Статья

ИТ-стратегия Русской православной церкви

Интеграция
мобильная версия
, Текст: Павел Лебедев

В современном обществе не осталось сфер жизни, которые бы не затронули информационные технологии. Церковь не является исключением, хотя уровень организации ИТ здесь пока значительно ниже, чем в коммерческих и государственных структурах. Заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе рассказал CNews, чем была обусловлена децентрализованная схема управления ИТ-инфраструктурой в РПЦ, почему в России не нужен православный сегмент сети интернет, а также предостерег от использования ИТ для реализации идей трансгуманизма.

CNews: Какую роль ИТ играет в деятельности Русской православной церкви?

Вахтанг Кипшидзе: Мы говорим о том, что Русская православная церковь отделена от государства, но не отделена от общества. События в обществе оказывают влияние на то, как Церковь осуществляет свое служение, хотя цель этого служения остается неизменной: свидетельство о христианской истине и забота о том, чтобы каждая христианская душа нашла путь к спасению. Поскольку современное общество носит информационный характер, РПЦ не может игнорировать информационные технологии. Как в свое время святой апостол Павел выходил на римские форумы, чтобы быть услышанным, так и современные преемники апостольской власти призваны появляться там, где их слово может быть услышано. ИТ – это средство, чтобы донести свое слово.

Раньше нас часто спрашивали – греховен ли Интернет? На самом деле, вопрос не в том, пользоваться сетью или нет, а в том, как пользоваться. Любой предмет, начиная от кухонного ножа или вилки, может быть использован как по назначению, например, чтобы отрезать кусок хлеба, так и не по назначению, например, воткнуть в глаз соседу.

Резюмируя, любая технология может быть использована во благо, поэтому мы используем ИТ в той мере, насколько это способствует нашей цели христианского служения. В то же время, существуют технологии, которые, к сожалению, заведомо могут быть использованы для разрушения человеческого достоинства. Если задача технологии – поглотить сознание человека, лимитировать его общение виртуальным миром, лишить красоты созерцания Божьего мира, живого человеческого общения – то, увы, это уже не средство, а ловушка для свободы человека.

CNews: Как сложилась децентрализованная модель управления ИТ? Был ли такой подход осознанным выбором?

Вахтанг Кипшидзе: Церковь состоит из приходов – общин верующих, каждая из которых собирается в своем храме. Мы все едины в литургическом общении, но при этом каждый приход уникален. С хозяйственной точки зрения каждый приход является независимым юридическим лицом, в ведение которого входит, в том числе, закупка свечей, просфор, а также организации веб-сайта с расписанием богослужений, воскресной школы и так далее. Таким образом, сама структура церковных общин предполагает децентрализованный подход к организации ИТ.

Уровень проникновения ИТ в церковно-приходскую жизнь крайне неравномерен, хотя в целом мы видим осознание пользы, которую приносят информационные технологии. В то время как одни приходы только приступают к созданию сайта с базовой информацией, другие уже выпускают мобильные приложения, пользователи которых могут в режиме реального времени получать push-уведомления о новостях приходской жизни или изменениях в расписании. В некоторых приходах мы можем встретить такие немыслимые раньше вещи, как система удаленного управления колокольным звоном.

Кроме приходов существует ряд общецерковных институтов, например, отдел внешних церковных связей, отдел по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, отдел по делам молодежи и так далее. Каждый из них реализует собственную модель в вопросах развития ИТ и присутствия в интернет-пространстве.

Вахтанг Кипшидзе: РПЦ не может игнорировать информационные технологии

Техническая координация со стороны центрального аппарата РПЦ сведена к минимуму. Каждая епархия должна иметь собственный веб-сайт, однако мы не определяем, на какой платформе и с применением какого языка программирования он должен быть реализован. Единственный элемент централизации – это счетчики посещаемости, установленные на епархиальных сайтах. Мы также думали о реализации аналогичных счетчиков для приходских сайтов, однако поскольку приходов насчитывается около 30 тысяч, данный проект пока сложно реализуем технически.

CNews: Существуют ли в отдельных епархиях отделы, ответственные за ИТ ? Московский Патриархат как-то регламентирует работы таких органов?

Вахтанг Кипшидзе: Как таковых ИТ-департаментов, занимающихся техническими аспектами ИТ, нет. Однако во многих епархиях созданы информационные отделы, которые отвечают за взаимодействие со СМИ, публикацию новостей и поддержку веб-сайта. В рамках этих отделов могут быть представлены люди с соответствующим профильным образованием и связями, что позволяет им реализовывать более сложные ИТ-проекты, например, внедрение специализированного ПО для учета пожертвований. Однако создание отдельных ИТ-департаментов в рамках епархий не представляется разумным, так как это не соответствует масштабу задач, стоящих перед ними. Таким образом, как правило, ответственный за ИТ сотрудник определяет задачи, однако непосредственные работы осуществляются силами аутсорсинговой компании.

