Интервью

Какое будущее ждет юристов в эпоху цифровой экономики

Интеграция
мобильная версия
, Текст: Антон Кураш

Какие новые качества потребуются от юристов в цифровую эпоху, почему эта профессия станет более творческой, какие недостатки и перспективы таит в себе проект электронного правосудия, CNews обсудил с Сергеем Никитиным, доктором юридических наук, профессором, проректором по учебной и воспитательной работе Российского государственного университета правосудия (РГУП).

«Компьютеры юристов не заменят»

CNews: Каким вы видите учебный процесс подготовки юристов в связи с предстоящей цифровой трансформацией, должна ли меняться система взращивания юридических кадров?

Сергей Никитин: Конечно, подготовка юристов будет меняться, и это уже происходит. В нашем университете мы стараемся корректировать учебные планы, в том числе, в связи с изменениями в общественной жизни, которые, в свою очередь, связаны с появлением новых информационных технологий. Мы усиливаем такие дисциплины, как правовая информатика, информационные технологии в юридической деятельности, информационная безопасность. Приведу пример: для подготовки специалистов на базе среднего профессионального образования для работы в судах, у нас появилась новая специальность — право и судебное администрирование. Для обучающихся по ней студентов одним из важнейших направлений стало изучение современных электронных информационных технологий для работы в судах.

Для юристов вообще важно уметь использовать в своей практике новые технологии, причем, вне зависимости от того, где они будут работать: в судах или в других профессиях, связанных с юриспруденцией. Почему? Во-первых, это незаменимый инструментарий для них. Во-вторых, работа с теми же электронными делами, подача исковых заявлений в электронной форме — это все уже привычно. Будущий юрист должен владеть этими технологиями, но его подготовка, конечно, претерпевает изменения с течением времени.

CNews: Какие качества юристов будут останутся востребованными, какую бы цифровизацию мы не проводили? Давайте вспомним в этом контексте заявления Германа Грефа, о том, что юрист — вымирающая профессия.

Сергей Никитин: Конечно, это заявление в большей степени образное и призвано стимулировать ребят-студентов изучать современные технологии. Оно, в основном, касается тех юристов, которые заняты подготовкой рутинных, типичных правовых документов, которые могут освоить аналитические системы. Допустим, при подготовке тех же самых претензий или исковых заявлений о взыскании задолженностей по банковским кредитам можно применить стандартные подходы. На самом деле, квалифицированные юристы сейчас такого рода делами уже не занимаются: наработано много шаблонов, с которыми справятся и помощники

Мы еще в 2012 году подготовили сборник модельных определений судов по гражданским делам. В него вошли все определения, с которыми судья сталкивается при рассмотрении гражданского дела. Это множество типовых промежуточных судебных актов. И вот как раз для того, чтобы в типовой ситуации не тратить много времени, можно использовать модельные определения. А с быстрым сопоставлением данных и проверкой совпадений обстоятельств и условий могут сильно помочь как раз информационные системы. Компьютеры юристов не заменят, потому что юрист не только готовит стандартные документы.

«Технологии сделают работу судей более творческой»

CNews: Цифровые технологии сейчас нуждаются в серьезной правовой поддержке на уровне регулирования их существования и применения. Предстоит сделать технологии частью правовой системы. Для этого ведь тоже потребуются квалифицированные специалисты, которые смогут разрабатывать проекты соответствующих нормативных актов?

Сергей Никитин: Конечно, такая проблема существует. Но это ведь не так просто: дать юристам фундаментальные знания и представить, какие компетенции им понадобятся по мере усиления роли технологий. Поэтому мы стараемся затрагивать вопросы, касающиеся широкого спектра технологий — от блокчейна (распределенных баз данных) до информационного обмена и даже просто использования интернета. Но одно дело — знание технологий, и совсем другое — регулирование, о котором мы говорим. Возьмите то же регулирование криптовалют. Пока мало кто знает, с какой стороны подходить к этим вопросам. Но решать их придется оперативно.

Сергей Никитин: Сбор информации уже не представляет особой сложности, на первый план выходит умение верно сформировать правовую позицию

CNews: Привлекаете ли вы специалистов-практиков для новых дисциплин?

