которой пользуются диспетчеры, то информация из 112 должна идти непосредственно в эту систему – прямо в экранную форму диспетчеру. Также и с МВД, где сотрудники работают в ИСОД – информационной системе обеспечения деятельности.

Что же происходит в регионах? В каждой диспетчерской службе, ЕДДС, мониторинговом центре установлены многочисленные АРМы. Диспетчер работает и в своей ведомственной системе и системе 112, и еще в какой-нибудь региональной системе, а может дополнительно еще у на бумаге какие-то формы заполнять.

Представьте: с регионального АРМа 112 Центра обработки вызовов, принимающего первичный вызов, идет переадресация на АРМ 112 уже в диспетчерскую «Скорой помощи», где этот АРМ 112 существует отдельно от ведомственной системы «03», с которой давно уже работал диспетчер «скорой». И диспетчер либо бегает между АРМами, переключается между окнами разных программ, либо добавляется новый оператор. Сколько на это уходит времени? Это неправильная ситуация! Информация должна передаваться в ту систему, с которой оператор привык работать. Хуже, как в случае с МВД, когда своя система заработала, а новый АРМ, который бы помог работать с вызовами, они не хотят использовать.

СNews: О проблемах с ИСОД я слышу, по крайней мере, уже года два.

Оксана Якимюк: Здесь, действительно, существует проблема. Но это уже внутренние дела МВД.

CNews: Так может быть, здесь как раз и кроется недовольство регионов, они обязаны выстраивать взаимодействие, а вокруг внутренние препятствия федеральных ведомств?

Оксана Якимюк: Нет. Если есть воля региона, то многое можно организовать. Вот я уже упоминала пример Москвы, а столица – непростой регион для выстраивания взаимодействия. Москве удалось затянуть в контур информационного обмена и МВД с ИСОД, и «скорую», и МЧС. Или на Ямале – удалось же региону договориться об информационном обмене с МВД.

CNews: Есть сведения что готовится проект закона по предмету Безопасного города. Необходим ли такой проект?

Оксана Якимюк: Да, безусловно. Издание соответствующего закона поможет обеспечить дополнительное финансирование.

CNews: Но может этот проект потребуется для того, чтоб лучше урегулировать соответствующие правоотношения, не только финансирование?

Оксана Якимюк: По поручению Президента ответственность за реализацию АПК Безопасный город возложена на субъекты Российской Федерации. Соответственно, если принимается федеральный закон, то это, как правило, означает выделение федерального финансирования. Это и хорошо, и плохо. Понятное дело, что федеральное финансирование ускорит реализацию, появятся дополнительные рычаги. У регионов не будет вопросов «А где деньги?» Но с другой стороны, принятие закона – не очень быстрый процесс. Регионы могут «заморозить» процесс до появления ясности, что будет совершенно неправильно, поскольку выполнение поручения Президента Российской Федерации о внедрении «Безопасного города» до 2020 года никто не отменял.

CNews: А рабочая версия проекта существует?

Оксана Якимюк: Есть концепция АПК БГ. Есть методические документы, в которых прописаны ответственность и полномочия органов РСЧС в рамках АПК «Безопасный город». Их просто нужно перенести в закон. То есть каких-то принципиально новых откровений проект не будет содержать.

Безопасный город как единая цифровая платформа

CNews: В соответствие с приказом об итогах работы реализации концепции АПК БГ должна быть разработана концепция безопасности жизнедеятельности и национальный стандарт единой диспетчерской службы. Какая судьба данных документов?

Оксана Якимюк: Концепция комплексной системы безопасности жизнедеятельности – это внутренняя тема МЧС, ориентированная на автоматизацию всероссийской системы реагирования, предотвращения и реагирования чрезвычайных ситуаций (РСЧС). Это как для МВД ИСОД.

Есть управленческая вертикаль РСЧС, где есть свои органы управления: национальный центр управления в кризисных ситуациях, центр управления в кризисных ситуациях в 85 регионах, на муниципальном уровне действует 2364 ЕДДС. Всю эту вертикаль координирует МЧС. Под нее создавался КСОБЖН.

Область автоматизации Безопасного города – куда шире. Это с одной стороны параллельный процесс, с другой, понятно, интегрированный с КСОБЖН.

АПК БГ состоит из четырех блоков. Транспортная, экологическая безопасность, безопасность населения, городской и коммунальной инфраструктуры, координации работы служб, ведомств, и их взаимодействия. Всего сюда входит порядка 160 систем и подсистем.

Может быть несколько видов архитектуры. Централизованная – это когда из одной логической площадки для всех ЕДДС на территории региона формируется виртуальное рабочее пространство. В регионах с крупными городами своя серверная группировка может формироваться под каждый такой город. Это уже будет децентрализованная система. А есть гибридная – когда небольшие муниципалитеты обращаются к ресурсу субъекта, а в крупные – децентрализованно.

