Статья

ИТ-стратегия 2017: отрасль накануне больших перемен

Бизнес Интеграция Конференции
мобильная версия
, Текст: Павел Притула

Аналитики рассказывают, что, по опросам ИТ-директоров компаний, 60% из них ясно понимают термин «цифровая трансформация бизнеса». Сегодня это, пожалуй, самый громкий тренд, который компании включают в свои стратегии развития ИТ. Но насколько едино это понимание и насколько оно соответствует определениям, которые дали ИТ-гуру в своих книгах по этой теме? Участники конференции «ИТ-стратегия 2017: новые тренды», организованной CNews Conferences и CNews Analytics, скорее, не согласились с отчетами аналитиков. По их мнению, если мы развиваем ИТ, внедряем инновации – для нас это и есть цифровая трансформация. И для каждой компании она имеет свое содержание.

Одна из проблем «цифровой революции» заключается в том, что к ней пока не готовы вендоры: мы берем лучшие практики из Европы и Америки, но оказывается, что они относятся к прошлому веку. Пока что цифровизация более или менее заключается в фокусировании ИТ и бизнеса на клиенте: «Прийти к нему со своим мобильным приложением и остаться навсегда». Это, конечно, не решает задачу, говорили участники конференции. Но и заказчики не готовы: они способны поставить на каждый агрегат датчики, собрать с них информацию, но что конкретно с ней делать, они не знают точно так же, как и поставщики технологий. Поэтому сейчас каждый решает стратегические задачи самостоятельно.

Обязательная программа

Пожалуй, один из немногих общих для бизнеса, «предопределенных» путей развития ИТ – импортозамещение. Сегодня он охватывает настолько большое число организаций, что ключевые российские вендоры испытывают серьезный подъем. Так, по итогам 2016 г. рост продаж «1С:Предприятие 8» в 2016 г. составил 15,5% в рублевом исчислении. Это средний показатель, включающий продажи лицензий (рост на 13%), а также подписок и сервисов (18%). Об этом заявил директор по ERP-решениям «1С» Алексей Нестеров. «Один из ключевых факторов роста – тенденция замещения иностранного ПО российским, в первую очередь из-за высокой стоимости владения западными системами, – говорит он. В 2016 г. мы отметили 191 случай выбора «1С» вместо «тяжелого» зарубежного ERP-решения и 26 случаев миграции с иностранных «тяжелых» систем на нашу».

По словам представителя компании, важную роль в росте продаж сыграли особенности архитектуры «1С:Предприятие 8», построенная на ней система приложений (более 1000 тиражируемых прикладных решений) и более 6700 партнеров «1С:Франчайзи», которые могут внедрять эти решения. На языке платформы «1С:Предприятие» сегодня программируют более 300 тыс. специалистов. Сочетание этих факторов, по его словам, позволяет внедрять «1С:Предприятие» быстро и во многих организациях. На сегодняшний день платформа охватывает более 5 млн пользователей в более чем 1,5 млн организаций.

Причины отказа от иностранных ERP

Источник: 1С, 2017

Безусловно, хотелось бы видеть активное развитие российского программного обеспечения в «естественной среде», без экстремальных внешних воздействий – иностранных санкций и собственной политики изоляционизма. Но, пока мы живем в таких реалиях, нужно пользоваться имеющимися возможностями.

Для ИТ ключевыми факторами развития собственных технологий стали импортозамещение в информационной безопасности, сопровождение ПО для исключения рисков отказа в поддержке, сокращение издержек организаций и бюджетов, защита внутреннего рынка и снижение технологической зависимости. О роли импортозамещения в отрасли ИТ говорил и Евгений Кучик, генеральный директор «БОСС. Кадровые системы». По его убеждению, импортозамещение должно стать частью ИТ-стратегии любого предприятия, которое в сфере закупок руководствуется законом 44-ФЗ, и это должен быть конкретный план, хочется этого руководству, или нет. «В 1990-е годы мы упустили возможность развивать собственное системное, базовое ПО, а сегодня у нас нет возможности его срочно создать, – добавил Евгений Кучик. – Идея выпустить весь стек ПО прямо сейчас ошибочна, но у нас есть замечательные конкурентоспособные конечные решения, в том числе корпоративные системы уровня High Class».

