Статья

Внешэкономбанк: Скоро мы объявим о сделках в области искусственного интеллекта, уберизации, квантовых технологий, биотеха

Интеграция ИТ в банках
мобильная версия

Четвертая промышленная революция задает основные тренды развития всех отраслей экономики. Чтобы быть в авангарде, нужно уметь предугадывать проблемы, с которыми человечество столкнется в ближайшие пять-десять лет и уже сейчас инвестировать в создание инструментов для их решения. В такие проекты готовы вкладывать средства не только российские, но и зарубежные фонды из Европы и Азии. О новых горизонтах, которые открывает Индустрия 4.0, и особенностях инвестирования в инновационные проекты рассказывает глава «ВЭБ инноваций», советник председателя Внешэкономбанка Кирилл Булатов.

CNews: Сегодня многие говорят о четвертой промышленной революции, когда основной движущей силой экономики становятся данные. Вы разделяете подобный взгляд?

Кирилл Булатов: Его трудно не разделять, потому что четвертая промышленная революция не просто стучится в дверь, она уже смогла поставить ногу в дверной проем. Мы видим новые возможности использования больших данных, 3D-принтинга, других технологий, которых раньше не было. У нас на глазах рождаются новые подходы к конструированию, проектированию, создаются новые бизнес-модели — мир меняется.

Вновь созданная компания Внешэкономбанка «ВЭБ инновации» является единым окном по всем инновациям группы, например, блокчейн или квантовые технологии. Мы видим, что в ближайшие 5-10 лет сможем достичь если не первого места, то стать одним из лидеров, которые этими технологиями занимаются. Мы идем по пути создания центров компетенций или технологических центров, которые будут ставить себе большие задачи. Например, создать квантовый компьютер 50 или 100 кубитов. Эта цель достаточно амбициозная, возможно, и невыполнимая. Но на пути к ней у нас появится много компаний и, соответственно, продуктов, которые смогут выйти на рынок. Таким образом мы станем или, скорее, мы уже есть активные участники четвертой промышленной революции.

CNews: Вы немного рассказали про развитие молодых технологий. А как изменятся привычные нам направления: операционные системы, ERP-системы и так далее?

Кирилл Булатов: Мы уже можем наблюдать эти изменения. Например, в системах, связанных с набором персонала, активно используются большие данные, автоматизированный сбор информации из соцсетей. Возникает более четкое профилирование и, соответственно, отсев тех, кто не подходит ценностям компании. Раньше это делали HR-менеджеры вручную, сейчас же большую часть рутинной работы можно снимать.

Кирилл Булатов: Мы будем видеть направления, которые станут нужны рынку через 2, 3, 4 или даже 10 лет

Большие данные используются при подготовке к принятию решений. Появилось очень много информации разной степени структурированности, особенно в последнее время. Сейчас с помощью искусственного интеллекта или машинного обучения мы научились обрабатывать эти данные. Раньше это были огромные библиотеки, и для работы с ними нужен был специалист, который понимает проблему и может найти определенный тип данных. Сейчас при грамотной настройке и при использовании технологий время принятия решений можно снижать очень существенно, при этом улучшая их качество. Вот, наверное, самое важное, что создается в этом направлении.

CNews: Какие новые модные технологии сейчас наиболее актуальны с точки зрения фонда? Что является передним краем и какие проекты в связи с этим вам наиболее интересны?

Кирилл Булатов: Модных направлений много. Но мы, наверное, ориентируемся не на моду, а на долгосрочную перспективу. Мода обычно приходит, когда самое интересное уже было сделано. Есть даже поговорка на инвестиционном рынке: если вы в тренде, то вы уже проигрываете, потому что все сливки, самое вкусное, уже было собрано. Но мы видим перспективы в применении блокчейна, квантовых технологии, в использовании и развитии конвергентных технологий, искусственного интеллекта в самом широком понимании, скорее даже AI как интеллектуальные технологии. Во все эти направления мы собираемся инвестировать, создавать новые компании, но работать не только с тем, что к нам пришло, но и с тем, что мы сами сможем создать. Мы будем видеть направления, которые станут нужны рынку через 2, 3, 4 или даже 10 лет, инвестировать в них сегодня, чтобы подойти к моменту, когда они понадобятся, с готовым решением.