В общей системе безопасности есть еще система территориально-распределенных ситуационных центров. Координатором этого направления является Федеральная служба охраны. В этой вертикали нет муниципального уровня, муниципальные ЕДДС замыкаются на ситуационные центры регионального правительства или губернатора. В данном случае, муниципальный ЕДДС – это основа для цифровизации всей территории. На него замыкаются различные инстанции, которые передают информацию, как по горизонтали, так и наверх – в ситцентры. Таким образом, через цифровую паутину ЕДДС глава района может получать всю необходимую информацию о состоянии территории и работе всех служб.

CNews: Сейчас пока мало внедрений этой целевой архитектуры?

Оксана Якимюк: Фактически, да. Поскольку на местах автоматизации нет, то и качество информации не очень высокое. АПК Безопасный город может и должен стать центром консолидации информации с территорий. Его архитектура предусматривает возможное подключение различных датчиков и устройств, так называемой периферии мониторинга, которые будут передавать данные о состоянии инфраструктуры города, природных явлениях, экологии. Туда же будет замыкаться и аналитическая система. Логической точкой сбора и обработки данных, как я говорила, будет ЕДДС.

ucsltlhinm-crop_600-400.jpg
Оксана Якимюк: Умный город – это сервисы, которые представляются населению, на базе инфраструктуры Безопасного города

Эта целевая архитектура, уже доведена до всех ответственных тысячу раз. Несмотря на кажущуюся простоту – в реальности это сложное решение с десятками интеграций. Это часть цифровой экономики. Безопасность проникает во все сферы жизнедеятельности: ее обеспечение требует данных от предприятий, домохозяйств, коммунальных сетей, городской инфраструктуры. Именно поэтому многие задачи по цифровой экономике, которые сейчас озвучены, могут и будут решаться через комплекс Безопасный город.

CNews: А какой здесь федеральный сегмент автоматизации?

Оксана Якимюк: Национальный центр управления кризисных ситуаций.

CNews: Все сводные данные собираются обрабатываются в этом центре?

Оксана Якимюк: Так должно быть. Но пока сбор и обработка файлов идет не в автоматическом режиме, а в формате Excel и презентациях.

CNews: То есть статистику и большие данные сводят специальные люди из Excel-файлов? Оксана Якимюк: Да.

Cnews: А как же графики, даш-борды?

Оксана Якимюк: В идеале должно быть так. Приехал сюда Президент, в НЦУКС, либо в свой ситуационный центр, в который из НЦУКСа передается информация, и запросил данные, по какому либо региону, где произошло чрезвычайное происшествие. А там ему уже готовы предоставить количество населения, состав, категории населения, сколько больных, какие объекты инфраструктуры, сколько школ, какие запасы, воды, горючего и т.д. Где ближайшие пути сбора и эвакуации людей.

CNews: А набор данных уже известен, если собирают в Excel, значит, хотя бы понятно, кто какие данные использует?

Оксана Якимюк: Конечно, набор данных уже известен.

CNews: Я думаю, есть проблема, того что создание АПК БГ выходит за пределы возможностей региона. Там где регион должен взаимодействовать с федеральными системами. Так ли это?

Оксана Якимюк: Нет, это не проблема. Вот как раз блок АПК БГ «Координация работы служб и ведомств» обеспечивает сопряжение всех систем. При его проектировании, должна быть заложена модель информационного обмена. К сожалению, мы сталкиваемся с преградами в организации работы этого блока. Мы не можем добиться передачи всей нужной информации и данных из ведомственных автоматизированных систем, которые в регионах запущены. Как организационно, так и технически.

CNews: Эти системы проектировались без необходимости интеграции с другими сегментами?

Оксана Якимюк: Правильно. Поэтому мы не можем интегрироваться, допустим, через единый стек открытых протоколов, который бы стал общим языком для всего разнообразия систем в контуре АПК БГ.

Сейчас интеграция с внешними системами осуществляется через конвертеры. Под каждую систему – свой конвертер. Со стороны интеграционной платформы АПК БГ и со стороны внешней системы. Выходит, надо чтобы разработчик, который много лет назад установил систему, должен написать на «свой стороне» интеграции конвертер. Разумеется бесплатно он этого делать не будет. А речь идет о сотнях и тысячах систем, а значит и о таком же количестве конвертеров. А теперь представьте, сколько это человекочасов и сколько денег.

Успех цифровизации, зависит от того, будет ли найдет общий язык: нужна инициатива, при которой новые государственные системы, которые вовсю продолжают внедряться, поддерживали общие протоколы. Инициативу обмена данными по единому протоколу должно было по идее проявить Минкомсвязь, или Министерство цифрового развития, как оно сейчас называется.