«Бизнесу не нужна ИТ-стратегия»

Такое мнение в той или иной форме высказали сразу несколько участников конференции – и оно вполне соответствует духу цифровой трансформации, ставшей лейтмотивом обсуждения. Одна из причин заключается в том, что, стремясь выделиться из общей массы, многие ищут в своих решениях что-то уникальное и подают его как несомненное преимущество. Но хорошо ли быть уникальным в области ИТ, где идет серьезная борьба как раз за стандартизацию, за разработку и предоставление массовых, качественных и понятных всем решений? Это в конце концов может привести к отказу компаний от формирования сложных ИТ-стратегий и переходу к потреблению ИТ как сервиса, но на новом уровне.

Владислав Беляев, ИТ-директор ГК «Черкизово», предложил задуматься над тем, уникальны ли мы, и подходит ли к ИТ «биржевой» термин «коммодитизация», то есть стандартизация потребительских свойств товара для его массовой продажи. «Действительно ли мы занимаемся чем-то необычным, или уже делаем рутинные операции со стандартным, взаимозаменяемым ИТ-товаром? Конечно, пока еще работать с ИТ-системами сложнее, чем производить типовые действия с зерном или металлами на бирже. Но и в ИТ ключевым фактором выбора систем становится цена, все более востребованы навыки «биржевого маклера», упрощается и ускоряется процесс принятия решений, и в результате мы видим, что уникальность перестает быть преимуществом», – считает Владислав Беляев. Этому способствуют развившиеся на рынке тренды: выросло новое поколение привычных к аутсорсингу, облакам и мобильности ИТ-директоров, сократилось число ключевых вендоров, больше игроков стало на рынке интеграции и консалтинга, упростились технологии до такой степени, что на «низком уровне» ИТ уже стали «коммодити». И, наконец, бизнес и пользователи привыкли к простым решениям.

«Как это отразится на будущих ИТ-стратегиях? – рассуждает докладчик. – Вендоры должны стать более клиентоориентированными и поставлять больше готовых решений, которые можно быстро развернуть на месте. Для заказчиков это означает снижение роли ИТ-директоров в компаниях, они уже не будут такими незаменимыми инноваторами, меняющими бизнес. Уже сейчас в крупнейших телеком-компаниях ИТ-блоки вошли в состав технических блоков. И бизнесу не нужна будет ИТ-стратегия. У него есть цель, а ИТ станет только одним из инструментов для ее реализации».

Нужна ИТ-стратегия или нет, каждая компания решает сама в зависимости от своей зрелости и потребности в нестандартных ИТ-решениях. Крупные промышленные предприятия со специфическими процессами далеко не всегда могут использовать «коробочные» решения, и для них еще какое-то время будут производиться уникальные продукты. Они дороги, но необходимы, потому что даже предприятия, которые еще не стали ИТ-зависимыми, получают от технологий значительные измеримые выгоды.

«По самым последним оценкам, озвученным на World Economic Forum, цифровая трансформация в металлургии и горной добыче способна дать экономию в размере 3-4% оборота в год, – рассказал вице-президент по ИТ холдинга «Евраз» Артем Натрусов. – Они же помогут сократить производственный травматизм на 20% и гибель людей на производстве на 10%, а это один из важнейших приоритетов в промышленности». Ключевым вопросом применения технологий и получения выгоды от них CIO «Евраза» считает их зрелость. Наиболее перспективными сегодня являются индустриальная аналитика, развитие экспертных систем в направлении машинного обучения и кибернетических моделей, промышленный интернет вещей и новые технологии информационной безопасности. Каждая из этих технологий помогает получить эффект на совершенно конкретных производственных переделах при конкретных операциях, главное – понимать, как их использовать и нарабатывать опыт. Например, на «Евразе» индустриальная аналитика позволила идентифицировать ложные срабатывания датчиков метана в угольных шахтах, повысить выход ванадиевого шлака в конвертерном производстве и предсказывать дефекты стальных плит-слябов.