Сергей Никитин: У нас достаточно сильная кафедра правовой информатики и информационных технологий. Там работают, кстати, и практики. Каких-то специалистов привлекаем, например, из Судебного департамента при Верховном Суде РФ, или того же Росреестра РФ, руководитель которого заявил, что рассматривает возможность перехода в ближайшее время на использование технологии распределенных баз данных.

Также мы тесно взаимодействуем с практиками в плане использования информационных технологий в судах. В 10 базовых судах Москвы наши студенты будут проходить практику, обучаться на рабочем месте. В этих судах создаются учебные рабочие места, где кроме вузовских работников преподают еще и специалисты из судебной системы.

CNews: Планирует ли РГУП внедрять какие-то новые подходы в образовательном процессе?

Сергей Никитин: Новые подходы в подготовке юристов связаны не только с информационными технологиями. Доступность правовой информации сейчас на порядок выше, чем раньше. Процедура сбора информации не представляет особой сложности. Поэтому на первый план выходит умение правильно сформировать правовую позицию, умение донести ее публично, выступить в суде, провести переговоры с партнером. В этой связи мы делаем акцент на то, чтобы студент получил не только фундаментальные знания, но и навыки анализа, умения сформулировать, и донести свою позицию. Мы организуем для студентов конкурсы и деловые игры, где они учатся моделировать различные ситуации. Например, в этом году мы впервые организовываем конкурс в виде деловой игры по международному корпоративному праву. Участие в нем примут как зарубежные команды, так и представители ведущих российских ВУЗов.

CNews: Можно ли доверить искусственному интеллекту выбор соответствующего варианта решения при обнаружении совпадения исходных условий дела и практики его рассмотрения?

Сергей Никитин: Дело в том, что решение все равно будет выносить конкретный судья, конкретный правоприменитель, следователь, нотариус. Компьютер не заменит этих специалистов. Другое дело, что появляется более совершенный, серьезный и удобный инструментарий. Так что точно будет меньше рутинны, а работа юриста, благодаря новым технологиям, станет более творческой: не надо тратить много время на поиск информации, на выработку правовой позиции.

Допустим, судья рассматривает достаточно стандартное дело. Есть определенная модель возможного решения, сформировавшаяся из практики правоприменения. Очень важное свойство судебных актов в том, что они должны быть предсказуемы, что при определенных обстоятельствах должно наступить вот такое судебное решение, а не иное. Если машина поможет судье подготовить и выдать такое модельное, если хотите, судебное решение, то это не только облегчит работу судье, но и даст гарантии единообразия применения законодательства. Конечно, судья может быть не согласен с модельным актом, тогда он должен это мотивировать в своем решении.

CNews: Это облегчит жизнь и заявителям.

Сергей Никитин: Это так. В основном, по стандартным делам, в которых нет сложного спора, а само решение принимается на основе представленных документов. В последнее время у нас внесены серьезные изменения в процессуальное законодательство, предусматривающие возможность вынесения так называемых заочных решений. Имеется в виду упрощенное производство на основе только письменных документов без вызова сторон. Распространено приказное производство, когда судья изучает документы, не вызывая никого из участников процесса, сразу вынося исполнительный документ. Эти меры, конечно, упрощают жизнь и заявителям тоже.

Сергей Никитин: Электронный документооборот дает гарантий не меньше, чем бумажные носители, а то и больше

«Электронные документы сложнее подделать»

CNews: В некой идеальной модели суды должны работать только с электронными делами, выносить решения в электроном виде. Так?

Сергей Никитин: В какой-то степени это уже существующая система. Судья выносит решение не только на бумажном носителе, но и в электронном виде. Размещается это все в соответствующей базе данных, является доступным, к примеру, Службе судебных приставов и другим заинтересованные ведомствам. Другое дело, какое юридическое значение будет иметь подобное решение без бумажного аналога.

CNews: Препятствий для применения электронных решений судов вне судебной системы — в других ведомствах — нет?