Cnews: Поднимался ли этот вопрос в рамках обсуждения единой инфраструктуры?

Оксана Якимюк: Поднимался не раз, но мы же не можем задавать стандарты обмена данными для всей страны. У нас в стране вообще проблема отсутствия единого информационного пространства.

CNews: СМЭВ не может является этим единым информационным пространством?

Оксана Якимюк: Нет. В СМЭВ вручную вносятся данные. Интеграция осуществляется за счет того, что все работают в единой системе руками.

CNews: Вроде сервис к сервису, нет?

Оксана Якимюк: Сервис к сервису означает, что операторы заполняют эти карточки вручную, и получается единое информационное поле. Вы если зайдете в любой наш МФЦ, то поймете, как этот СМЭВ работает. Он работает вручную. Он работает со статичными данными. А мы хотим, что это работало как в той же системе 112. Оператор принимающий звонок заполняет карточку в своей системе 112. Дальше она должна попасть в ЕДДС Безопасного города и отобразиться в рабочем окне, в котором работает оператор ЕДДС, а для диспетчера «скорой» – в его системе «03», то есть автоматически уже поступать в его рабочую систему.

CNews: То есть без направления запроса?

Оксана Якимюк: Именно. Данные трансформируются автоматически, в соответствующий формат и в соответствующий интерфейс. А у оператора должно быть единое информационное поле. Все ведь об этом только и говорят последние лет 10 – о сквозной обработке данных.

CNews: Но архитектурно и технически, как шина обмена, это ведь мог быть тот же СМЭВ?

Оксана Якимюк: СМЭВ работает только с документами. В нашем случае задача похожая на объединение нескольких ERP – SAP, Platinum, Scala. Представьте что на вашем предприятии у вас модуль логистики от SAP, финансовый от – 1С, производственный от – Scala. СМЭВ сможет интегрировать только свои собственные модули, другую систему СМЭВ не интегрирует. Он не напишет конвертер сам по себе. Для разрозненных систем нужен тот самый единый протокол.

Когда данные хранятся в разных форматах самый простой способ это интегрировать системы через веб интерфейс с одним и тем же протоколом обмена. Проблема для нашей страны в том, что меньше 5% уже созданных систем имеют этот веб интерфейс.

CNews: Откуда у вас такая статистика по всем системам?

Оксана Якимюк: Мы проводили аудит всех систем, которые входят в контур Безопасного города, их около 160, а разновидностей существует больше полутора тысяч. Есть такие веб интерфейсы у систем БГ в Москве, с ними можно обеспечить сопряжение по IP-адресу.

CNews: Разве идеология интеграции не должна быть универсальной и для АПК БГ и для социального сектора, для медицины, промышленности и т.д.?

Оксана Якимюк: Да, она должна быть в принципе. Но через web или единый стек открытых протоколов.

Пока же «универсальным» способом является написание конвертеров. Разработчик системы прописывает инструменты, которые вытягивают данные в нужном формате.

CNews: Реализован ли этот сценарий где-то?

Оксана Якимюк: В шести передовых по внедрению АПК БГ регионах: Архангельская, Вологодская, Курская, Тюменская области, Республика Горный Алтай, Свердловская область – город Нижний Тагил.

CNews: А как же Петербург, Москва?

Оксана Якимюк: Они еще не включились в реализацию Безопасного города в понимании Концепции.

CNews: Но у них ведь реализовано взаимодействие?

Оксана Якимюк: Я же говорила, что у них три разные камеры установлены для трех разных функций, вот вам и взаимодействие. Ведомственные вертикали – автоматизированы, нет вопросов. Горизонтальные связи – отсутствуют. Исключение – Система-112. Но там базовым элементом является вызов и карточка, там нет разнородных потоков данных.

CNews: Но эти города утверждают, что информация оперативно представляется.

Оксана Якимюк: В Excel тоже можно оперативно предоставлять информацию. Селекторное совещание – в какой-то степени также предоставление информации.

CNews: Сценарии реагирования на чрезвычайные ситуации каждый регион сам себе определяет?

Оксана Якимюк: Сначала мы думали сделать федеральный регламент. Но, как процессы, так и структура органов государственной власти во всех регионах разная, не говоря, об их названиях и полномочиях. По такому единому регламенту невозможно было типизировать события, роли участников. Каждый регион, он как удельное княжество, поэтому регионам поставлена задача разработать регламенты. А федеральный регламент используется как образец.

CNews: Я так понимаю, делают это тоже пока неохотно?

Оксана Якимюк: Конечно, это же нужно самих себя проанализировать, потратить время, сделать процессы системными и прозрачными.

Умный город – Клондайк для частной инициативы

CNews: Давайте рассмотрим вопрос создания Умного города, для которого уже даже подготовлена отдельная дорожная карта. Сейчас фактически будет происходить параллельное развитие направления Умный город и Безопасный город. Как вы оцениваете такую параллельность работ?