Аналогичная схема реализована в общецерковных департаментах. Например, в отделе по связям Церкви с обществом и СМИ есть системный администратор, который отвечает за поддержку сайта, а также координирует комплекс задач, связанный с привлечением ИТ-аутсорсеров. Как правило, вначале возникает необходимость в создании представительства в сети, однако по мере роста потребностей в ИТ круг задач системного администратора сайта расширяется за счет реализации других ИТ-проектов.

CNews: Планируется ли менять данную схему работы?

Вахтанг Кипшидзе: Насколько мне известно, никаких изменений на данный момент не планируется.

CNews: Есть ли у РПЦ в собственности собственные вычислительны мощности, дата-центры, или ИТ-ресурсы берутся в аренду?

Вахтанг Кипшидзе: Собственных дата-центров в собственности РПЦ нет, а вопросы выделения необходимых ресурсов, например, виртуальных серверов, решаются в рамках диалога с компаниями, предоставляющими такие услуги.

CNews: Важное место в ИТ-инфраструктуре церкви занимает проект prihod.ru – конструктор сайтов и сеть веб-ресурсов. Какое участие РПЦ принимает в реализации этого проекта?

Вахтанг Кипшидзе: Проект prihod.ru представляет собой бесплатную платформу, которая востребована церковными организациями, которые не могут позволить себе коммерческое решение. Существует множество приходов, для которых создание сайта с помощью привлечения специалистов своими силами, это неподъемная задача. В настоящий момент в системе зарегистрировано 25 тысяч сайтов. При этом prihod.ruэто частный некоммерческий проект, с которым РПЦ поддерживает дружеские и партнерские отношения. Важно отметить, что регистрация в системе не является обязательной, в каждом приходе решение принимается самостоятельно – мы поощряем присутствие в сети, но не регламентируем техническую платформу.

CNews: На какой платформе реализованы сайты центральных органов РПЦ, например, отдела по взаимодействию Церкви с обществом и СМИ?

Вахтанг Кипшидзе: Мы используем собственные серверы, расположенные в наших помещениях. В настоящий момент нас устраивает их производительность, поэтому переход на облачную модель (аренду серверов в удаленном ЦОД) не планируется.

CNews: Есть ли ИТ-системы, внедренные по всей вертикали церковных организаций?

Вахтанг Кипшидзе: Решений, внедренных по всей вертикали организаций, нет, однако в отдельных департаментах и епархиях внедрены сложные ИТ-решения. Например, в центральном аппарате Московской патриархии внедрена система электронного документооборота, однако я не могу организацию, являющуюся поставщиком ПО.

CNews: Существует ли централизованная процедура закупок ПК для церковных организаций и каков объем парка компьютеров?

Вахтанг Кипшидзе: Центральный аппарат Церкви насчитывает полтора десятка организаций (входящих в Высших церковный совет), каждая из которых эксплуатирует парк из нескольких десятков машин. Закупка и поддержка компьютеров осуществляется каждой из таких организаций в индивидуальном порядке.    

CNews: Какова официальная позиция Церкви относительно организации онлайн-богослужений? Допускается ли совершение таинств (например, крещение, венчание, причащение, покаяние и отпущение грехов) дистанционно/онлайн?

Вахтанг Кипшидзе: В отличие от других сфер жизни, которые плавно перетекают в виртуальное пространство, задачи виртуализации церковного служения не стоит. Наоборот, все, что делает Церковь в виртуальном пространстве, должно иметь выход в реальный мир – мы призываем человека ко Христу, чтобы он воссоединился с ним в церковных таинствах, прежде всего, в евхаристии, то есть причащении. Таинство евхаристии никогда не совершалось и не будет совершаться в виртуальном пространстве. Мы рассматриваем перенос таинств в виртуальную среду как искажение их смысла и даже надругательство. Конечно, можно смотреть трансляцию богослужения онлайн, но чтобы непосредственно принять участие в таинстве, например, исповедоваться или причаститься, необходимо прийти в храм. Даже молитва человека, который будучи в болезни не способен посетить храм, не может заменить участие в таинстве.

CNews: Тем не менее, существуют мобильные приложения, которые позволяют отправить просьбу, например, о поминовении усопших с возможностью пожертвовать деньги храму. Как Церковь относится к подобным сервисам?

Вахтанг Кипшидзе: Просьбу помолиться допустимо передать любым техническим путем – и позвонив по телефону, и через SMS, и с помощью мобильного приложения. Однако просьба не заменяет молитву, а религиозная жизнь не сводится к передаче записок через электронные сервисы. Если человек хочет двигаться по пути спасения, то это предполагает полноценное участие в таинствах Церкви.