CNews: Как вы восприняли программу «Цифровая экономика», что вы о ней думаете?

Кирилл Булатов: Программа «Цифровая экономика» — это новая инициатива, в которой мы принимаем активнейшее участие. Например, являемся одним из учредителей автономной некоммерческой организации «Цифровая экономика». Также входим в состав наблюдательного совета и будем участвовать в рабочих группах центров компетенций. Мы уже начали активную работу по технологическим заделам, взяли на себя обязательства по подготовке определенного ряда документов, например, по использованию распределенного реестра и изменению нормативной базы. Мы участвовали в двух заседаниях по подготовке и сейчас приступаем непосредственно к реализации данной программы. Я думаю, что эта инициатива, как и многие другие, должна изменить мир, в котором мы живем. Она объединяет не только государственных игроков, как, например, Внешэкономбанк, но в основном создана снизу, если так можно выразиться, частными игроками рынка. Если посмотреть на состав учредителей, то практически все они являются частными компаниями, многие из них котируются на бирже.

Я думаю, что программа «Цифровая экономика» отражает непосредственно сам рынок, то, куда мы уже идем. Она отражает стремление, в том числе и государства, к поддержке и трансформации общества – то, чем мы все вместе и занимаемся. Все однозначно понимают, что мир меняется, и все мы должны принимать в этом активное участие. Не только пассивно смотреть, но и делать шаги для того, чтобы изменения были в лучшую сторону.

CNews: Расскажите подробнее о деятельности фонда.

Кирилл Булатов: В конце июня мы создали отдельную компанию «ВЭБ инновации» в форме общества с ограниченной ответственностью, и она начинает именно инвестировать. Старая – с тем же названием – переходит в другую форму и будет заниматься проектами, связанными с блокчейном.

Инвестиционный мандат новой компании никак не ограничен ни по сумме, ни по направлениям. Раньше ограничение было – только сколковские проекты. Сейчас это компания с мандатом действия по всему технологическому и географическому спектру, не ограничиваясь даже Россией. Да, у нас есть приоритеты, как я уже говорил, квантовые и конвергентные технологии, интеллектуальные системы. Но и другие направления точно также рассматриваются – мы создаем большое количество фондов. Как раз в этом-то и заключается одно из двух главных отличий. Мы не работаем с тем, что есть, а фактически даем задание на решение проблемы и готовы обеспечивать финансирование сформировавшимся командам.

Например, с китайцами мы уже подписали обязывающие бумаги почти на два миллиарда долларов, частная индийская компания тоже подписала с нами на 200 миллионов долларов инвестиций. Таких объемов на российском рынке еще не было, и это самое начало. Я уверен, что нас ждет развитие, потому что есть дополнительные запросы по вхождению в совместные проекты от европейских и азиатских инвесторов.

CNews: То есть фонд с коллегами из Китая уже создан, но проектов еще нет?

Кирилл Булатов: Фонд формируется. У нас уже фактически готов на первое время пайплайн. Я думаю, в течение следующих двух месяцев мы начнем объявлять о сделках в области искусственного интеллекта, уберизации, квантовых технологий, по бионаправлению и так далее. Но пока они не заключены, подробности рассказать не могу. Скажу только, что по объемам это будут цифры от 50 до 500 миллионов рублей.

CNews: А есть какой-то план на этот год: сколько сделок, каков порядок сумм? На следующий год?

Кирилл Булатов: Есть задачи, которые мы хотим выполнить, и есть ресурсы, которыми мы обладаем. Устанавливать цель по количеству сделок или по сумме денег, наверное, не стоит. Тогда будет искажаться модель действий: мы будем стараться выполнить KPI в ущерб качеству. Это как раз то, чего не хочется делать.

CNews: Сколько проектов в 2016 году поддержали «ВЭБ инновации»?

Кирилл Булатов: Всего «ВЭБ инновации» старой реинкарнации проинвестировали 16 проектов, в том числе несколько из области ИТ. Разными механизмами и инструментами, но в целом я бы назвал это инвестициями.

CNews: А какие инструменты планирует использовать новый фонд?