Оксана Якимюк: Когда мы разрабатывали концепцию Безопасного города, мы посетили много стран, в том числе изучали примеры создания Умного города, и старались в концепции заложить архитектуру и этого направления. Умный город – это сервисы, которые представляются населению, на базе инфраструктуры Безопасного города. В концепции легко можно заменить слова «Безопасный город» на «Умный город».

Сейчас, чтобы разделить эти понятия, порой доходят до смешного. Видеонаблюдение это как бы Безопасный город, а интеллектуальное видеонаблюдение, видеоаналитика – это Умный город.

CNews: Вы считаете, что реализуя концепцию Безопасный город, можно создать Умный город?

Оксана Якимюк: Да.

CNews: Но может все-таки что-то придется добавить для полноценного проекта Умного города?

Оксана Якимюк: Нужно просто описать функции Умного города. Что такое Умный город? Это представление населению различных услуг, в том числе с использованием персональных девайсов. Умный город, это услуги, которые они могут получить от государства, коммерческих организаций и, той же инфраструктуры «Безопасного города». Умный город – это «умные» системы предприятий: например, автоматизированная система управления предприятием нового поколения.

«Умный город» дополняет «Безопасный»: он снабжает данными и забирает данные из Безопасного города.

CNews: Что сейчас нужно делать чтоб избежать дублирования работ по двум направлениям и напрасных расходов?

Оксана Якимюк: Что входит в Безопасный город уже определено, теперь нужно определиться, что же входит в Умный город. И не вносить туда дублирующих концепцию АПК БГ функций и планов. Синхронизировать работу по этим двум блокам.

А самое главное, чтобы все, кто пишет эти концепции, в первую очередь ориентировались на создание благ для человека, а не для какой-нибудь коммерческой компании.

CNews: А с точки зрения финансирования всей этой модели?

Оксана Якимюк: Умный город, это просто Клондайк для развития частной инициативы. Ты можешь оцифровать счетчики, предоставить услуги энергоучета: в разрезе чайника, плиты, телевизора. Потребитель больше не будет заполнять бланки или формы на сайте, поймет какой электроприбор самый «прожорливый» и как на этом можно сэкономить. За это он заплатит небольшую абонентскую плату. В таких проектах я, честно сказать, не понимаю, для чего использовать федеральное финансирование. В моем понимании Умный город – это частная инициатива. Компания развивает свои технологии предоставления услуг гражданину, и делать она это должна не за средства государства.

CNews: Есть основания полагать, что проекты Умного города, по темпам внедрения, будут повторять судьбу Безопасного города?

Оксана Якимюк: Представляете, если мы не можем разобраться сейчас с 85 регионами, Умный город ориентирован на граждан, а это уже многомиллионная армия потребителей и пользователей. Поэтому до реализации проекта Умного города в широком понимании нам далеко. А для того, чтобы реализовать то, что у нас сейчас подразумевается под Умным городом, достаточно довести до конца работу по Безопасному городу. Дальше можно развивать услуги Умного города на базовой инфраструктуре, работая с данными и с источниками, которые уже есть.

CNews: Если вы реализуете сценарий интеграции данных на единой платформе, то уже будет не важно для чего можно использовать эти данные для экстренного реагирования или просто для наведения порядка на придомовой территории?

Оксана Якимюк: Абсолютно точно. Данные во многих случаях одни и те же, и нужно только маршрутизировать их передачу. Поэтому отсутствие межведомственного взаимодействия, дублирование функций, дублирование действий, это недостаток работы наших органов власти.

CNews: Какие у вас есть личные амбиции, как генерального конструктора АПК БГ в этом проекте?

Оксана Якимюк: Мои амбиции – вывести проект на промышленную стадию эксплуатации.

CNews: Чем он интересен для вас как для профессионала, может как гражданина?

Оксана Якимюк: Я, как и вы, живу в России. Я хочу, чтобы мои дети, две дочки, ходили безбоязненно по улицам, ездили спокойно в другие города, могли чувствовать себя в каждом городе, как дома. Это реально важно. Это проект, который рассчитан на будущие поколения. Я в детстве ходила в школу, до которой было 20 минут пути, одна, мне было 7 лет. Сейчас другая ситуация, благополучные родители иной раз опасаются детей одних в школу отпускать.

CNews: Кто работаете в вашей непосредственной команде как генерального конструктора?

Оксана Якимюк: У меня есть порядка десяти человек, единомышленников, которые меня поддерживают. Без них я в поле не воин. Это бизнес-архитекторы, финансисты, ИT-шники. Но, на самом деле, это специалисты-универсалы, понимающие и техническую составляющую, и специфику государственного управления, и порядок реагирования в кризисных ситуациях.