Сергей Никитин: Я здесь особых проблем не вижу. Электронный документооборот дает гарантий не меньше, чем бумажные носители, а то и больше. Широко известны случаи, когда подделывались и решения судов, и исполнительные листы. В этом плане тот же блокчейн, возможно, даст нам больше гарантий, чем бумага.

CNews: Применение электронных документов, подобных тем, о которых говорим, уже урегулировано?

Сергей Никитин: Сейчас специальное законодательство обеспечивает правовые гарантии, касающиеся электронных документов. Та же электронная цифровая подпись. Я бы не сказал, что на практике выявлены какие-либо серьезные проблемы со злоупотреблением в части фальсификации электронных документов. Поэтому цифровизация — это позитивный тренд. В арбитражных судах давно существует практика использования электронных дел. К сожалению, порой работникам аппарата приходится заниматься двойной работой: переводить в электронный вид бумажные дела. Поэтому неплохо бы приравнять их друг к другу.

CNews: Почему же не вносятся изменения в законодательство?

Сергей Никитин: Право — консервативная отрасль. К тому же, это вопрос технического оснащения и госорганов, и простых граждан: у кого-то может не быть возможности создать электронную версию дела, соответствующие электронные документы. Поэтому возможность подачи обращения в бумажном виде пока останется.

CNews: Участвует ли РГУП в процессе обсуждения внедрения инноваций в юридическую практику?

Сергей Никитин: Более того — мы участвуем в законотворческой работе. С 2014 по 2016 годы мы по заданию Верховного суда проводили серьезную научно-исследовательскую работу, касающуюся оптимизации нагрузки на суды общей юрисдикции. В частности, мы проанализировали проблемы, связанные с электронным документооборотом, электронным правосудием, упрощением процедур. Сейчас моя кафедра по заказу Верховного суда проводит работу по вопросу оптимизации нагрузки на арбитражные суды. В частности, ведется анализ цифровых электронных технологий, которые можно было бы использовать для снижения нагрузки на судебную систему.

«Любое упрощение судопроизводства воспринимается на ура»

CNews: Изучаете ли вы зарубежную практику применения цифровых технологий?

Сергей Никитин: Конечно. К слову, недавно я был во Франции на семинаре, который проводился на базе Парижской школы нотариусов. Они уже давно перешли на электронные носители в нотариальной деятельности, крайне редко прибегая к бумажным аналогам. И нотариусы направляют, допустим, в налоговые органы уже не бумажный, а электронный документ.

В плане судопроизводства интересен опыт Испании, где распространена практика электронных документов и издания электронных судебных актов. Там же процессы записываются на видео — у судьи на столе установлена камера. Участник заседания может в специальном автомате купить запись на диске за несколько евро.

CNews: Как происходит идентификация того, кто покупает запись?

Сергей Никитин: Там есть определенная система допуска, а сам аппарат находится в здании суда. Кстати, и для практикующих юристов важно наличие таких электронных возможностей. Это полезно даже в образовательных целях.

CNews: У них можно обратиться в суд с электронными документами?

Сергей Никитин: С определенными видами документов, но не со всеми.

CNews: Как насчет реализации такой практики в России?

Сергей Никитин: Я не думаю, что эта практика в мире-то широко распространена. С развитием технологии распределенных баз данных, по мере ее юридического регулирования, возможно, появятся истории с массовым применением электронных документов и доказательств. Конечно, потребуется отдельный регламент для ведения соответствующих баз данных, контроля ввода первоначальных данных. Это все нуждается в отработке.

CNews: Вы упоминали о системе электронного правосудия, которая внедряется в Москве. Как отзываются о ней судьи, которые проходят у вас повышение квалификации?

Сергей Никитин: Они позитивно относятся к тенденции упрощения производства по несложным делам.

CNews: Есть ли среди судей противники подобных нововведений?

Сергей Никитин: Нет. Сейчас в судебной системе очень высокие нагрузки, колоссальное давление в части соблюдения сроков рассмотрения дел. К примеру, в Арбитражном суде города Москвы ежегодно рассматривается более 200 тыс. дел силами примерно 160 судей. Можете себе представить нагрузку на судью? Поэтому любое упрощение с помощью информационных систем будет восприниматься положительно.