Кирилл Булатов: Мы будем использовать весь возможный спектр. Это и вхождение в капитал, и обеспечение займами, и так далее. Наша задача обеспечить компании возможностями, чтобы они стали успешными.

CNews: Я правильно понимаю, что это будет история не только про ИТ?

Кирилл Булатов: Совершенно верно. Все-таки инвестиций в информационные технологии достаточно много, в том числе венчурных фондов. Их, конечно, не сотни, как за рубежом, но они есть. Мы будем продолжать инвестировать в ИТ, но с прицелом на какую-то масштабную идею. Как я уже сказал, те же квантовые технологии. Если смотреть на них исключительно как на вычисления или криптографию — это ИТ. Если смотреть как на точку улучшения качества жизни, то, возможно, это будет предиктивная медицина — то есть другая отрасль. Спектр применения информационных технологий достаточно широк: медицина, космос, энергетика, где угодно.

Если мы создадим датчик на основе квантовых технологий, то понадобится программное обеспечение, которое будет либо снимать информацию с этого датчика, либо управлять этим датчиком, чтобы он что-то мог изменить. Искусственный интеллект, большие данные, которые позволят предупредить о поломке. Поэтому однозначно мы будем продолжать в ИТ-направлении.

CNews: Как показывает практика и «Сколково», и «ВЭБ инноваций», на ИТ обычно приходится больше всего проектов. Здесь сохранится такая тенденция?

Кирилл Булатов: Если говорить про Сколково по количеству поддержанных проектов, ИТ-кластер последние годы был далеко не на первом месте. Конечно, по размеру кластера, по количеству компаний внутри он был самым большим, но в последний год биокластер вырвался гораздо дальше вперед. Если брать «ВЭБ инновации», то ИТ, как я и сказал, будут присутствовать в большом количестве проектов. Но еще раз повторюсь, мы будем ориентироваться не на проект, решающий сегодняшнюю проблему, а на то, что позволит нам достичь гораздо более масштабной цели. Мы готовы подождать несколько лет, зато, когда проблема возникнет в будущем, у нее будет решение.

CNews: Расскажите о конкурсе по привлечению молодых специалистов, который вы запустили совместно с НТВ.

Кирилл Булатов: «Идея на миллион» — это большое, масштабное шоу, которое проходит в рамках федерального конкурса, главный приз — 25 миллионов рублей. Уже поступило более 500 заявок на участие. Экспертный совет начал их оценивать – насколько они подходят для первого сезона. Мы смотрим на проект как на программу, которая будет идти в течение многих сезонов. Она должна расширяться, масштабироваться, в нее войдут другие партнеры, причем не только с точки зрения финансов. Они будут помогать нам выводить на рынок компании, которые приходят со своими идеями. С помощью этого шоу мы хотим создать определенную экосистему. Так мы покажем всей России, что инновации – это на самом деле круто. Инновации позволяют не только заниматься любимым делом, но еще и зарабатывать деньги. Так что «Идея на миллион» — не разовая акция.

CNews: А зачем этот проект нужен «ВЭБ инновациям»?

Кирилл Булатов: Мы используем это шоу в том числе для увеличения воронки проектов, которые поступают на рассмотрение в «ВЭБ инновации», потому что непосредственно являемся инвесторами. Мы выбираем те проекты, которые позволят через несколько лет выйти с решением какой-либо проблемы на определенный рынок, в них инвестируем и позволяем запускаться в рамках группы компаний. Потому что мы большая группа и точно так же являемся большим потребителем инноваций.

CNews: Если зайти на сайт, создается впечатление, что шоу – скорее побочное явление, а в целом это конкурс для молодых коллективов, которые могут подать заявки, получить средства и плюс поучаствовать в шоу.

Кирилл Булатов: Нет, как раз деньги можно получить только за счет непосредственного участия в шоу и победы в нем. Конечно же, члены жюри все также инвесторы, и, наверняка, кто-то из них захочет вложиться в какой-либо проект еще в промежуточном этапе шоу. И я очень надеюсь, что один или два, или три, или десять членов жюри встанут и скажут: «Мне нравится этот проект, я даю вам деньги сегодня».