Элементы ИТ-стратегии «Евраза»

Источник: Евраз, 2017

Представитель Райффайзенбанка Лев Южаков вообще назвал свою презентацию «Больше нет стратегии ИТ – есть стратегия банка». Он напомнил участникам классическую претензию бизнес-заказчика к ИТ-службе: «Вы стоите очень дорого, делаете медленно и у вас постоянно что-то ломается». В обычной жизни все проблемы немедленно эскалируются бизнесом до уровня CIO, который вынужден разрываться между множеством текущих задач. И, наконец, общепринятые отношения с вендорами и интеграторами по внедрению и поддержке ИТ-систем, совершенно не способствуют развитию экспертизы внутри компании, потому что свои айтишники в принципе не понимают, как все работает и как, например, интегрировать имеющиеся системы с новой.

Примерно в таком ключе жил и Райффайзенбанк, регулярно разрабатывая классическую ИТ-стратегию: как упростить ИТ-архитектуру, как оптимизировать персонал и бюджет, и как по запросу бизнеса повысить эффективность ИТ в целом. Но за последние три года служба ИТ банка пересмотрела свой взгляд на стратегию и полностью ее переработала.

В первую очередь изменился подход к разработке стратегии. Если раньше над ней работали 6 человек в департаменте, то в этот раз было привлечено намного больше людей – даже были организованы дискуссионные площадки, в которых участвовали около 100 сотрудников ИТ. Во-вторых, изменилась сама суть стратегии. В ней, конечно, остались традиционные блоки, посвященные технологиям, финансам и ИТ-культуре, но и добавились разделы, которые изменили работу банка с ИТ в целом. Это – Agile (совместные команды ИТ и бизнеса, отвечающие за продукт в целом), модернизация архитектуры и инновации. «Изменение подхода к развитию ИТ привело к перевороту в отношениях в банке. Раньше мы работали по запросам бизнеса, а сейчас вчерашние заказчики уже воспринимают нас как партнеров, понимающих, что и как нужно делать. Мы, в отличие от бизнеса, не консервативны, мы любим искать новое, анализировать, исследовать, и поэтому мы можем предлагать нашим партнерам в бизнес-подразделениях новые идеи».

Стратегия – искусство возможного

Биотехнологии – одно из наиболее ИТ-зависимых производств. И, хотя эта отрасль не так развита, как горнодобывающая промышленность или ТЭК, ей необходимо не меньше, а, может быть, и больше внимания в условиях растущей изоляции страны. Одна из таких компаний – BIOCAD – появилась в 2001 году, что по меркам отрасли – «юный возраст», учитывая, что это компания полного цикла, от поиска молекулы до производства фармпрепаратов. Ее участникам представил Евгений Почкаев, вице-президент по информационным технологиям и операционному развитию.


Евгений Кучик: Игнорировать импортозамещение не получится

Почему многие компании должны включать импортозамещение в свои ИТ-стратегии, и насколько это оправданно в области HRM-систем, рассказывает Евгений Кучик, генеральный директор «БОСС. Кадровые системы»

CNews: Что должны учитывать компании при разработке ИТ-стратегий?

Евгений Кучик: В вопросах выработки ИТ-стратегий многие организации сегодня сталкиваются со значительным влиянием внешних факторов. Регулятивные меры государства в области закупок ПО распространяются на все большее число организаций, достаточно вспомнить о расширении с 1 января 2017 года сферы действия федерального закона 44-ФЗ на государственные и муниципальные унитарные предприятия. Импортозамещение в области ИТ – это фактор информационной безопасности, фактор снижения рисков отказа в обслуживании, и, конечно, это фактор сокращения издержек организаций, имеющих финансирование из местных и федерального бюджетов. В итоге значительная часть предприятий страны никак не может игнорировать в своих ИТ-стратегиях этот вопрос, уже хотя бы потому, что должна иметь план импортозамещения.

Читать далее