Я бы еще хотел отметить, что в этой сфере появилось множество мошеннических приложений, пожертвования через которые не доходят до предполагаемых адресатов. Например, нам известен такой сервис как «РПЦ-онлайн», занимающийся сбором средств в пользу ряда храмов, который не имеет отношения к официальной Церкви. Таким образом, уже само название сайта вводит добропорядочных людей в заблуждение.

CNews: Есть ли у вас планы по разработке общецерковных официальных приложений?   

Вахтанг Кипшидзе: Такие планы существуют, но готовых разработок пока нет. Цель проекта заключается в оптимизации внутрицерковных коммуникаций – РПЦ большая организация, и для нас важно оперативно получать информацию о том, что происходит на епархиальном уровне. Пользоваться приложением смогут как архиереи, так и прихожане, которые также являются составной частью Церкви. В настоящий момент мы определяем наиболее подходящий формата и консультируемся с возможными разработчиками.

В рамках частных разработок уже существует большое количество мобильных сервисов, через которые доступны православные календари, молитвословы, душеполезная литература. Также доступен ряд «ведомственных» приложений, например, такая разработка есть у миссионерского отдела, но общецерковных приложений пока нет. 

CNews: Регулярно появляются инициативы по созданию специализированных интернет сервисов: православные поисковики, мессенджеры, социальные сети. Насколько создание таких сервисов необходимо с точки зрения официальной церкви и как РПЦ участвует в подобных проектах? Например, соцсеть и мессенджер «Елицы», соцсеть «Православные», поисковики «Искомое» и «Рублев», энциклопедия «Древо». На ваш взгляд, есть ли необходимость в создании изолированного «православного сегмента» сети интернет»? 

Вахтанг Кипшидзе: Мы сами не занимается разработкой подобных сервисов, но не препятствуем частным инициативам, направленным на создание сегментированных продуктов. Упомянутые вами проекты это нишевые ресурсы. Например, «Рублев» ориентирован на поиск информации специального, религиозного характера. Социальная сеть «Елицы» создает пространство для общения внутри церкви с привязкой к конкретным приходам и священнослужителям. Важным отличием является то, что в других соцсетях пользователи не проходят верификацию и выдавать себя за священника может кто угодно.

Но наличие таких нишевых ресурсов  не означает, что Церковь ставит своей целью замкнуться в информационном гетто. Например, в 2015 году мы достаточно успешно запустили страницу Святейшего Патриарха в сети «ВКонтакте», на которую подписались несколько сот тысяч человек. Мы готовы работать как в заведомо менее конфликтном пространстве социальной сети «Елицы», так и дискутировать с теми, кто ставит острые вопросы на тему религии, на площадках традиционных соцсетей.

CNews: Может ли вы рассказать о случаях необычного использования ИТ в деятельности Церкви?

Вахтанг Кипшидзе: В некоторых храмах существует такой сервис, как «автоматизированная колокольня», когда при нажатии кнопки в смартфоне колокола с помощью специальных датчиков исполняют заданную мелодию.  Еще один интересный проект – это распознавание икон с помощью мобильного телефона: пользователь наводит камеру телефона на икону и в режиме онлайн получает информацию, кто на ней изображен, когда она была создана и так далее.

CNews: Какие вызовы с точки зрения Церкви принесет дальнейшее развитие ИТ?

Вахтанг Кипшидзе: Информационные технологии остаются средством, пока они не несут угрозу достоинству человека, то есть превращают его из пользователя в объект.  Я имею в виду модную сейчас теорию трансгуманизма, которая утверждает, что возможности человека можно расширить за счет вживления имплантов или подсоединения его как биологического объекта к единому информационному пространству. На наш взгляд, технологии, которые искажают человеческую личность, являются недопустимыми. Человек создан по образу и подобию Божиему и должен оставаться человеком, а не превращаться в биообъект для обкатки новых технологий.  

CNews: Существует эксперименты, когда полностью парализованным больным вживляют электрический провод в мозг. После некоторой тренировки такие пациенты могут усилием мысли передвигать курсор по экрану, набирать текст на виртуальной клавиатуре монитора, и таким образом общаются с внешним миром. В данном случае использование ИТ тоже является недопустимым?

Вахтанг Кипшидзе: Думаю, каждый случай следует рассматривать индивидуально. На мой взгляд, такое использование допустимо, так как в данной ситуации ИТ не изменяет человека, а лишь восполняет недостатки, которые человек приобрел в результате несчастного случая, аварии или болезни. Аналогичным способом используются кардиостимуляторы для поддержания работы сердца. 

Павел Лебедев